Ребята, что вы можете сказать про платформу maltaoption.net

Лучший брокер бинарных опционов за 2020 год:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    Лидер среди всех брокеров бинарных опционов! Бесплатное обучение и демо-счет! Идеально для начинающих и средне-опытных трейдеров.
    Получите свой бонус за регистрацию:

Политика

Как журналисты, разоблачавшие коррупцию, Найем и Лещенко презирали украинских политиков. Поэтому они сами стали политиками.

Когда Сергей Лещенко учился в университете на Украине, он мечтал работать на телевидении и заниматься информационными программами. Его родители были советскими инженерами, вырос он в Киеве, где и учился на журналиста. Он хотел стать корреспондентом, работать в прямом эфире, но из-за не очень хорошей дикции говорил невнятно. В 2000 году после неудачной летней стажировки на местном новостном канале он узнал, что новое интернет-издание «Украинская правда» никак не может найти корреспондентов, так как за последние несколько недель оттуда уволились почти все работники, которые были недовольны низкой зарплатой и которым надоело давление властей. Собеседование с ним проходило в тесной и полупустой трехкомнатной квартире, где его встретил основатель и главный редактор сайта — 31-летний журналист Георгий Гонгадзе. В адрес Гонгадзе регулярно поступали угрозы от украинских чиновников из-за его антикоррупционных расследований. Электричества в квартире не было, так что Лещенко и Гонгадзе сидели в темноте. Через несколько минут, Гонгадзе сказал ему, что он уже может приступать к работе.

Через две недели после того, как Лещенко начал работать, Гонгадзе исчез. «Я думал, может, он загулял, ушел в запой, — вспоминал недавно Лещенко. — Наверное, познакомился с девушкой, уехал во Львов, а может, и в Грузию». Через два месяца тело Гонгадзе было найдено в лесу под Киевом. Он был обезглавлен, тело его было облито химикатами и обожжено. Лещенко никак не ожидал, что журналистика — это опасная профессия, но раз уж это так, то делать было нечего. «Пути назад не было», — сказал он.

В «Украинской правде» Лещенко остался работать вдвоем с Еленой Притулой — соучредителем сайта и издателем. «Он никогда не поднимал вопрос о своей собственной безопасности, — рассказала мне Елена. — Он просто молча и спокойно приходил на работу. Это было своего рода геройство». Лещенко быстро разобрался в запутанной схеме взаимоотношений между олигархами Украины и в тонкостях торговли природным газом. Он был «требовательным и строгим до занудства», вспоминает Притула, и отличался упрямством, непреклонностью и скрупулезностью, из-за чего был трудным собеседником, но блестящим журналистом. Со временем он стал ведущим на Украине журналистом, занимавшимся расследованиями. Сейчас ему 36 лет, он носит коротко подстриженную бороду, очки в массивной темной оправе, обычные рубашки и темные джинсы.

Контекст

Почему Украину не позвали на G20

Украина: мрачные кредитные прогнозы

500 лет Реформации и Украина

Сегодня 30.08.2020
Путь, который привел в журналистику Мустафу Найема, был, наоборот, отмечен случайностью. Он родился в Афганистане, где его отец был заместителем министра образования. Его мать умерла, когда он был маленьким, а в 1989 году, когда Мустафе Найему было восемь лет, его отец перевез семью в Москву, а затем — перед распадом СССР — в Киев. Найему 35 лет, у него укороченная борода-эспаньолка, густые черные брови и безукоризненно выбритая голова.

Ребенком Найем быстро освоил русский язык (с украинским было посложнее), но в школе он, как иммигрант, был изгоем. Хотя это компенсировалось его остроумием и обаянием. В Киевском политехническом институте он изучал авиационные и космические системы. После окончания института в 2003 году он не мог найти работу, поэтому работал в разных местах — играл в рок-группе на ударных и выступал на сцене экспериментальной театральной труппы. В 2004 году он начал работать политическим репортером в местном информационном агентстве. «Я обнаружил, что мне нравится добираться до сути вещей — вспоминает он. — Чтобы раскрыть все эти схемы и то, что происходит внутри». Вскоре он начал освещать одно из фундаментальных событий в жизни современной Украины.

На президентских выборах 2004 года Виктор Янукович, политик старой школы и «крутой парень» с сомнительной репутацией из промышленного региона на востоке страны, боролся против Виктора Ющенко — опытного номенклатурного политика, который выдвинул свою кандидатуру, дав тем самым понять, что будет стремиться к более открытому европейскому будущему страны. Во время предвыборной кампании Ющенко каким-то загадочным образом отравили диоксином, и его лицо покрылось страшными отметинами и рубцами. В ноябре по результатам выборов, которые многие считали фальсифицированными, Янукович был объявлен победителем.

Тысячи людей вышли с протестами на киевский Майдан — главную площадь, которая служит торговым и административным гражданским центром города. Вскоре после этого власти под давлением западных стран инициировали проведение повторных выборов, и на них победил Ющенко. «Оранжевая революция», как ее называют, ознаменовала собой период эмоционального подъема в посткоммунистической истории Украины — и шанс стать современным либеральным государством. «Это казалось волшебством, — рассказывал мне Лещенко не так давно, вспоминая о надеждах на новый режим. — Один уходит, на его место приходит другой — и все меняется».

Но в годы независимости Украины ее политическая культура утратила свою эффективность. В стране не удалось создать сильные институты, и вместо этого была сделана ставка на клановые связи среди богатых и влиятельных людей страны. И вскоре Ющенко уже проводил ту же олигархическую и клановую политику, от которой обещал уйти. Через полгода после его вступления в должность его спросили на пресс-конференции по поводу утверждений о том, что его 19-летний сын сорит деньгами в ночных клубах и гоняет по Киеву на автомобиле BMW стоимостью 120 тысяч долларов. Ющенко набросился на журналиста, опубликовавшего скандальную статью. «Веди себя, как журналист воспитанный, а не как киллер нанятый!», — сказал он, добавив, что велел сыну взять свои ресторанные счета и «бросить их журналисту в лицо».

Этим журналистом был Лещенко. Найем также присутствовал на той пресс-конференции. Двое молодых людей продолжали встречаться в тесных журналистских кругах Украины и в итоге решили вместе поработать над несколькими статьями. Они стали союзниками и близкими друзьями, и в тандеме их репутация и значимость только возросли. Благодаря своему самообладанию и умению вести остроумные беседы Найем был явной находкой для телевидения, где в качестве ведущего программы он вводил политиков в замешательство, используя свою природную непосредственность и обаяние. Савик Шустер, журналист который пригласил Мустафу Найема в качестве специального корреспондента для своего политического ток-шоу, вспоминает, что тот был мастером задавать провокационные вопросы: «„Ну и сколько денег вы украли вчера?“. И тому подобное». В 2020 году Найем вместе с друзьями и коллегами основал телевизионный канал «Громадське ТВ» и стал одним из его самых заметных корреспондентов. Это первое в стране независимое новостное агентство, которое работает без поддержки какого-нибудь олигарха или вмешательства со стороны государства.

Топ лучших площадок для торговли опционами на русском языке:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    Лидер среди всех брокеров бинарных опционов! Бесплатное обучение и демо-счет! Идеально для начинающих и средне-опытных трейдеров.
    Получите свой бонус за регистрацию:

Ющенко и его команда стали настолько неэффективными и настолько погрязли в скандалах, что на выборах в 2020 году Виктору Януковичу (тому самому злодею из избирательной кампании 2004 года) удалось победить харизматичного политика-популиста Юлию Тимошенко, которая известна своей политической хитростью и была одним из героев «оранжевой революции».

Возвращению Януковича к власти способствовал американский политтехнолог Пол Манафорт (Paul Manafort), который помог представить своего клиента в образе делового руководителя — не обязательно внушающего симпатию, но способного отрезвить страну после того катастрофического политического цирка, который устроили Ющенко и Тимошенко. Манафорт также посоветовал Януковичу воспользоваться существовавшими в стране разногласиями на географической и языковой почве и сыграть на недовольстве своего одного региона — русскоязычного Донбасса, расположенного на востоке страны. Тактику Манафорта Лещенко описал следующим образом: «Он попытался вызвать в украинском обществе раскол и воспользоваться им, чтобы набрать политические очки».

Янукович создал коррупционную машину, которая подчинялась ему и двум его сыновьям — систему, известную как «семья». Перекачивание богатств, которое уже давно определяло украинскую политику, вскоре достигло фантастических масштабов. Государственные таможенная и налоговая службы были превращены в инструменты по сбору феодальной дани, и Янукович использовал раздутые контракты по государственным закупкам для обогащения своих приближенных, практически не пытаясь скрывать коррупционный характер этих сделок. В 2020 году государство заплатило 400 миллионов долларов за морскую нефтедобывающую платформу, рыночная стоимость которой составляла 250 миллионов долларов, при этом разница, исчезла в карманах людей из ближайшего окружения Януковича. К 2020 году сын Януковича Александр, бывший стоматолог, уже управлял бизнес-империей, стоимость активов которой составляла 500 миллионов долларов.
Ничто так не олицетворяло вульгарность и наглость личной коррумпированности Януковича, как его резиденция Межигорье, которую он построил на площади 350 гектаров незаконно приватизированной земли под Киевом. Говорят, там было поле для гольфа, страусы и павлины, семейная православная церковь, музей с коллекцией автомобилей Януковича, а также пиратский корабль, пришвартованный к берегу реки, который использовался для проведения вечеринок и приемов. Лещенко написал десятки статей об этой системе и о лежавших в ее основе скрытых схемах и договорах. «Это был целый микрокосмос, по которому можно было понять, кем был Янукович как человек», — рассказывал он мне.

Найем был одним из немногих журналистов, которым удалось расспросить о Межигорье самого Януковича. В 2020 году во время одной из редких пресс-конференций он спросил: «Почему страна так бедствует, а у вас все складывается так хорошо?».

Янукович ответил, что очень устает, и у него мало времени, чтобы наслаждаться «прелестями жизни». Он неловко усмехнулся и сказал Найему: «Вы всегда говорите о моей семье. Хочу сказать вам, что я вам не завидую». Найем в ответ отшутился, не понимая, что в этих словах звучала угроза.

Ожидалось, что в политическом плане осень 2020 года будет для Украины размеренной и не очень интересной. Лещенко был в Вашингтоне на стажировке, которую финансировал американский Национальный фонд в поддержку демократии» (NED). Почти все наблюдатели — журналисты, политики и даже люди из ближайшего окружения Януковича — полагали, что Янукович, который не один год умело натравливал Запад и Россию друг на друга, оттягивая время и извлекая пользу с обеих сторон, подпишет долгожданное соглашение об ассоциации с Европейским Союзом и создании зоны свободной торговли. Для чиновников в Брюсселе плюсы договора были очевидны, но для Украины договор имел символическое значение, и споры вокруг него превратились в референдум о будущем страны. К тому же соглашение об ассоциации с Евросоюзом грозило нарушить планы российского президента Владимира Путина, который собирался объединить государства, расположенные у российских границ, в торговый союз под руководством Москвы. Западные чиновники настойчиво заявляли, что никакой конкуренции (между ЕС и Россией) за Украину нет. Но это было не так, и Россия заключила сделку, пообещав Украине кредит, ассигновав из российского ФНБ 15 миллиардов долларов на покупку украинских еврооблигаций и скидку на газ. 21 ноября Янукович заявил, что не будет подписывать соглашение с ЕС.
Найем был потрясен. Он считал, что его и людей его поколения лишили шансов на перемены; в кои-то веки показалось, что Украина после стольких лет колебаний раз и навсегда заявит о том, что ее будущее — это Европа, реформы и открытость. «Мы мечтали о чем-то, понимая, что мечтать, наверное, глупо, но все равно мечтали», — рассказывает он.

Он вдруг почувствовал, что быть журналистом и наблюдать все это со стороны невыносимо. Найем опубликовал пост в Facebook. «Ладно, давайте серьезно. Вот кто сегодня до полуночи готов выйти на Майдан? Лайки не считаются. Только комментарии под этим постом со словами „Я готов“. Как только наберется больше тысячи, будем организовываться», — написал он. Час спустя, он написал снова: «Встречаемся в 22:30 под монументом Независимости».

В тот вечер на площади собрались сотни украинцев. В течение следующих нескольких дней к ним присоединились еще тысячи. Хотя и другие призывали к демонстрациям, протесты (согласно историографии) начались благодаря посту Найема в Facebook.

Поначалу Найем помогал координировать протесты, организуя питание и нанимая охранников. Но когда на Майдане появились лидеры различных украинских оппозиционных движений, он решил вернуться к журналистской работе и освещать события на канале «Громадське ТВ». «Я всю жизнь писал про политиков, но стать политиком я не был готов», — сказал он. Он слушал речи, с которыми лидеры оппозиции обращались толпе. «У меня не было чувства, что люди, стоявшие на сцене, так уж отличаются от Януковича», — вспоминает Найем.

Находившийся в Вашингтоне Лещенко подозревал, что Майдан окажется «какой-то разовой демонстрацией», но каждый день смотрел прямую трансляцию из Киева в своем ноутбуке и засыпал Найема вопросами.

Революция Майдана приблизилась к своему завершению в конце февраля 2020 года, когда в течение нескольких дней вели огонь снайперы, а на улицах шли уличные бои между антиправительственными демонстрантами и бойцами «Беркута». Тогда погибло более 70 человек. Финальная стадия протестов и последние дни правительства Януковича остаются неясными. Майдан был бурей, усиливавшейся с течением времени и сметавшей на своем пути тех, кто пытался ее контролировать — Януковича, Путина, западных лидеров. В истории Майдана есть факты неудобные для всех сторон — от роли ультраправых элементов в борьбе со спецназом Януковича до попыток Путина подкупить Януковича в надежде, что тот сможет восстановить порядок. Западные чиновники были более осмотрительны, чем Путин. Хотя они не любили Януковича и симпатизировали либеральной оппозиции, ставшей олицетворением Майдана, они не предвосхищали события на случай если, на самом деле, победят те, кто был на их стороне.

Утром 22 февраля, всего лишь через несколько часов после того, как Янукович согласился провести досрочные президентские выборы в рамках договоренностей, достигнутых при посредничестве трех европейских министров иностранных дел, он бежал из столицы. Митингующие направились в Межигорье. В Вашингтоне Лещенко проснулся и увидел в своем ноутбуке, как по территории резиденции гуляют люди. В тот же вечер он вылетел в Киев.

На следующий день Лещенко и Найем отправились в Межигорье. Там собрались сотни людей и потешались, рассматривая многочисленные пошлые позолоченные «предметы роскоши», обнаруженные в резиденции — клюшки для гольфа с монограммами, бутылки водки с именем Януковича на этикетках, золотой слиток в форме батона. Активисты сушили в сауне документы, которые охранники Януковича перед бегством выбросили в реку. Наконец, два журналиста уселись на кровать в спальне Януковича и начали смотреть его DVD-диски — в том числе запись с видами участка на побережье Крыма, который он хотел приобрести.

На фоне этих бурных событий многие украинские институты и структуры перестали функционировать — в том числе и армия. В конце концов, Владимир Путин воспользовался беспорядками в стране. В Крыму начали появляться «зеленые человечки» — российские военнослужащие (что российские власти отрицали), готовившие условия для операции Кремля по аннексии полуострова. К середине апреля отряды сепаратистов, активизировавшихся под воздействием российской пропаганды, начали при содействии российских офицеров разведки захватывать населенные пункты на Донбассе. Затем началась война — конфликт, в ходе которого было убито около десяти тысяч человек, и который продолжается до сих пор в виде внезапных ожесточенных столкновений.

Только один олигарх открыто поддержал протестующих на Майдане — Петр Порошенко, известный как «шоколадный король». Он был миллиардером, превратившим свою кондитерскую фабрику в бизнес-империю, и (как это принято у олигархов) владельцем телеканала и других компаний. Он слыл трудоголиком и своего рода политическим хамелеоном — на протяжении многих лет он — вне зависимости от господствующего порядка — пристраивался и был при деле. При Ющенко он был секретарем Совета национальной безопасности и обороны Украины, а затем, при Януковиче — министром торговли.

Во время восстания новостная политика телеканала Порошенко была ориентирована на поддержку протестующих, и он финансировал их организационную деятельность. Он участвовал в революции Майдана ровно настолько, чтобы завоевать доверие общественности и при этом не нести ответственности за непопулярные решения, принятые во время кризиса. В мае он был избран президентом и создал свою собственную партию «Блок Петра Порошенко» для участия в запланированных на осень парламентских выборах. Учитывая распространенное по всей стране взяточничество и мнение общественности о том, что политики сплошь коррумпированы, его богатство, по сути, сыграло ему на руку. Севгиль Мусаева-Боровик, журналистка, ставшая в 2020 году редактором «Украинской правды», объясняла преобладавшие тогда настроения: «Он — миллиардер. У него уже есть все, что ему нужно».

После нескольких месяцев хаоса Найем был измотан и в июле 2020 года уехал в Калифорнию. Его приняли на ежегодную летнюю стажировку, которую проводит Стэнфордский университет для активистов, журналистов, предпринимателей и государственных служащих со всего мира. (Лещенко прошел такую стажировку годом раньше) Программу возглавляет политолог Фрэнсис Фукуяма (Francis Fukuyama). «Мы учим их, как и старшекурсников Стэнфордского университета, структурам демократии — то есть, тому, что представляют собой разные политические системы, поскольку так вы можете повлиять на политические изменения, — рассказал мне Фукуяма. — Убрать диктатора легко. Самое трудное — использовать власть таким образом, чтобы это было законным и осуществлялось без дополнительной поддержки». Он уверен, что на Украине «если вы не совершите такой переход, революция Майдана обречена на провал — такой же, каким закончилась „оранжевая революция“».

Фукуяма убедил Найема уйти в политику и познакомил его с другими людьми, которые совершили аналогичный переход. На обратном пути в Киев Найем остановился в Вашингтоне и выступил с докладом в фонде NED. На вопрос о том, думает ли он и другие участники Майдана уйти в политику, он высказал сомнение, сказав о правящем классе Украины, что «они-то будут нас использовать, а вот мы не знаем, как их использовать».

Надя Дюк (Nadia Diuk), вице-президент Фонда украинского происхождения, сказала, что Найема привлекает возможность принять участие в построении новой Украины, но он боится связывать себя с системой, которую всюду критикуют. По словам Дюк, у таких людей, как Лещенко и Найем, «репутация построена на их чистоте». Она добавила: «А политика, особенно на Украине — это дело грязное».

Когда Найем вернулся в Киев, он рассказал Лещенко о предложении Фукуямы и сказал, что думает баллотироваться в парламент. Лещенко рассмеялся, но через несколько дней они с Мустафой уже говорили о том, что возникший после революции раскол — это, видимо, тот короткий период, когда в парламент могут попасть люди со стороны, и другой такой возможности, скорее всего, больше будет.

Они обсудили свое решение со Светланой Залищук — ветераном демократического движения из Киева, которая уже несколько лет встречалась с Лещенко и хорошо знала их обоих. Она тоже прошла стажировку в Стэнфорде у Фукуямы в 2020 году. Они решили создать блок из трех человек — и пойти в парламент или втроем, или не идти вообще. Как призналась мне Светлана, она знала, что даже если бы они и прошли в парламент, то стали бы, скорее, «возмутителями спокойствия — которые не принимают решения, а только создают проблемы». Но им казалось, что этой возможностью стоит воспользоваться. «Старая система была намного мощнее, если говорить о СМИ, ресурсах, деньгах, инфраструктуре. А что было у нас? Доверие людей и несколько новых идей».

Как-то вечером они поделились новостью о своем решении с Еленой Притулой и ее давним партнером Павлом Шереметом — 42-летним белорусским журналистом, который в результате политического давления уехал из Минска, затем поехал в Москву, и, наконец, в 2020 году обосновался в Киеве. Притула была своего рода наставницей для молодых журналистов, а Шеремет был не только другом и коллегой, но и учителем — ходячим архивом разных историй о сопротивлении мыслящих людей авторитарным правителям постсоветского периода. Притула сказала мне, что они с Шереметом были «шокированы», узнав, что эти двое молодых людей хотят оставить журналистику и уйти в политику, но все же поддержали это решение. «Хотя сам Павел относился к политике скептически, он, в отличие от многих наших коллег, сказал нам: „Действуйте!“», — вспоминает Найем.

Выборы были назначены на октябрь, и до них оставался месяц — то есть, времени на то, чтобы собрать необходимые средства и организовать поддержку для создания новой партии, практически не было. Тогда трое друзей пошли к президенту Порошенко и спросили, могут ли они вступить в «Блок Петра Порошенко». Их соображения были вполне понятны — партия Порошенко смогла бы повысить свой авторитет за счет присутствия в ней трех известных молодых реформаторов — а они за это смогли бы «въехать» в парламент, на том, что Лещенко называет политическим «трамваем» Порошенко.

Порошенко внес их в свой избирательный список, и все трое получили места в парламенте Украины — Верховной Раде. Они оказались в числе небольшой, но потенциально решающей группы законодателей-новичков. Настроение в стране изменилось, и население перестало бояться государства. «Теперь люди верят, что могут менять своих правителей и снимать президента с его поста», — сказал мне Лещенко. Но сможет ли Майдан — в отличие от предыдущей революции — еще и возродить политическую культуру страны?

В парламенте Найему досталось место рядом с Залищук, а Лещенко сидит за ними. Сергею Лещенко казалось странным нажимать на своем пульте красные, желтые и зеленые кнопки для голосования. В Раде должны были голосовать по кандидатуре нового премьер-министра Арсения Яценюка — бывшего кандидата в президенты. Яценюк позиционировал себя как прозападного технократа и стал премьером во многом благодаря поддержке Запада. В телефонном разговоре, тайно записанном во время Майдана, помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд говорит послу США на Украине, что «Яц — парень что надо, у которого есть экономический опыт, опыт управления», и дала понять, что Вашингтон, возможно, захочет его поддержать. (Этот разговор больше известен тем, что Нуланд сказала: «Да пошел он, этот ЕС!», когда речь зашла о роли дипломатов Евросоюза в качестве посредников в проведении протестов).

Сначала Яценюк, у которого была своя собственная партия, согласился встретиться перед голосованием с членами партии Порошенко; затем он передумал. Глава фракции «Блок Петра Порошенко» в Раде заявил, что все равно все они должны проголосовать за Яценюка; когда Лещенко возмутился, руководитель фракции закричал, «Не Вы здесь командуете!». Это был первый из многих подобных конфликтов.

«Абсолютно никто даже не пытается скрывать собственные финансовые интересы», — говорит Найем. В то же время, как рассказала мне Залищук, многие из их коллег-новичков в Раде исполнены послереволюционной уверенностью в собственной правоте, которая легко может стать оправданием неблаговидных действий. «Если они не будут следовать законам, условиям соглашений или даже Конституции, они подумают, что так и надо, потому что они хорошие люди, они участники Майдана, и делают это ради благого дела», — сказала она.

Рада, на самом деле, провела очень много реформ, позволивших создать новую, прозрачную систему государственных закупок и жесткие правила декларирования государственными чиновниками своих доходов. Но в законопроект бюджета, который Яценюк «протащил» в пять часов утра, были в последнюю минуту внесены лишние пункты — такие, как выделение почти миллиона долларов на проведение музыкального фестиваля или завышенные суммы на покупку туалетной бумаги для одного из министерств. Найем и Лещенко стали относиться к Яценюку с еще большим подозрением, когда узнали, что швейцарская прокуратура расследует дело одного из его близких союзников в Раде в связи с вымогательством взятки в 29 миллионов долларов. (Соратник Яценюка эти обвинения опроверг). Ошибка США, по словам Лещенко, состояла в том, что они считали Яценюка противовесом Порошенко. «На самом же деле это было больше похоже на сговор», — сказал он. Они поделили сферы интересов. «Они договорились о том, что оба будут замалчивать факты коррупции».

Порошенко создал Национальное антикоррупционное Бюро Украины — независимый орган, уполномоченный преследовать в судебном порядке высокопоставленных чиновников и политиков, и заявил, что это является доказательством его готовности бороться с коррупцией, но его администрация не обеспечила политическую и техническую поддержку, необходимую для того, чтобы НАБУ могло эффективно работать. «Сначала люди Порошенко соглашались с этой идеей, но когда они поняли, что это означает на самом деле, то, скажем так, вдруг все стало намного сложнее», — рассказал мне один западный дипломат. Западные чиновники были вынуждены потребовать от властей удвоить годовой бюджет НАБУ с тем, чтобы бюро могло оплатить покупку компьютеров и выплачивать зарплату сотрудникам. «Давайте скажем просто — президент побоялся потерять контроль», — сказал дипломат.

Полиция на Украине уже давно стала одной из наиболее коррумпированных структур и, как олицетворение хищнического государства — одной из наиболее презираемых всеми. После Майдана Министерство внутренних дел согласилось создать новое патрульно-постовое подразделение, которое будет патрулировать улицы и отвечать на звонки. Цель состояла в том, что новая служба в итоге заменит старую.

В Киеве я беседовал с начальником новой Национальной полиции Хатией Деканоидзе о целесообразности создания таких полицейских подразделений с нуля. Деканоидзе родом из Грузии и помогала проводить там реформы после «революции роз» 2003 года. «Есть некоторые вещи, которые нельзя просто реорганизовать или изменить их структуру, — сказала она. — Что произошло с прежней полицией? Они утратили чувство собственного достоинства — у них нет хорошей зарплаты, хорошей формы, хороших автомобилей, или даже бензина для своих автомобилей. Единственное, что они получили от своего начальства — инструкцию: „Вот твой значок, и делай, что хочешь“». В новые структуры приходят менее 6% процентов из штата существующей полиции, и сотрудникам патрульно-постовой службы назначили жалование в два с половиной раза больше, чем у тех, кто был в прежней структуре.

В парламенте Найема привлекли к разработке планов реформирования полиции. Он взялся за работу по набору новых сотрудников и за несколько месяцев побывал в десятке городов, шесть из которых граничат с территориями на востоке страны, которые удерживают сепаратисты. Он понял, что проблемы страны коренятся гораздо глубже, чем те проблемы, которые собирались решать участники Майдана. «Сидишь здесь и видишь двух олигархов или трех министров, и они что-то воруют, и ты думаешь, что если сможешь просто от них избавиться, то тогда все будет нормально», — сказал он мне. Но люди привыкли не платить налоги и не ждать взамен чего-то особенного от правительства; когда им было нужно, чтобы государство на них поработало, они платили взятки. Патрульно-постовая полиция будет доказывать, что государственные институты страны действительно заслуживают доверия.

Пока реформа продвигается с переменным успехом — сотрудники новых подразделений были направлены в 29 городов, где они уже завоевали авторитет как неутомимые и честные работники. Но уголовными расследованиями по-прежнему занимаются старые подразделения, и в отделах, принимающих решения о том, следует ли восстанавливать на службе офицеров, уволенных за коррупцию или несоответствие служебному положению, работает много реваншистски настроенных сотрудников бывшего МВД.

Владислав Власюк работал в Киеве частным адвокатом и после Майдана устроился на работу в полицию, возглавив со временем отдел кадров в ведомстве Деканоидзе. Но этой весной он уволился. «Реформа сама по себе работала, но когда вы пытаетесь совместить новое с чем-то старым, вот тогда и начинаются проблемы», — рассказал он мне.

«Типичный образ депутата Верховной Рады Украины — это мужик с большим животом и кучей денег, который сидит в Раде и вершит человеческие судьбы, — говорит Залищук. — А Сергей и Мустафа — это двое молодых, стильных ребят — хипстеров — являющихся полной противоположностью украинских политиков старого образца». Лещенко и Найем по-прежнему тусуются с теми же друзьями в тех же киевских барах, а Лещенко является завсегдатаем техно-клуба Closer — ведущей в городе города андеграунд-площадки. В Раде они раздражают своих коллег, размещая посты с неприятными подробностями внутренних партийных совещаний. Лещенко однажды сообщил, как руководитель парламентской фракции «Блок Петра Порошенко» обрушился с критикой на посла ЕС на Украине, заявив, что послу следует прекратить так часто «напиваться» в компании с одним видным активистом по борьбе с коррупцией.

Лещенко и Найем остаются друг для друга самыми верными союзниками, но как политики они очень разные. Лещенко одержим фактами и документами, указывающими на коррупцию или кумовство. «Он иногда работает, как маньяк, но в всегда получает результат», — рассказывает главный редактор «Украинской правды» Мусаева-Боровик, которой Лещенко до сих пор помогает. До недавнего времени у него в редакции был свой стол, заваленный бумагами и книгами. «Оказывается, политика его не испортила», — говорит она.

Виктория Войцицкая — еще один новый депутат Рады с дипломом MBA университета Брандейса (Brandeis International Business School). Она хорошо знает Лещенко и Найема и характеризует их по-разному — «Найем по каждому поводу шутит», а Лещенко «в основном, держит свои мысли при себе». Лещенко чаще публикует изобличающие документы в «Украинской правде», чем выступает с воодушевляющими речами с трибуны Верховной Рады. Найем изъявляет больше готовности работать в таких областях, как принятие законодательных актов, которые он считает важными. Найем в беседе со мной назвал Лещенко «хранителем ценностей» их совместной работы. А Лещенко сказал мне: «Со многими людьми в парламенте я даже не разговариваю. А Мустафа может воевать с людьми и, несмотря ни на что, сохранять с ними хорошие отношения». Найем обладает более буйной энергией, но он не так сосредоточен, и он стремится делать больше, чем, может реально выполнить. Один сторонник Майдана, который работал с Мустафой Найемом над реформой полиции, назвал его балаболом — человеком, который больше говорит, чем делает.

За всю 25-летнюю историю независимости Украины политики служили ее олигархам — нескольким десяткам человек (среди которых нет женщин), сколотившим огромные состояния в 1990-е годы, используя свои связи, благодаря которым они завладели крупными компаниями, занимавшимися торговлей сырьевыми материалами и работавшими в сфере тяжелой промышленности.

По оценкам за 2020 год, стоимость активов 50-ти богатейших людей Украины составляет более 45% ВВП страны — по сравнению с менее 20% в России (и менее 10% в США). Государство попустительствуют украинским олигархам — либо они наживаются на якобы государственных предприятиях, качая из них деньги и перекладывая расходы на государственный бюджет, а прибыли забирая себе, либо пользуются государственными субсидиями, чтобы производить материалы дешево и продавать их по рыночным ценам. «Бизнес для них — это махинации и надувательство, — говорит специалист по Украине профессор Университетского колледжа Лондона Эндрю Уилсон (Andrew Wilson), который много пишет об этой стране. — В основном это такой вид математики, с помощью которой они имеют прибыль, процесс получения которой, как правило, предполагает ограбление ими бюджета».

Олигархи направляют значительную часть своих прибылей на содержание той политической системы, которую они используют в качестве арены для разрешения споров и сохранения своих привилегий. Все приходится покупать — от поддержки телевизионных ведущих до лояльности чиновников на муниципальных выборах, из-за чего проходящие в стране избирательные кампании относятся к самым дорогостоящим в мире. По словам старшего научного сотрудника «Атлантического совета» Андерса Ослунда (Anders Åslund), в 2004 году Янукович и Ющенко вместе потратили около миллиарда долларов, что намного больше, чем было потрачено в Соединенных Штатах на проходившие в том году избирательные компании Джорджа Буша-младшего и Джона Керри.

Одним из самых влиятельных олигархов является Игорь Коломойский, который путем агрессивного рейдерства создал империю с активами стоимостью 1,4 миллиарда долларов. Известный своей витиеватой и изобилующей неформальной лексикой речью и стоящим в его кабинете гигантским аквариумом с акулами, он в течение многих лет весьма успешно контролировал «Укрнафту» — формально государственную нефтяную компанию, которая продавала нефть по ценам ниже рыночных крупнейшему на Украине нефтеперерабатывающему заводу, тоже находившемуся под его контролем. Затем очищенная нефть поставлялась на рынок и продавалась, что приносило огромные прибыли.

В первые месяцы после Майдана Порошенко назначил Коломойского губернатором Днепропетровской области, которая граничит с контролируемыми сепаратистами анклавами на Донбассе. В то время, когда армия была практически небоеспособной, Коломойский финансировал добровольческие батальоны и сумел защитить Днепропетровск от поползновений пророссийских вооруженных формирований.

В марте 2020 года Лещенко получил информацию о том, что Коломойский планирует заговор с тем, чтобы захватить контроль над «Укрнафтой». Правительство как раз только что поменяло состав правления компании, что служило для Коломойского препятствием в выкачивании прибылей из компании, которая по документам числилась государственной. 20 марта Лещенко направился в киевский офис «Укрнафты» и увидел, что вооруженные люди заблокировали вход и приваривают к окнам решетки. Один из вооруженных людей сказал ему, что является бойцом батальона «Днепр-1» — воевавшего на стороне властей подразделения, которое финансировал Коломойский в качестве губернатора Днепропетровской области. По мнению Лещенко это было похоже на олигархический переворот, в ходе которого наемники выполняют волю бизнесмена.

Двое суток спустя, далеко за полночь Найем пробрался в офис «Укрнафты». На баррикадах он столкнулся с Коломойским, который своим видом — спокойное лицо, окладистая седая борода и черная кожаная куртка — напоминал нечто среднее между эльфом и мафиози. Телеоператоры уже заполнили здание, а между двумя мужчинами состоялся резкий, почти театральный диалог. «Что вы здесь делаете?— спросил с улыбкой Коломойский. — Вы журналист или депутат?».

«А вы кто — губернатор или бизнесмен?» — спросил в ответ Найем.

Их встреча стала воплощением ненормальной украинской политики — двое мужчин, которые были не совсем политиками, сцепились друг с другом по наиболее актуальному политическому вопросу. Спустя несколько дней Порошенко снял Коломойского с поста губернатора и объявил о начале кампании по «деолигархизации», заявив, что «каста неприкосновенных будет ликвидирована».

Лещенко был рад видеть, что откровенный кризис власти преодолен, но подозревал, что окончательный расклад сил особо не изменился.

К осени прошлого года общественное недовольство Петром Порошенко особенно проявилось в связи с тем, что он назначил на пост генерального прокурора Виктора Шокина — опытного политика, знавшего Порошенко уже не один год. Сначала Шокин возбудил ряд дел о коррупции против бывших соратников Януковича. Но когда Верховная Рада сняла неприкосновенность с обвиненного в коррупции депутата и бывшего близкого соратника Януковича Сергея Клюева, Генеральная прокуратура начала тянуть с выдачей ордера на арест, давая Клюеву возможность бежать из страны. Шокин также препятствовал расследованию дел в отношении двух человек, известных как «бриллиантовые прокуроры» — высокопоставленных прокуроров, которые были арестованы по подозрению в коррупции; в результате обысков в их домах был найден автомат Калашникова, 400 тысяч долларов и 65 бриллиантов. Что еще печальнее, ни одного из подозреваемых в убийстве участников Майдана к судебной ответственности так и не привлекли.

На Украине должность генерального прокурора имеет огромное значение. Президент и другие высшие должностные лица могут заключать сделки, торгуя политических решениями о предоставлении коммерческих преференций, и, наоборот — прокурор может действовать в качестве правоприменительного органа последней инстанции. Известный активист по борьбе с коррупцией Дарья Каленюк объяснила нежелание Порошенко ломать эту модель. «У меня есть компромат на вас, а у вас есть компромат на меня, у меня есть кое-какие прокуроры, а у вас есть кое-какие судьи. Давайте не будем публично бороться, а заключим соглашение», — говорит она. Порошенко умеет работать только так — какими бы благородными ни были его цели. И добавила: «Если бы президент согласился на настоящую реформу судебной или правоприменительной системы, эти новые правила, вероятно, обернулись бы против него».

Чиновники США и ЕС, вначале поддержавшие кандидатуру Шокина, невзлюбили его. Чтобы заставить Порошенко снять Шокина с должности, администрация Обамы приостановила предоставление кредитных гарантий на сумму 1 миллиард долларов. (Украинцы начали называть Шокина «человеком за миллиард долларов».) Высокопоставленный чиновник из Белого дома рассказал мне, что вице-президент США Джо Байден каждые несколько недель говорил с Порошенко по телефону и дал ему ясно понять, что для получения дополнительных кредитных гарантий «пока вы не замените этого человека, этих денег вы не получите — даже при выполнении всех остальных условий». Во время акции протеста в Киеве, Лещенко призвал Верховную Раду проголосовать за снятие Шокина с должности. Его коллегам-депутатам, заявил он, придется решать, «с кем они — с народом или с чиновниками-коррупционерами». Наконец, в феврале 2020 года Шокин объявил о своей отставке — правда, перед этим он в самый последний момент уволил выступавшего за проведение реформ депутата, который вел дела «бриллиантовых» прокуроров.

Одним из наиболее уважаемых членов правительства был министр экономики Айварас Абромавичус, 40-летний реформатор, который работал в киевской частной инвестиционной компании, а затем вошел в состав правительства после Майдана. Абромавичус провел ряд важных реформ, позволивших обеспечить прозрачность финансовых операций государственных корпораций — в том числе, за счет привлечения к управлению талантливых менеджеров. Однажды он получил СМС от человека, который объявил, что будет новым заместителем Абромавичуса в министерстве экономики. Учитывая, что этот человек раньше работал в сфере нефтегазовой торговли, он должен был курировать компании энергетического сектора — сфере, которая по требованию Запада была недавно передана в подчинение министерства экономики.

В украинской политике таких назначенцев называют «смотрящими». Их внедряют в компании и министерства влиятельные лица, и они позволяют влиятельным кругам участвовать в управлении (а значит, и в прибылях) наиболее доходных отраслей экономики страны.

Абромавичус ответил своему предполагаемому заместителю, написав, что «мы не сможем создать новую должность».

«Думаю, что они создадут», — ответил человек и добавил, что предложение ему сделал Игорь Кононенко, заместитель председателя партии Порошенко, который знаком с Порошенко еще с 1980-х годов, когда они с ним служили в армии. Позже оба стали совладельцами банка.

Усомнившись в том, что сможет работать независимо и сохранить свои полномочия, Абромавичус понял, что ему ничего не остается, кроме как уйти в отставку. В открытом письме он написал:

«У меня и моей команды нет желания быть ширмой для откровенной коррупции или подконтрольными марионетками для тех, кто хочет в стиле старой власти установить контроль над государственными деньгами».

Его отставка спровоцировала политический кризис, и на какое-то время позиции Порошенко пошатнулись, и он еле удержался на своем посту. Вместо Яценюка был назначен другой премьер-министр. Абромавичус рассказал мне, что когда он пришел в правительство, он ожидал сопротивления со стороны владельцев предприятий и министерских работников среднего звена — а не со стороны окружения президента. «Главное препятствие реформам исходило от тех самых людей, которые наняли нас, чтобы эти реформы провести», — сказал он.

Лещенко в течение какое-то времени предупреждал о наличии касты «серых кардиналов», действующих повсюду в правительстве Порошенко, которые занимают должности, позволяющие им держаться вне поля зрения, но которые оказывают влияние на важные назначения и контролируют финансовые потоки. «Он, грубо говоря, организатор, — сказал Лещенко, имея в виду Кононенко. — Он придумывает всякого рода схемы, обдумывает, как выкачивать средства на какие-то корыстные цели или политические нужды, и распределяет эти деньги. По его словам, «в этой компании вы будете директором, но вы должны будете вернуть определенную сумму денег». («Обвинения Сергея Лещенко не соответствуют действительности», — заявил Кононенко).

Правда, когда я недавно говорил с Абромавичусом, он подчеркнул, что он по-прежнему видит новое поколение молодых технократов, включая самого себя, которые стремятся работать в рамках системы, и он считает, что это является импульсом к поведению реформ — не меньше. Он рассказал, как его министерство закрыло лазейку, позволявшую Коломойскому покупать нефть у государства с 15%-ной скидкой, ежегодно отнимая у государства по 300 миллионов долларов. Сейчас эти средства поступают в бюджет. «Не все реформы должны быть болезненными, — считает Абромавичус. — Для кого-то они будут болезненными, но не для большинства украинцев».

Как-то я посетил Кононенко в его просторном кабинете в Раде. Это 51-летний лысый крепкий мужчина. Он говорил много, но был любезен. Он отрицал заявления о том, что пытался внедрить своего ставленника в министерство экономики, и сказал, что человек, написавший Абромавичусу, действовал по «личной инициативе». Кононенко очень хотел показать мне отчет из прокуратуры, согласно которому никаких преступлений в его действиях выявлено не было. Когда я спросил его, как он относится к своей репутации «серого кардинала», он ответил, что «слово „кардинал“ не такое уж и плохое». Но слово «серый» ему не понятно. «Я обычно довольно доступен для общения и открытый». Он производил впечатление человека, не понимающего, почему все поднимают из-за этого столько шума. «Я пришел из бизнеса, — сказал он (у Кононенко есть интересы в сфере строительства, банковского дела и производства). — Я человек системы, и считаю себя хорошим организатором. И, конечно, некоторым людям это не нравится». Когда разговор зашел о Лещенко и Найеме, он не попытался скрыть в голосе холодные нотки. «Те, кто пытается осуществлять свои политические или общественные цели, должны действовать осторожно, чтобы не раскачивать лодку, потому что это может закончиться плохо для страны», — сказал он.

Однажды поздним вечером зимой прошлого года — в разгар скандалов вокруг Шокина и Кононенко, Лещенко получил повестку с приглашением явиться в канцелярию президента. Порошенко попросил его не публиковать критических материалов о Шокине и Кононенко, заявив, что обвинения были ложными, и что эти люди являются практически «членами моей семьи». Лещенко почти ничего не сказал и ушел расстроенным. Он был уверен, что президент говорит неправду.

Когда однажды вечером весной этого года мы с Лещенко ужинали, он принес с собой толстый журнал учета, исписанный едва понятными каракулями. Папку каким-то таинственным образом кто-то неизвестный подложил в его почтовый ящик в Раде, и ее содержимое станет темой его следующего расследования — это тайная бухгалтерская книга неучтенных денежных выплат, которые осуществляла партия Януковича еще до Майдана. В каждой строке рядом с цифрами было вписано имя человека, который должен был получить деньги. «Вы можете увидеть, какие суммы были потрачены, и на какие цели, — сказал он. — Это темная сторона политики».

В тайной бухгалтерской книге были записи о коррупционных платежах на сумму 66 миллионов долларов — 1 миллион долларов на «покупку» голосов в парламенте, 3 миллиона долларов, предназначенных для должностных лиц центральной избирательной комиссии, 1 миллион долларов в месяц на финансирование выпуска «позитивных» материалов в новостях на украинском телевидении. Выяснилось и то, о чем уже давно подозревали — партия Януковича финансировала другие украинские политические фракции, чтобы создать управляемую оппозицию. В мае Лещенко опубликовал эти материалы в «Украинской правде».

Другие, более подробные бухгалтерские книги впоследствии были переданы в НАБУ. Там были записи о секретных платежах за пять лет на общую сумму два миллиарда долларов. В августе следователи бюро объявили, что в бухгалтерской книге в качестве назначенного получателя 22-х платежей на общую сумму более 12 миллионов долларов значится фамилия Пола Манафорта, который стал председателем избирательного штаба Дональда Трампа. Лещенко получил копии и этих книг. (Рассказать, каким образом он их получил, Лещенко отказался). Однажды утром этим летом Лещенко достал пачку документов — учетные книги, в которых указана фамилия Манафорта. Он показал мне, где имя Манафорта было в списках рядом с суммами различных неучтенных платежей — 1 миллион долларов за «услуги», шестьсот тысяч за «социологию» (вероятно, речь шла о данных соцопросов). (По заявлению адвоката Манафорта, его клиент «никаких денежных выплат» не получал). В бухгалтерских книгах также значились расходы на сумму 30 тысяч долларов на проект под названием «Слухи», а также вознаграждение на сумму более 200 тысяч долларов Ларри Кингу (Larry King), который должен был приехать в Киев и взять интервью у премьер-министра из команды Януковича. «Янукович денег не жалел, — говорит Лещенко. — Он воровал столько, что мог это себе позволить». (Получение каких-либо денег Кинг отрицает). Лещенко вспомнил, как видел Манафорта на инаугурации Януковича снежным февральским днем 2020 года — это был странный, необщительный американец, который каким-то образом оказался в центре свиты Януковича.

Лещенко показалось забавным, что прошлое Манафорта стало одной из центральных тем американской политики. «Рано или поздно это должно было выйти наружу», — сказал он. Американские журналисты и политтехнологи засыпали его вопросами, и 19 августа он провел пресс-конференцию в Киеве. Он отметил, что ни один из платежей на имя Манафорта официально проведен не был и налогом не облагался, что, по его мнению, свидетельствует том, что они были незаконными. Держа в руках бухгалтерские книги, Лещенко добавил: «Деньги передавались наличными, и отследить транзакции невозможно, но у меня нет сомнений в подлинности этих документов». Несколько часов спустя в результате усиливающегося давления, Манафорт ушел в отставку с поста председателя избирательного штаба Трампа.

После двух лет непрерывного внимания к Украине в связи с революцией на Майдане и войной на Донбассе США и Европа отдалаются. Вашингтон озабочен предстоящими выборами; Обама, вероятно, покинет свой пост первым президентом США, ни разу не посетившим за последние десятилетия независимую постсоветскую Украину. Дональд Трамп дал понять, что как президент, он не будет оказывать особой симпатии или проявлять особого интереса к позиции Киева. Он, похоже, отрицает очевидное, утверждая, что Россия на самом деле на Украину не нападала, и заявил, что народ Крыма «скорее хотел бы быть в России, чем там, где он был».

Лидеры Франции и Италии начинают сомневаться в целесообразности продления санкций против России, а министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер подверг критике военные учения НАТО, назвав их «бряцанием оружием и разжиганием войны». Брексит, за который Британия проголосовала в июне, еще больше осложнил положение Украины, поскольку теперь у чиновников ЕС есть более важные заботы, чем Украина.

Один европейский дипломат в Киеве заявил мне, что чиновники ЕС разочаровались, наблюдая, как Порошенко пытается манипулировать симпатией Европы к Украине. «Он прекрасно знает, что мы не можем позволить, чтобы Украина потерпела крах, и что мы много вложили в эту страну, и что нам нужна Украина, как образец успеха, — сказал мой собеседник. — А он злоупотребляет этим знанием. И это бесит».

И все же, Украина рассчитывает получить три миллиарда долларов от Международного валютного фонда и 1,2 миллиарда евро от Евросоюза. Лещенко и Найем думают, что официальные лица в Вашингтоне и Брюсселе могли бы быть и пожестче с Порошенко и его министрами. Западные страны оказались «заложниками этого правительства», — считает Найем. Иностранные доноры оплачивают различные проекты реформ, говорит он, а правительство в Киеве просто «говорит о реформах», и часто не доводит их до конца. Если бы у Украины не было возможности рассчитывать на безусловное поступление западных денег, Порошенко, возможно, пришлось серьезнее относиться к реформам. «Порошенко сыграл незначительную роль, — считает Найем. — Он не заслуживает звания того лидера, которого мы хотели увидеть после Майдана».

По данным опросов, проходящих на Украине, только 17% жителей страны довольны руководством Порошенко. Его рейтинги в некоторых частях Украины сегодня гораздо ниже рейтингов, которые были у Януковича за несколько месяцев до начала революции Майдана. Лещенко и Найем подозревают, что Порошенко станет временным президентом, который занимал президентское кресло, оберегая целостность государства, чтобы передать его более молодым и более смелым политикам.

И Лещенко, и Найем убеждены, что терпимость к старым политическим привычкам ниже, чем считает правящая элита. В конце июня эти два молодых человека вместе с Залищук и несколькими другими молодыми реформаторами заявили, что намерены организовать новое движение. Их программа предусматривает «превращение Украины в современную европейскую страну». За 25 лет это будет первая партия со своей идеологической платформой, не зависящая от личности одного лидера и финансовой поддержки какого-то олигарха. Возможно, что до следующих парламентских выборов еще целых три года. И для новой партии, это, наверное, очень хорошо. «Проблема предыдущего поколения политиков заключается в их коррумпированности, — говорит Найем. — А наша проблема — в нашей неопытности, нам не хватает компетентности во многих вопросах».

Между тем, недавно созданное Национальное антикоррупционное Бюро Украины стало объектом нападок со стороны конкурентов из Генеральной прокуратуры. В первые месяцы работы бюро следователи по борьбе с коррупцией завели несколько не очень крупных дел в отношении судей и политиков среднего звена, и в своих расследованиях НАБУ постепенно приблизились к людям из числа близкого окружения Порошенко. Но в середине августа следователи прокуратуры провели обыски в офисах НАБУ по надуманным обвинениям в незаконной слежке; а спустя неделю, группа прокуроров задержала двух следователей НАБУ, занимающихся коррупционными делами, избивая их и тыча в глаза ножом.

Найем был возмущен и разместил в Facebook пост, призывая провести акцию протеста. На следующее утро — солнечное и ясное — у здания киевской прокуратуры собрались толпа из нескольких сотен человек. Но это был не Майдан — украинское общество разочаровано, и большинство людей занялись своими личными проблемами. В протестах участвуют только самые преданные и политически не равнодушные. Перед толпой собравшихся выступили и Лещенко, и Найем. Мустафа, низкий голос которого звучал гулко и резко, заявил, что нападения на антикоррупционное бюро — это уже «контрреволюция». Он презрительно высказался о руководстве своей страны. «Они опять разворовывают страну, снова затевают клановые интриги».

Утром 20 июля в центре Киева в результате взрыва заложенной в автомобиль бомбы был убит Павел Шеремет — обозреватель «Украинской правды», журналист, который вместе с Притулой убедил Найема и Лещенко уйти в политику. Он был «неудобным» журналистом, писавшим нелицеприятные статьи о добровольческих военизированных батальонах на востоке страны и олигархах, оказавшихся в центре коррупционных скандалов. А еще он вел утреннюю программу на радио — когда взорвалась бомба, он ехал на студию звукозаписи. Его смерть стала зловещим отголоском убийства Гонгадзе, и она тоже стала символом сегодняшнего страха и хаоса.

Найем сказал мне, что считает это убийство «терактом, демонстрацией и угрозой — журналистам, активистам, политикам, огромной группе людей, к которой также относимся и мы с Сергеем». Пока следствию удалось выяснить немного. Убийство Шеремета мог заказать кто угодно — от преступных элементов в службе безопасности Украины до агентов российских спецслужб, которые хотят дискредитировать Киев и спровоцировать политические беспорядки.

В конце июля, через два дня после убийства Шеремета, тысячи людей выстроились в неспешную траурную очередь вокруг открытого гроба Шеремета, который стоял в центре зала, похожего на огромную пещеру, и на который сыпались нескончаемые темно-красные розы. Порошенко пришел и возложил букет. После того, как мимо гроба прошел Лещенко, президент отошел в сторону и стоял в окружении друзей. Найем постоял у гроба Шеремета нескольких минут, а затем вышел на улицу и остановился, чтобы поговорить с собравшимися у здания местными телевизионщикам. Почти каждый в толпе знал Найема лично — еще с тех пор, как он работал корреспондентом. Сначала он медленно выразил соболезнования, но потом быстро переключился на другой тон, уже выступая как журналист, говорящий со своими сверстниками и коллегами. «Когда мы услышали эту новость — давайте честно, ведь все мы здесь близко знакомы — кто из нас не думал о том, что то же самое может случиться и с одним из нас? Этот страх реален, он давит — а это именно то, чего хотел добиться убийца. Это нападение на всю страну», — сказал он.

Несколько недель спустя я сидел с Лещенко в летнем кафе напротив жилого дома, расположенного на холме в красивом зеленом районе в центре Киева, где жили Шеремет с Притулой. Лещенко вспоминал тот день, когда они с Найемом рассказали им, что собираются баллотироваться в парламент. «Павел сказал, что это начало важных событий, и мы должны сыграть свою роль, — вспоминал Лещенко. — Он тогда еще сказал: „Не подведи!“».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Выпуск 10

Письмо 901. Всегдашнее начинание. Добрый руководитель ко страху Божию. Молиться ли за иноверцев и самоубийц

Милость Божия буди с вами!

Смиренные чувства ваши, что, только проживши на свете и в монастыре, никаких успехов не видите, будто не начинали, благословенны, и всегда будьте в них, и как проснетесь, первое слово ваше к Богу да будет: дай мне, Господи, положить начало благое!

Так говорится впрочем обще о всем, но надо присмотреться, чего именно не достает, и это постараться приобресть.

Вы, ведь, не вор, не разбойник, не пьяница, не блудник, не драчун, и обще – поведение ваше хорошо. Чего же недостает? И от чего совесть непокойна и недовольна? Тут же сами отвечаете: от того, что Бога не помню. – Это правда: без памяти Божией, без страха Божия, без чувства к Богу сделать душу довольною нельзя. – Если так, то об этом теперь и заботу всю надо иметь. Молитва, о коей все толкуем, и есть прямой к сему путь. Вы трудитесь в сем. Да благословит Господь труд ваш.

Мысль, будто заниматься молитвою вам еще не время, – не верна. Все должны молиться сердцем и умом. Всякая другая молитва не молитва. Извольте же трудиться, не лениться.

Есть у вас Симеон – Новый Богослов? – Возьмите и читайте его снова, если читали. Если нет, купите у Афонцев и читайте, хоть первый том. – Он очень научает страху Божию.

Письма старцев пришлите. Мне желательно знать, как они мудрствуют о молитве.

Спрашиваете, молиться ли за иноверцев? За самоубийц? Делайте, как Церковь велит. Так и тем, кои просят о сем, отвечайте.

Благослови вас, Господи!

Ваш доброхот Е. Феофан. 22 авг. 88 г.

(Вопрос: Скажите мне, Господа ради, так ли я продолжаю молитву: находясь в церкви, келье или где случится, я стараюсь собрать свои чувства и представить пред собою Господа необразно, при этом уста мои смыкаются, язык остается без движения, и только умом и сердцем говорю молитву; тогда-то все телесные члены мои приходят в строй, чувство благоговеинства к Господу овладевает мною, и ясно зрю свое ничтожество?!)

Письмо 902. Ответ на вопрос об умной молитве. О представлении при молитве образа Троицы и других. Монах состоящий в прелести и заблуждении. Запрещенный Авва

Милость Божия буди с вами!

Задолжал я вам ответами. Прошу извинения. Берусь исправить сие упущение.

Не помню, ответил ли я вам на письмо, где поминаете о старце обители П. – Но напишу на него ответ. Пусть и повторение будет. Письмо от 9 авг.

Сначала вы изображаете, как умно молитесь и с какими чувствами, и спрашиваете, можно ли так? – Отвечаю: Можно. Благослови, Господи, всегда так молиться, если помните, что написали. – Потом прибавляете: «скорблю, что редко молюсь такою молитвою, молитва отходит, и опять рассеиваюсь». Скорбеть об этом очень надо. Но винить никого стороннего не следует: своя вина. Чтоб утвердиться в такой молитве, во-первых молите Господа, всякого добра дарователя, да даст вам так молиться, и, во-вторых, чаще приступайте к такой молитве. Придет навык, по благодати Божией. Рассеиваюсь. Кто виноват? – Не рассеивайтесь. И как только заметите, что мысли пошли блуждать, тотчас опять ворочайте их. Навыкайте быть в памяти Божией и памяти смертной. Будет сокрушение, и не даст мыслям рассеиваться. Вслед за сим спрашиваете: «продолжать ли такую молитву, или умом сходить в сердце?» – А это, что сказали вы, где же бывает? Сему негде быть, как внутри. Стоите пред Господом, без образов, в присутствии Господа, и испытываете добрые чувства. Чего же еще? Тут все. Разве только вы в голове производите сие. – Нет, в сердце надо стоять. Но сердца не помнить, а только Господа зреть. – Все так выразить можно: «стоять в сердце умом пред Господом и молиться».

Вопрос: когда я стою в сердце, нужно ли там изображать какие-либо образы: Троицу или что другое? – решается сам собою. Если стоите пред Господом без образа Его, то какие еще образы тут уместны? – Им и появиться нельзя: Бог-Троица не имеет образа. Представлять Ее образно нельзя и не следует. Господь Спаситель, по воплощенному домостроительству, имеет образ человеческий; но Ему надо предстоять без образа; в одном сознании Его присутствия.

Монах из обители П. хорошо делает, что трудится в молитве Иисусовой. Но не забывает ли он, что дело не в словах и не в количестве молитв Иисусовых, а в навыке быть всегда в памяти о Господе. Количество хорошо выдерживать, чтоб не разлениться, но главное, чтоб при сем мысли и чувства были святые. Плод молитвы – главный – не теплота и сладость, а страх Божий и сокрушение. Их постоянно надо возгревать и с ними жить, и ими дышать.

Монах сей Св. Троицу зрит образно в сердце. – Святая Троица-Бог невидим, сокровенен есть и образа не имеет. Надо стоять в сознании вездеприсутствия Божия, а образов строить не должно. Он говорит, что мысль о сем нашел у Отцов. Спросите его, у каких? Я не помню, чтоб кто из них поминал о сем. – Те, которые о духовных делах строят свои мысли, чтоб дать им вес, ссылаются на Отцов. Без поверки нельзя принимать таких слов за истину.

Брат сей сказал, что даже не понимает, что это за благоговеинство и страх Божий. Это очень дурно. Пред Царем кто может стоять без страха?! Не тем ли паче пред Богом?! – В Киеве, в Лавре, был брат, который говаривал: «смотрите, с Богом-то не станьте за панибрата». Уж не эта ли беда у брата того? – Не дивно, когда у него плод молитвы определяется только теплотою и сладостью. Это – сластолюбие духовное. Главное – страх Божий и дух сокрушен. Теплота и сладость хороши в деле духовном; но не ими надо определять цену деланий духовных.

Вы говорите, что иногда забываете счет молитв по четкам. Беда не велика. Когда есть припадания к Господу, яко присущему, со страхом и упованием, это лучше всякого выполнения числа молитв.

Можно ли вам исполнять иногда правило св. Пахомия молитвенное? – И очень можно. Сказать вам еще что полезное, как просите, не имею. «Ищите всегда быть с Господом, и обрящете».

Письмо от 9 сентября опять говорит о П. брате, в сердце образно зрящем Св. Троицу. – Приведены доказательства его от Отцов. 1-е из Аввы Дорофея русского. Это не Отец, и книга его запрещена. Он содержит много назидательного, но имеет и неодобрительные мысли, в числе коих и то, что Св. Троица не вдруг вселяется в человека, а по годам: в 1-й год вселяется Дух Святый, во 2-й Сын Божий, в 3-й Бог Отец. Есть и еще что-то. Под конец книги перечисляет черные дни, что есть пустое суеверие. Но он не говорит об образе Пресвятой Троицы, а только, что лица Св. Троицы вселяются одно за другим, через год. Грех его состоит в том, что он разделяет лица Св. Троицы, а они исповедуются нераздельными. – Тоже и у Варсонофия, отв. 121-й, не говорится об образе, а только что в чистое сердце вселяется Отец, Сын и Дух Святый – нераздельно. – Выходит, что брат твой свое мудрование ничем не доказывает, а самовольно так воображает. Напомните ему, что он Бога прогневляет.

О молитве читайте сборник О трезвении и молитве: там собрано все, что Отцы о сем говорили. Не худо просматривать и те главы в книге о духовной брани, кои говорят о молитве.

И сего много довольно. – Лучше трудиться в делании молитвы, нежели мудрствовать о ней и читать мудрования. Дело очень просто.

Благослови вас Господи!

Ваш доброхот. 2 окт. 88 г.

(Вопрос. До сих пор выражение отцов, что умом надо стоять в сердце, я понимал в том смысле, что при молитве нужно помнить об одном только сердце, и недоумевал, какой-такой внешний предмет необходимо дать при этом уму. Теперь же я объясняю это себе вот как: когда я стою умом пред Господом, вне всяких образов, а только в сознании Его присутствия, тогда ум мой бывает в сердце. – И вот, когда я обращаю все внимание на то, чтобы быть в чувстве вездеприсутствия Божия, и, углубившись в мысль изречений Давида: камо пойду от Духа Твоего и от лица Твоего камо бежу? ( Пс.338:7 ), и предзрех Господа предо мною выну ( Пс.15:8 ) – умно предстоять Ему, я ощущаю какую-то особенную живость духа, в противность той мертвости, которая мною обладала, когда я старался помнить об одном сердце и привести ум в такое положение, чтобы он был, по выражению отцов, выше, или над сердцем, думая, что в этом только и состоит настоящая молитва.

Прошу вас, поясните мне, правильны ли мои понятия и так ли я молюсь?)

Письмо 903. Постепенное развитие добродетелей из памяти Божией и памяти смерти. О поведении в церкви, воздержании перед службой. О лености и молитве за иноверцев

Милость Божия буди с вами!

С праздником поздравляю. Да исполнит Господь душу вашу всякими утешениями духовными.

Все, что писали вы об образе, коим стараетесь молиться, хорошо. Трудитесь так и вперед.

Храните память Божию и память смертную. От них страх Божий будет в силе. От страха – внимание к себе и всем делам своим, мыслям и чувствам. От сего трезвенная благоговейная жизнь. От сей – страстей подавление. От сего – чистота. От чистоты – с Богом пребывание, не мыслями только, но и чувством.

Трудитесь. Труд все преодолевает с Божиею помощью.

Когда исполняете правило св. Пахомия, то дома только это делайте, а в церкви идет уже правило, т.е. служба. И с своим туда примешиваться не след. В церкви внимайте тому, что читается и поется, и сообразные с тем держите мысли и чувства. Когда неразборчиво читают, свою молитву говорите Господу, или только мысленно с благоговением возноситесь к Нему, с поклонами. Старайтесь за всякою службою довесть сердце до разогрения, и по выходе из церкви блюсти его.

Все сие вы уже делаете. Я только напоминаю, утверждая, что так и должно.

Вы поминаете про поклоны. Поклоны надо класть. Ими подогревать надо сердце, когда оно станет охладевать.

Поклоны – телесная работа. С ними надо соединять мысль о Боге и чувство к Нему.

Образ воздержания, какой имеете, когда готовитесь к службе, не худ. Но не забывайте при сем паче душу приготовить: вера, страх Божий, дух сокрушен, предание себя Господу, и от Него чаяние помощи на дело сие, сим украситься подобает.

Поминаете про леность. Где есть ревность о спасении и страх Божий: там нельзя быть лености: места ей нет. Скажите, кто видит, что в хате пожар, тот будет лежать, развалившись на печи?! Так и тот, кто страх Божий и страх смерти имеет, не может лениться в беспечности. – Этим и прогоняйте леность.

Св. Церковь не знает иноверцев и не поминает их, но, пока они живы, молится обще об обращении их. У иноверцев свои поминатели есть. Туда пусть обращается хотящий их поминать. Частные лица – родные, приятели – могут у себя молиться о них, творя это, как дело любви, и опираясь на что-либо достойное в поминаемых.

Господь да управит путь ваш!

Ваш доброхот. 27 дек. 88 г.

Письмо 904. Недосуг святителя

Милость Божия буди с вами!

Не успел ответить я на первое письмо, се и второе.

Благодарствую за память, и готов бы ответить вам, но времени не имею. Столько собралось дела! Между тем к вам писать надо все важные рассуждения.

Подождите немного, пока опростаюсь. Тогда и начнем наши рассуждения.

Я могу работать только утром. Вечером моя голова гожа только на тараракание о чем простом.

Благослови вас, Господи!

Ваш доброхот. 17 мар. 89 г.

Письмо 905. Взаимное откровение помыслов и исповедь

Милость Божия буди с вами!

Я не писал к вам, потому что спешил окончить Добротолюбие; а по окончании его отдыхаю.

Вопросы ваши, оставленные нерешенными, извольте повторить. А вновь предложенный решаю так.

Ничто не мешает иметь брата, и с ним держать откровение помыслов. Исповедь же надо держать по монастырскому порядку. По временам впрочем можно исповедаться, у кого угодно.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот. 14 июн. 89 г.

Письмо 906. Молитва духовная не зависит от телесного напряжения. О праве исповедывать послушников

Милость Божия буди с вами!

Молитва духовная не зависит от телесного какого-либо напряжения, как например, натиска вниманием к сердцу или стеснения дыхания и подобное. Она творится умным путем. Начинать ее надо поставлением себя в присутствие Господа, и затем, предав всего себя Господу и верою и упованием воодушевясь, обращать к Нему молитву свою, просто, по-детски. Чувства при сем, какие Бог пошлет, теми и довольствоваться. Дело духовное не в восторгах: самое лучшее его проявление есть «дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно». Как вы написали, что когда представляете присущим Господа, то лучше бывает: так всегда и делайте.

Что вы исповедали послушников, в этом нет ничего грешного. В грамоте иереям, по посвящении их, означается, что ему дается власть исповедывать и разрешать кающихся, как все другое церковное совершать. Сия власть и вам дана в самом посвящении. Но употребление ее в монастыре подлежит монастырским уставам. В нашем монастыре кто у кого хочет исповедуется, хотя духовник есть определенный. Не лучше ли потихоньку спросить настоятеля?

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот. 7 июл. 89 г.

(Вопрос. Когда мысленно прохожу символ веры, то в уме нехотя рисуются образы, и так как при всем моем старании не могу освободиться от них, то смущаюсь и боюсь, не дойду ли я таким образом до прелести?

Как понять все то, что написано о молитве у Симеона Нового Богослова в словах 8-м и 9-м?)

Письмо 907. Каких образов должно бояться. Об отправлении служб поклонами. О молитве без движения языка и непрестанном внимании

Милость Божия буди с вами!

Целый месяц все собирался писать, и насилу собрался.

Боитесь образов? Бояться образов надо не всяких, а только мечтательных и притом таких, кои к Божескому существу относятся, которое не видимо и чуждо всякой образности. Все же относящееся к тварям образно и может быть воображаемо. И Господа Спасителя, по человеческому Его домостроительству, воображать можно. Еще надо во время молитвы не держать в уме образов, а, представ умно Богу невидимому, изрекать к Нему благоговейное слово. Сего надо искать и обретется.

По Псалтири следованной можно службу править, и когда служить треба. И сократить можно, положив, например, вместо кафизм класть поклоны, как означено в той же Псалтири. Можно и все службы отправить поклонами, как опять указано в той же Псалтири. Там означены две меры: для мирян и ленивых монахов, и для монахов усердных. Если последняя мера покажется слишком великою, можно взять средину между ею и первою. Не надо поблажать лености. Молитва усердная никогда не бывает длинна, т.е., не кажется длинною.

Умом в сердце проходить молитву Иисусову, без движения языка, можно. Это лучше язычной молитвы. Язычная пусть бывает в пособие умной. Иногда язычная молитва требуется для твердости умной.

Когда после молитвы со вниманием и чувством ум отходит от молитвы и развлекается, надо возвращать его в свое место, а себя побранить, сокрушиться пред Господом и опять молиться со вниманием и чувством. Хорошая молитва всегда есть милость Божия и дар благодати. Не трубить и Господа благодарить надо.

Что написано у Св. Симеона Нового Богослова о неисправной молитве, то совершенно верно. Как быть? – Надо исправно молиться, отгоняя невнимание, равнодушие и беспечность: ибо в руках наших.

Ищите и обрящете. Спасайтесь!

1 сент. 89 г., 5 сент. 89 г.

Письмо 908. О поклонах и чтении псалмов. О Добротолюбии. Общение с братом из ученых. О молитве словами и умом. Пустые прибаутки своемудрствующих о молитве

Милость Божия буди с вами!

Полюбились вам поклоны. И добре. Но не забывайте, что под поклонами должна идти молитва от сердца, – от сердца славословить Бога, от сердца благодарить, от сердца просить, своим ли словом, – что лучше – или заученным, только чтоб всюду было сердце.

Если хотите, чтоб Псалмы не развлекали, прочитайте толкование их и уясните смысл их. Потом, никогда много не читайте, и читайте неспешно, вдумываясь в каждое слово. Когда разогреется от сего сердце, можно оставить Псалмы. Помните сказание о некоем старце, что он только одну славу прочитывал, а потом уходил в сердце и созерцание, и так молился.

О поклонах, – поясные ли класть, или земные, – что толковать? Но так хорошо, как вы делаете: 10 поясных и один земной. Можно свободно класть, когда в пояс, когда до земли.

Поклоны поклонами, а главное – жизнь исправная. Исправная жизнь идет со страхом и трепетом, от памяти Божией, не отходящей и всякий шаг сопровождающей. Отсюда трезвенность. Но вперед всего – ревность о спасении, сильная и безжалостная.

Четвертый том Добротолюбия весь обращен к киновитам, и там не толкуется о молитве. Том пятый – о безмолвниках более, и там – о молитве. Но во всем Добротолюбии никаких моих пояснений нет: все отеческие Писания.

Мне думается, что вам не следует отталкивать брата из ученых. Но что знаете, то сказывайте ему в простоте, а чего не знаете, о том говорите: не знаю. Будет ли что из этого, или не будет, это можно не иметь во внимании. Пост – спасительное дело, и служение литургий – благотворно. – Что скажут про N, если ничего не выйдет, или выйдет худое. N за это не ответчик. Как Бог благословит. Бог любит тружеников, только б они смиренны были и о себе много не думали. Истинно доброго ничего не можем мы делать без Господа и благодати Его.

Вопрос монахини о N решен первыми словами: «молиться иногда словами, иногда умом». – Только пояснить надо, что и умом нельзя молиться без слов, только слова сии не слышатся, а там внутри, в сердце мысленно произносятся. Сказать это лучше так: молись иногда словами звучными, а иногда беззвучными, неслышными. Заботиться надо только о том, чтоб и звучная и беззвучная молитва исходила из сердца.

Прочее, тут прибавленное, – прибаутки, именно: закрыв глаза, сжав уста и зубы, выговаривай слова молитвы не касаясь языком зубов, придерживай дыхание, чрез ноздренное дыхание это еще лучше». Сии и подобные приложения никуда не гожи. Когда из сердца молитва, тогда все забывается. А неопытные прочитают это, и станут так делать и верить, что это-то и есть настоящая молитва.

Вопрос верно относился к молитве Иисусовой. – Сколько нагородили прибаутков о святой сей молитве. – А дело просто: веруешь ли, что Господь Иисус Христос есть единый Спаситель твой? – Если веруешь, взывай к Нему: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя. А мудрецы мудреные про веру забыли, а все внимание остановили на словах; тут у них пошли сказки и про язык, и про губы, и про дыхание, и про голову с бородою, и про сидение.

Не молитва одна нужна, но и ревность о спасении сильная. Когда есть сия ревность, она уж научит, как быть. И совесть чистою блюсти надо: это – главное.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 15 окт. 89 г.

Письмо 909. Наставление о старчестве. О сочинениях преосв. Игнатия. Прибаутки

Милость Божия буди с вами!

Ходил к вам брат на совет, и с ним что-то сделалось недоброе. Вы отослали его к о. N, и от того он получил пользу. Если тот полезнее, и пусть к тому ходит.

Другой брат такой же все еще к вам ходит, и не отходит. – И пусть ходит. И говорите ему всегда полезное со смирением и любовью. А потом, когда уйдет, станьте и помолитесь о нем потеплее.

Поминайте слово Апостола: «если и впадет человек в какое согрешение, вы духовные исправляйте такового в духе кротости» ( Гал.6:1 ).

Вы загадываете бросить старчество. О. N хорошо сказал вам – не отсылать никого от себя. Хорошо, что приходят и каются. – И не отсылайте никого, хоть бы 70 раз седмерицею кто приходил и каялся все в том же грехе. – Всех принимайте радушно, отечески, как отец в притче. – Не хмурьтесь, не принимайте строгой речи, жалейте и сокрушайтесь вместе с ними. Не укоряйте и не осуждайте, а считайте их больными и насилуемыми от врага. Воодушевляйте их на борьбу обещанием помилования и избавления от страсти, если строго станут держать себя и употреблять средства, какие вы предлагаете. Против страсти похотной – пост и молитва, и неотступная память Божия со страхом, что стрела правды Божией может поразить при самом деле греховном, и под. – Хорош труд телесный до утомления. Но главное твердая решимость противостоять греховным позывам.

Пословица есть: взялся за гуж, не говори, что не дюж. – И несите сие братнюю тяготу, не пятясь назад.

Читать ли писания Преосв. Игнатия? – Читайте. Только статью о смерти не читайте, и то не всю, а только несколько листов, кажется, в начале, где он говорит, что душа и Ангел телесны, и доказывает. Эти листы вырвать лучше из книги. Вся статья очень назидательна, а эти листки портят ее. Враг его подзадорил. Можно думать (и я так думаю), что душа, и Ангел – духовны по естеству, но облечены тонким эфирным телом, а чтобы они по естеству были тело, так думать нельзя.

Про уроки о. N, – что я назвал прибаутками, – они значатся в вашем клочке, – вот: закрывать глаза, прижимать уста и губы, выговарить слова молитвы, не касаясь зубов, придерживать дыхание, ноздренное дыхание выше; кто сильнее, пусть выговаривает слова молитвы сильнее, чтобы сердце чувствовало.

Благослови вас, Господи!

Ваш доброхот Е. Феофан. 27 ноября 89 г.

Письмо 910. Шепотники, сопуны и кликуши

Милость Божия буди с вами!

Примите и от меня поздравление и с праздниками и с новым годом. Да будет все вам во спасение.

Что писано было об о. N со слов чужих, то полагаю лучше предать забвению. Передававшая приплела тут нечто и от себя, а отделить это от слов о. N невозможно. Ныне с молитвою Иисусовою не знать как обращаются. Сколько напридумали прибаутков! – А о существе дела совсем забывают. Оттого выходит, что одни только на словах и останавливаются, твердят: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, но без всякой мысли и чувства. Я называю их шепотниками, или шептунами. Другие останавливаются на ноздренном дыхании и сопят. Это сопуны. Показались еще какие-то такие, которые, будто не имея сил остановить внутреннего движения, начинают кричать: Иисусе. Иисусе. Ии. Ии. Это кликуши.

А дело молитвы сей просто: стань умом в сердце пред лицом Господа и взывай: Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, или только: Господи помилуй. милостивый Господи, помилуй мя, грешнаго. или другими какими словами. Сила совсем не в словах, а в мыслях и чувствах. На этом и стойте, и все прибаутки отвергайте, и сами и других тому учите.

Что вы освободились, хоть не совсем, от докук, – милость Божия. Пользуйтесь ею и пекитесь свое внутреннее благоустроить, ходить непрестанно в памяти Божией и памяти смертной и тем возбуждать помысл бодренный и ревнивый о спасении.

Прошу вымолить у Господа и для меня сие благо.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 3 генв. 90 г.

Письмо 911. Неправильный образ совершения молитвы Иисусовой и способ перехода к надлежащему молитвованию

Милость Божия буди с вами!

О молитве я говорил то, что говорил, потому, что из молитвы Иисусовой не знать что сделали. Думают, что как только стал кто творить сию молитву, то этим одним уже все сделал. Молитва сия стала у них, как заговор какой: твори ее, приложив к сему и те телесные положения, о коих инде говорится, и все получишь. Вот и мурлычут, а сердце остается пусто, и мысли бродят, даже и срамные движения приходят, а им ничего, будто все такое в порядке вещей. – У иных приходит при этом малая теплота, и они кричат: вот благодать, вот благодать! – И не вспомнят, что говорят опытные: смотри, придет легкая теплота, не дивись, это от естества, а не от благодати.

Чего ищут молитвою Иисусовою? – Того, чтоб канул в сердце благодатный огнь, и началась непрестанная молитва, чем и определяется благодатное состояние. Ведать подобает, что молитва Иисусова, когда искра Божия падет в сердце, раздувает ее в пламень; а сама не дает сей искры, а только способствует к приятию ее. – Чем способствует? Тем, что собирает мысли воедино и дает душе возможность стоять пред Господом и ходить в присутствии Его. – Главное – стояние и хождение пред Богом с вопиянием к Нему из сердца. Так делал Максим Капсокаливит. Так пусть делают и все, ищущие благодатного огня, а о словах и положениях тела не заботятся. Бог смотрит на сердце.

Я против того говорю, что иные совсем забывают о вопиянии из сердца. Вся забота у них о словах и положении тела, и отчитав в сем положении известное число молитв Иисусовых, с поклонами, опочивают на сем, с некиим самомнением и осуждением ходящих в церковь на общую уставную молитву. Иные весь век так проживают, и пусты бывают от благодати.

Если б кто спросил меня, как мне справлять дело молитвенное, я сказал бы ему: навыкай ходить в присутствии Божием или храни память Божию и благоговеинствуй; для поддержания сей памяти избери несколько коротеньких молитовок, или прямо возьми 24 молитовки Златоустовы и часто повторяй их с соответственными мыслями и чувствами По мере навыка будет просветляться голова памятью Божиею и согреваться сердце. В сем положении уканет наконец в сердце искра Божия – луч благодати. Его ничем не произведешь, он исходит прямо от Бога. Тогда можешь остаться с одною Иисусовою молитвою и ею раздувать молитвенную искру в пламень.

Таков прямой путь. zЧто касается до о. N, ничего не умею сказать вам. Управляйтесь с ним, как вас Бог вразумит.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 26 февр. 90 г.

Письмо 912. Молитвенный огонек приобретается трудом и не дается никаким художеством. Размер келейного правила. Об откровении помыслов, чтении книг и принимании ищущих старческого совета

Милость Божия буди с вами!

Все, что вы писали в последнем письме (18 февр.), добре написано. Молитва Иисусова, с верою в простоте сердца творимая, всегда душеспасительна. – Вредным может оказаться художество, какое с нею соединяют. От этого остерегать надо. Можно не вдруг на молитву сию налегать, а сначала всякий пусть навыкает молиться от сердца положенными молитвами и молитвами в церкви. Потом, когда заметите, что кто начинает углубляться в молитву, можете предложить ему творить молитву Иисусову непрестанно, и при сем блюсти память Божию со страхом и благоговеинством. – Молитва первое дело. Главное, что ищется молитвою, есть получение того огонька, который дан был Максиму Капсокаливиту. Сей огонек никаким художеством не привлекается, а подается свободно благодатью Божиею. Для чего требуется труд молитвенный, как пишет св. Макарий. Хочешь стяжать молитву, говорит он, трудись в молитве. Бог, видя, как ты усердно ищешь молитвы, даст молитву (Слово 1, глава 13). Это путь Максима. Два года бился он от сердца, ища молитвы, – и получил дар молитвенный. Сие преподавайте всем. Но прибавляйте, что дом молитвы – чистое сердце, и совесть спокойная и ревнование о всякой добродетели и засеменение их в сердце.

Не смущайтесь, что вас укоряют. За это Бог даст силу вашим урокам. Только смиряйтесь и в простоте сердца все творите.

Старец или брат, который говорил вам: утренних и вечерних молитв довольно. Разумеется это для келейного правила, с быванием на всех службах. – Конечно довольно. Только надобно, чтоб и церковные и домашние молитвы совершаемы были со вниманием и от сердца. Промежутки же все наполнять надо памятью о Боге – со страхом и сокрушением сердца. – Но при всем сем помнить следует, – или иметь в виду, последнюю цель – полученье того огонька, который дан был Максиму Капсокаливиту.

Открывать помыслы, как вы знаете по опыту, И весьма благотворно. – Читать книги тоже хорошо; и это может при случае подать вразумленье. Но там и пишутся общие указания; а на частные случаи лучше искать прояснение у живого знатока дела. Пристращаться к чтению дурно. Это не ведет к добру, – и восстановляет некую стену между сердцем и Богом. Развивается при сем любопытство и совопросничество пагубное.

Сумасшествие от молитвы Иисусовой может произойти тогда, когда творя сию молитву не отстают от каких либо грехов и привычек грешных, кои осуждает совесть. При сем внутри происходит глубокий разлад, прогоняющий всякую мирность сердца. Отсюда помутиться может голова, и понятия придти в смятение и запутанность.

Мужайтесь, – и ведите свое дело со страхом и крепким упованием на помощь Божию, всегда готовую. – Когда приходят к вам, нельзя же выгонять их палкою вон. Не за худом и не с худом приходят. Отказать им в слове, когда знаете, что сказать, так же худо, как не подать милостыню, когда есть из чего.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

С душеспасительным постом и забыл вас поздравить. Поздравляю и желаю вам провести его весь достодолжно, чтоб и Светлое воскресенье встретить радостнее.

Ваш доброхот Е. Феофан. 4 мар. 90 г.

Письмо 913. Разъяснение об истинном молитвенном огоньке и о теплоте, порождаемой внешним художественным образом молитвы. Об употреблении денег монахами

Милость Божия буди с вами!

Запоздал я ответом вам: прошу извинить.

Первое ваше слово об огоньке, что это такое? – Отв. – Когда Бог даст, тогда узнаете. Не вкусивши сладости меда, нельзя познать, что это за сладость. Так и тут! – Обнаруживается сие – постоянным чувством к Богу.

Зажигательным стеклом вы хорошо объяснили, как зажигается внутренний огнь. Так и делайте. – Как стоять пред Господом умом и сердцем? – Как стоять пред Государем: так и здесь надо. У Пророка говорится: предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть и проч. ( Пс.15:8 ). В настоящем виде является сие предзрение уже по приятии огня. – Дара сего просить не противно Богу. Что у иных дело сие оканчивалось худо, не благодать виновна, а тот, кто получил и не сохранил.

О деньгах. Когда есть своя потреба, удовлетворите ее, а остальное раздайте бедным, и оставайтесь ни с чем. – Главное – не полагать надежды в деньгах. Монастыри проживут, а бедным тяжело бывает.

Спрашиваете: «не то ли огонек, когда стоишь на молитве с благоговением и чувством своего ничтожества?» – Это связано с огоньком; но при нем оно неотходно. Огонек приходит без усмотрения. И всегда почти чрез таинства исповеди и св. Причастия.

Художественный образ делания молитвы изображается у Отцов, как внешнее пособие, и подчиняется внутреннему деланию. А ныне большею частью усвояют только внешнюю сторону, не радя о внутренней. – Чуть-чуть явится какое теплое движение в сердце, они решают: вот дал Бог, и предаются мечтаниям о себе. Затем охуждают всех, не держащих художественного образа молитвы, и не только это, но и церковные молитвословия, и тех, кои строго держатся его, стараясь не опускать. – От сего у них преуспеяние внутренней молитвы прекращается и они остаются с одним внешним деланием. – И духовная жизнь престает.

Извольте более пещись о внутренней молитве, отвлекая внимание от внешнего.

Труд молитвенный приводит к получению дара молитвы.

Ваш доброхот. 6 мая 90 г.

Письмо 914. Совет – доброе дело. Сожаление об умалении старчества. Послушник должен терпеть, а не шататься по другим монастырям. Письма к монастырскому духовнику

Милость Божия буди с вами!

Все вами сказанное и делаемое относительно ходящих к вам на совет совершенно правильно. – И прибавить к тому нечего. Написано: ведущему добро творити и не творящему грех ему есть ( Иак.4:17 ). – Добро ли – дать совет потребный, когда знаешь что требуется? Конечно – добро. Следовательно и надо так действовать.

При постриге бывают поручители. Вот они и старцы для постригаемых. Очень жаль, что у нас в монастырях не введено, как уставное дело, такое руководство, чтоб было старчество и открывание помыслов с вопрошением. – Это враг злодействует: ибо вопрошение и совет, и открытие помыслов врагу страшны. Впрочем хоть это не введено форменно, а на деле везде есть и ведется. Мало-мало нужда, сейчас и идут нуждающиеся к тем, от коих чают получить удовлетворение.

N послушник пусть терпит, а то привыкнет шататься и толку никакого не выйдет. Я в монастырские дела не вмешиваюсь. О. архимандрит ведет дела по своему разумению. Он мудрый управитель.

Благослови вас Господи всяким благословением!

Для руководства держите всегда под руками книгу Варсонофия и Иоанна, Лествицу, Писания Аввы Дорофея. Там много случаев разрешается. По ним и другие можно решать.

Ваш доброхот. 13 июня 90 г.

Письмо 915. О молитве, – в чем должна состоять главная забота ищущего дара надлежащей молитвы. Должно ли назначать умную молитву новоначальным. Совет о падающем брате

Милость Божия буди с вами!

На два письма не отвечал я вам, по лености. Прошу извинить, – и не бранить.

В первом письме пишете о молитве хорошо, – именно, что приемы при молитве, как держать внимание и какое давать положение телу и некоторым членам его, – не существенное дело в молитве, а как кому лучше, так пусть и держит себя.

О молитве главная забота, чтоб она шла из сердца. Настоящая сердечная молитва – дар благодати, подаемый чрез таинства Исповеди или Причащения. И по послании такого дара, подогревается он теми же таинствами. Отличительная черта сего дара – непрерывность молитвы, которая выражается чувством к Богу, иногда при словах молитвенных, а иногда без слов.

Что дает благодать, того свой труд никак не может дать. Он только приготовляет к принятию дара, – и по получении его подогревает его – вместе с таинствами.

У св. Отцов было законом: нудить себя на молитву – дома, в церкви, и за делами, и на прогулках, и во время свободное от всего. – Вот и все, что нужно знать о молитве.

Молодым – новоначальным – должно ли умную назначать молитву?

Молитва без умного и сердечного к Богу обращенья – не молитва. Это надо растолковать новоначальному. Молитву же пусть совершает по молитвеннику, всячески стараясь, чтоб со словами шли мысли и чувства. Сим трудом новичок приучится к молитвенным оборотам речи, а потом и сам своею речью станет совершать молитву, когда она подвигнется от сердца. А без молитвенника оставлять новоначального никак не следует, исключая того случая, если он прежде своего новоначалия ознакомился с умною к Богу молитвою.

Во втором письме – больше о некоем брате молодом, и падающем. Делайте по указанию Господа: прощая и разрешая 70 раз седмерицею. Не Господь ли говорит: грядущаго ко Мне не иждену ( Ин.6:37 )? Потому всякого приходящего с покаянием принимайте, утешьте, воодушевите, и епитимию налагайте – небольшую по силам, частые, хоть не многочисленные поклоны, с молитвою мытаревою: Боже, милостив мне буди падшему! Милостивый Господи, помилуй мя падшаго!

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан.

И забыл о духовничестве.

Коли вам лучше, что оно миновало вас, то и думать о нем нечего. Господь знает, что творит.

Письмо 916. О молитве и всегдашнем внимании к Богу. Нож в поучение духовнику

Милость Божия буди с вами!

Благослови вас Господи добре направить такого сынка, как о N. Дело спасения одно для всех – искреннее покаяние и решимость, крепкая, как смерть – ходить прочее право, и в мыслях, и в чувствах, и в делах.

Господь да управит путь его! Дайте ему прочитать книжку путь ко спасению, и что есть духовная жизнь.

Как вы решаетесь приготовляться к молитвословию, – это есть настоящее дело. Есть три слова о молитве – у Афонцев. Там между прочим и о том есть речь, что вы себе придумали. Выучите на память 24 молитовки св. Златоуста. И ими можете начинать молитвословие. – И так – в продолжении дня часто повторять их. Они все должное содержат. Чрез них удобнее переходить к непрестанной молитве с молитвою Иисусовою. Особенно начинающим это пригоже. – Все дело в том, чтоб навыкнуть внимание держать всегда на Господе вездесущем и все видящем, и всем спастися желающем, и готовом способствовать к тому.

Этот навык не даст скорбеть, – внутренняя ли, или внешняя скорбь беспокоит: ибо он доставляет душе полное удовлетворение, которое, насыщая душу, не даст места никакому чувству скудости и недостаточества, повергая себя и все свое в руки Господа, и порождая чувство Его непрестанного заступления и помощи.

Вы – духовник. Купите нож – острый-острый, – положите его у себя пред глазами, – и почаще посматривайте на него, приводя всегда на память закон, по коему духовнику положено отсекать язык, если он откроет кому исповедуемые ему грехи, или каким либо намеком даст догадаться о них. Я имею основание думать, духовники исполняют это. Не помнят такие, какое от сего зло, т.е. от того, если распространится мысль, что духовники не скромны: исповеди пойдут не полные, а там и совсем прекратятся.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот. 5 окт. 90 г.

Письмо 917. О приучении к должному молитвованию новоначальных. О руководителях в духовной жизни

Милость Божия буди с вами!

Не помню, по какому случаю написал я вам о молитве для новоначальных. Верно какие либо слова письма вашего подали к тому повод.

Моя мысль такая, что новоначальных прежде надо научить молиться как следует готовыми молитвами, для того, чтоб они усвоили себе и мысли и чувства и слова молитвенные. Ибо к Богу и слово должно быть обращаемо боголепное. Когда учитель заметит, что они достаточно в этом успели; тогда пусть скажет им, как молиться не чужими, а своими словами, – свои личные потребы духовные к Богу молитвенно вознося, и моля Его милостиву быть к нему и помочь ему. В это же время можно им предлагать молиться коротенькими молитовками, указав образец их в 24-х молитовках св. Златоуста, и разрешив ему набирать и другие подобные молитовки из Псалмов, из молитв церковных, и самому составлять их.

Сими коротенькими молитовками они добре навыкнуть держать внимание не развлекающемся во время молитвы. Тут наконец можно им преподать уроки о молитве Иисусовой, не обставляя ее никакими внешними приемами, и одно только внушая износить сию молитву из сердца.

Молитва из сердца всякая должна исходить, – и другая какая молитва – не молитва. И молитвы по молитвеннику, и молитвы свои, и коротенькие молитовки все – должны идти из сердца к Господу предзримому пред собою. Тем паче такою должна быть молитва Иисусова. Я разумею упражнение в молитве келейное. – Церковная молитва пусть течет по тому, что читается и поется в церкви. В среду того можно вставлять и свою молитву и молитвы коротенькие, особенно на ектениях, или когда не слышится и не разумеется читаемое и поемое.

За сим все ваши вопросы о молитве решайте, как хотите. Требуйте только, чтоб не ленились и чтоб молитва всегда шла из сердца. Сидеть на молитве никогда не позволяйте. Пусть стоят благоговейно. Сидеть с молитвою Иисусовою – дурной обычай. С братом, который падает и падает, – а между тем испытывает иногда духовные движения, – управляйтесь как знаете. Молитесь о нем и его заставляйте молиться о себе самом, являя ему иногда милость, иногда строгость.

Книга Варсонофия и Иоанна очень потребна для духовников и руководителей. Читайте и учитесь.

Правду говорит N., что ныне нет настоящих руководителей. – Однако ж с одним Писанием и отеческими уроками оставаться не следует. – Необходимо вопрошение. Паисий Нямецкий так решил: два или три единомысленных пусть составят союз, и друг друга руководят или друг друга вопрошают, ведя жизнь во взаимном послушании, со страхом Божиим и молитвою в умеренной строгости аскетической.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот. 29 окт. 90 г.

Письмо 918. Причины неотвечания святителя

Милость Божия буди с вами!

Вы я думаю очень дивитесь, что столько времени нет от меня письма. Причина вот в чем: семь недель хворал от простуды; но тут уж не до переписки. Теперь все прошло, – чуточку осталось хворости.

Пишу вам, чтоб только сказать об этом, и утолить ваше беспокойство о неотвечании моем, если только оно есть.

На письма ваши отвечать не берусь. Надо перечитывать ваши письма, а это труд тяжелый, потому что вы пишете обыкновенно много, почерк же ваш очень не живописен. – Прошу извинить мне сию леность.

Желаю вам всего хорошего, – и внешне и паче внутренне. Да хранит Господь в вас доброе настроение монашеское.

Ваш доброхот. 14 янв. 91 г.

Письмо 919. О слове чадо и о кресте над разрешаемом. Целительные грязи

Милость Божия буди с вами!

Поздравляю с постом!

Даруй вам Господи провесть его постнически и. духовно, в покаянии и сокрушении.

Мне не противно получать письма от вас и отвечать вам, только вопросы ваши не всегда мне под силу, потому что я не имел никакой практики, а вопросы ваши все практичные. Вот и в последнем письме спрашиваете о слове чадо при исповеди и о кресте над разрешаемым. – Об этом надо спрашивать духовников старейших и благоговейных, которые много видели и слышали. Скажу однако же что думаю: надо действовать так, как показано в чине исповедания: ибо он написан для всех. Если впрочем слово чадо иной раз смущает, говорите: рабе Божий. Что касается до креста, то его не отложно следует полагать: ибо во имя и в силу его дается и действенно бывает разрешение.

Вы пишете: «работаю, как новоначальный с послушниками». – Я не понимаю, в чем эта работа? – Хорошим же или не одобрительным делом она может быть только от духа, с каким делается. На это и смотрите и соответственно с тем себя держите.

Когда видите, что вас чернят, принимайте то, как целительные грязи. Вы добре делаете, что не теряете братского расположения к тем, которые прилагают к вам это врачевство.

Моя хворость почти прошла; осталось немножко головокружения, которое, тоже чаятельно, пройдет.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот. 26 февр. 91 г.

Письмо 920. Наставление о духовничестве

Милость Божия буди с вами!

Благослови Господи ваше духовничество. – Господь возложил на вас сие иго. Он и силу подаст к понесению его, – и мудрость к действованию по нему целесообразно. Если всегда следовало вам в молитве пребывать: то тем паче теперь.

Души, которые будут приходить к вам на исповедь, – Бог будет приводить к вам. В этом смысле и принимайте всех, – как Богом посланных, – и заботьтесь исполнить то, зачем они посланы.

Посланы же они зачем бывают? За тем, чтоб вы уврачевали их, – или вернее сообщили им Господне врачевство: ибо врач душ один Господь.

Медикаменты все в духе и сердце вашем. Господь будет приводить их в движение или изготовлять. Вместо рук, берущих и прилагающих врачевства – у вас язык, или слова. Апостолов посылая на проповедь, Господь говорил: не пецытеся, како или что возглаголите ( Мф.10:19 ). И к вам это приложимо. Предайте себя Господу и веруйте, что когда нужно будет особенно целительное слово, оно польется неудержимо и сложится самым целительным образом. – Составьте сами себе молитву, – или несколько кратких молитовок, в коих выражались бы потребности настоящего вашего чина, – и ими молитесь, почасту повторяя их.

Вы спрашиваете относительно отлучения от св. Причастия. – Мне думается, что коль скоро исповедающийся являет сокрушение и полагает нелицемерное намерение воздерживаться от греха, подвергающего сему отлучению, то этого можно не делать, не по поблажке, а из опасения, как бы от сего хуже не было. В первые времена причащались часто, и тогда отлучение длилось недели, месяцы, редко годы. А теперь – причащаются большею частью один раз в год, и отлучение будет длительно. – Где возьмет силы кающийся и ищущий исправления?! – И будет отлучение – предание его в когти врагу. – Потому полагаю, что лучше ограничиваться наложением епитимии, – только с осмотрительностью и применительно к делу. – Опыт научит.

Благослови вас, Господи!

Ваш доброхот Е. Феофан.

P.S. Еще не было отослано это письмо, как получаю другое. – Но в ответ на него прибавить нечего. – Вы хорошо поступаете в том, в каком смысле принимаете приходящих, и как исповедуете и епитимии налагаете. – Благослови Господи труды ваши. Молитесь много и усердно, – чтоб Господь не оставлял вас внушением, как поступать с кающимися.

Письмо 921. О книге Душа и Ангел и сочинениях преосв. Игнатия. Кровяной жар при искусственном делании молитвы Иисусовой. Уволенному от череды. Об уединении

Милость Божия буди с вами!

Пишете, что приобрели книжку: Душа и Ангел не тело, а дух. – Добре! Читайте, и другим давайте, или советуйте приобресть. Тут излагается прямая истина; но есть лица, которые держатся противоположной сему лжи, – не безопасной: ибо если душа тело, то зачем нам воздерживаться от телесного? Яждь, пий и веселись ( Лк.12:19 )!

Но вы будете неправы, если и о всех сочинениях Пр. Игнатия будете думать дурно. В них излагается прямая истина о духовной жизни, и все словами Отцов, хотя не указывается везде, где взяты мысли. Потому его следует читать, не морщась.

Мокрое полотенце класть на грудь, кто-то делает из ныне подвизающихся. И писал ко мне. Это не относится к делу молитвы, а к тем случаям, когда разгорячается кровь сердца при искусственном делании молитвы, чтоб умалить жар крови. Этот жар не духовное явление, а кровяное, и происходит от неумеренного употребления искусственных приемов при молитве Иисусовой. Кроется при сем и то, что они искусственное делание молитвы Иисусовой почитают главным делом, и кровяную теплоту сердца при сем настоящею духовною молитвою Иисусовою. Кто так думает, тот в прелести.

Что вас от череды уволили, это значит, что вы причислены к старцам. Однако ж это не затем делается, чтоб поблажать лежебочеству, а чтоб прилежнее предавались вы духовным деланиям и умному пред Богом священнодействию в сердце. – Ваше жаление, что редко служите, – напрасно; ибо не вами избрано, и братия напрасно колют вам глаза, что вы череды не исправляете. Говорите им: други мои, не моя воля; за то же, что я смиренно покоряюсь распоряжениям отцов наших, укорять меня не следует.

Об уединении лучше не думайте. Если оно нужно для вас, Бог устроит его для вас, когда придет срок. – Ему должно предшествовать сильное тяготение внутрь.

Благослови вас, Господи! Прошу ваших молитв. Спасайтесь!

Ваш доброхот. 5 июл. 91 г.

Письмо 922. Причуды при совершении молитвы Иисусовой

Милость Божия буди с вами!

Да поможет вам Бог в вашем духовничестве!

Как вы поступаете при исповедании и причащении больных и престарелых богадельников, так и поступайте. Богадельникам же и больным советуйте мысленно от сердца молиться Господу.

Что вы писали о некиих совершателях молитвы Иисусовой, кои кладут руку на стол и под пальцами собирают внимание, то это не уместные причуды. Причуда и то, что некий пальцами правой руки ударял в ладонь левой, и так собирал ум и молился. – Вы предлагаете мне разъяснить дело молитвы. Но тут и разъяснять нечего. Стань умом в сердце пред лицом Господа, и взывай к Нему: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! – Это будет труд молитвенный. Смотря по тому, как кто усердно будет трудиться, Господь, видя труд, даст ему молитву духовную, которая бывает плодом благодати Св. Духа. Вот и все, что следует говорить и разуметь о молитве Иисусовой. Все же прочее придумываемое к делу нейдет. – Это враг отвлекает от настоящей молитвы.

Старцу, слышащему шум и ощущающему прикосновения, нечего более сказать, кроме того, что выговорили: не обращать внимания. Пусть молитву присоединяет всякий раз: Отче наш; может с верою и запрещение от лица Господа произносить над врагами!

Что лоб у него красный был, это верно от того, что он бухает им об пол. Пусть перестанет это делать. Поклоны хорошо класть. Все молитвенники советуют это делать, а бухать об пол нет нужды.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Письмо 923. О своем затворе. Ободрение духовнику

Милость Божия буди с вами!

Спешу вам писать – по поводу вашего желания заехать мимоездом в Вышенскую пустынь, где я живу, чтоб поговорить со мною лицом к лицу, – что заехать можете, но поговорить со мною не придется, потому что я никого не принимаю уже давно-давно. На то, чтобы так поступить, есть у меня большие причины. Высказать их не могу, но должен признаться, что они не аскетического свойства. Это у меня не затвор, а запор. Потому, если другой причины заехать на Вышенскую пустынь не имеете, то и не трудитесь заезжать.

Духовничество ваше, судя по тому, что вы пишете, идет исправно. Господь да поможет вам и да подаст разум и рассуждение; молитесь о сем, и когда приходится действовать, действуйте в молитвенном расположении, не допуская отнюдь своей воли и властности неразборчивой.

Келейные правила, какие даете новоначальным, хороши. Твердите им больше, чтобы навыкали хранить память Божию и смертную, и ходили в духе сокрушенном и смиренном.

Что всех допускаете к св. Тайнам, мне думается, не худо. Но требуйте твердой решимости – воздерживаться прочее от грехов. Эта решимость есть настоящая сокровищница для святых и божественных Таин. – И епитимию налагайте и строго требуйте исполнения. Которые вновь грешат, журите – без гнева, а с сожалением, – и воодушевив, разрешайте, с увеличением епитимии небольшим.

Молитва бывает нерассеянною, когда на сердце есть чувство к Богу. Учите всех возгревать сие чувство – молитвою же, богомыслием, – и благотворениями по силе.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Письмо 924. Ответ просящему что-либо из одежд святителя. О Льве Толстом. Наши врачеватели. Ответ на вопросы по духовничеству. Всезнайка

Милость Божия буди с вами!

Удивило меня ваше желание иметь что-либо из одежд моих. Если б вы были враг мне, и я желал бы вам сделать зло, то ничего не мог бы придумать удобнее, как это. Бесы юлят около меня и часто разживаются то малым, то большим чем. Пошли я вам одежду, – то, как она знакома им, они тотчас нахлынут к вам в келлию, и не один легион, а счету нет. Так по сей причине я никак не могу решиться послать вам, что вы желаете, потому что я не враг вам.

Какие это глупые студенты, что верят Л. Толстому, который ни во что не верит. У него нет ни Бога, ни души, и ничего святого. Он пишет глупости только для того, чтобы смутить верующих, и все криво толкует. – На воинах и войнах часто видимое Бог являл благословение, и в ветхом и в новом завете. А у нас сколько князей прославлены мощами? кои однако ж воевали. В Киевопечерской Лавре в пещерах есть мощи воинов. Воюют по любви к своим, чтоб они не подверглись плену и насилиям вражеским. Что делали французы в России? и как было не воевать с ними.

Ужели и о поклонении икон колеблется их верование?! Уж это ни на что не похоже. К таковым будьте безжалостны. – Не разрешайте, если не обещают изменить свои мысли.

Что на вас смотрят ошибочно, почитая вас святым, это не велик для них грех. Но если вы в самом деле подумаете о себе, как о святом, то это дело небезопасное. Извольте с собою рассудить о сем пред лицом Бога, и умудряйтесь смирять помысл свой. Да у вас есть впрочем врачеватели. Это те, которые не хвалят вас, а порицают. Они воистину омывают вас, и от того, если хоть слегка подумаете, что вы состоите во святых.

Да – стоит допытаться, от чего иные сами отлучают себя от Причастия; может быть совесть, после исповеди, что-нибудь порассказала им вяжущее их, несмотря на ваше разрешение.

Что вы не смотрите сурово на исповедающихся, это ничего, в порядке. Но шуточного в обращении ничего не допускайте. Будьте радушны, приветливы – и словом и взглядом и обхождением, но без шуток. Иначе они подумают, что даете поблажку.

Любите учеников своих – так должно. Но нет ли плотской любви? – Сами смотрите, и не допускайте ей быть. Кажется это различить не совсем трудно.

Что вечером отворенною имеете дверь для имеющих нужду в вашем слове, это хорошо. Я слышал, что в Оптиной пустыни духовник подолгу двери не затворяет, и к нему прибегают иногда в полночь.

Те послушники, что почти каждый день ходят, если приходят по духовным нуждам – пусть ходят. Но говорите с ними всегда только о духовных вещах, – и сказав должное, отпускайте.

Оставшись сами, Богу исповедуйтесь во всем, – и испрашивайте Его вразумлений на всякие случаи.

Благослови вас Господи всяким благословением. Спасайтесь!

И обо мне не забывайте молиться, ибо я многими немощами обложен; особенно любовью к покойной жизни и высокоумием. Мне думается, что я всезнайка, а писака такой, что во всем свете нет такого, и прежде не было, и едва ли будет.

Ваш доброхот. 30 окт. 91 г.

Письмо 925. О ночных осквернениях. О старце стужаемом духами

Милость Божия буди с вами!

Относительно ночных осквернений нельзя одного правила держаться, потому что разные бывают тут обстоятельства. Бывает истечение влаги совсем несознаваемое, а иное бывает с сознанием, но без всякого похотения и телесного и душевного, и даже с сопротивлением ему во сне. Эти два случая ни к чему не полагают препоны, ни даже к принятию Таин и служению литургии. Довольно сокрушиться сердечно и сказать духовнику. Но когда при сем бывают срамные мечтания с вожделением, согласием и желанием, тогда, исповедав сие духовнику, лучше воздерживаться и от того о чем вы сказали, и от всего другого, требующего особенной чистоты, пока испарится все скверное из души и тела. – Впрочем духовник, смотря по лицу, может все разрешить, ибо и крайняя нужда бывает – Посмотрите в книге Варсонофия и Иоанна, кажется там есть; есть кажется и у св. Лествичника и особенно у Кассиана.

Вы спрашивали у постригаемых: будете ли вы меня слушать? – Мне кажется, так нельзя говорить, слушаться надо настоятеля, или начальника.

Как быть старцу, которому по ночам стужают бесы? – Так быть, как есть ничего не прибавляя. – Пусть отбросит всякий страх, и встречает сие без смущения и робости. Пусть ограждается крестным знамением и молитвою, пусть плюет на них, бранит и в ад посылает. В житии св. Антония есть на это уроки. Найдите и почитайте старцу. – Главное не робеть, и в чувстве силы о Господе отгонять их.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Письмо 926. Признак для различения стоящего в прелести. Совет духовнику

Милость Божия буди с вами!

Получил оба ваши письма. На первое все собирался ответить, а тут и второе подошло. – В том и другом письме главный предмет – хорошо ли творит молитву Иисусову некий, новоопределившийся к вам послушник, научившийся ей по рассказам странника. – Я думаю, что хорошо. Если б он был в прелести, это тотчас обнаружилось бы в его взоре, несколько диком и особенно в упорстве стоять на своем. Как этого нет, то можно спокойно позволить тому послушнику продолжать свое делание. Внушите только ему, чтобы при молитве имел страх Божий и память Божию неотходную, особенно то, чтоб тотчас сказывал, когда случится что особое в сем его делании.

Второй у вас предмет – то, как вы ведете дело исповеди и разрешения. – Мне думается, что не худо. Но поставьте в числе маленьких своих молитовок молитовку, чтоб Господь Сам, по милости Своей, подавал вам внушение и руководство, как поступить. Сами же никогда не действуйте с продерзостию и своеволием (я так хочу), но всегда со смирением и страхом Божиим.

Что ваши собраты не благоволят к вам и образу вашего действования, и даже иных отвлекают от вас, не смотрите на то. Кого Бог посылает к вам, того никто не отвлечет, и тому не помешает добраться до вас.

Если от череды освободили вас, то когда же вы служите? – Верно, когда вам вздумается послужить, никакой чередной не откажет вам, и будет рад, получая чрез то некое облегчение в труде своем.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Письмо 927. Разъяснение о схиме. Прежде надо распяться, а потом схимиться

Милость Божия буди с вами!

Задолжал я вам не одним ответом, – но ничего, думается, потому что у вас там толки идут о том, о чем мне нечего сказать, кроме – устрояйтесь, как знаете. – Но в последнем письме у вас речь о серьезном деле – о схиме. – Можно и шутя посхимиться, – и тут нечего задумываться. А если взять на себя схиму, как следует, то не оберешься, сколько найдет думаний. Вот сими то думаниями вам и следует наполнять голову, когда дошел до вас слух, будто вас хотят посхимить. – Первая мысль – хотят другие, не вы сами. Стало не ваша потребность имеется в виду, а что-то помимо вас. – Пусть эти другие – начальственные лица; но в таком важном деле, как схима, и они не должны действовать по одной своей воле, а должны поиметь во внимании и тех, коих хотят посхимить. – И вас они должны спросить, если хотят сделать дело по Богу. – Вот вам и вторая дума, – что сказать, когда спросят? – И думайте об этом. – Вы спрашиваете меня, как вам быть. Я ничего не могу сказать решительного. Сами решайте. – Схима указывает, что носящий ее мертв, или есть мертвец; но живой. Мертв для сей жизни, а живет другою жизнью. На схиме множество крестов. Это значит, что схимник распят, висит на кресте и пошевельнуться не может. – Если у вас это самораспятие есть, или вы усердно желаете его, и готовы для него на все; то это будет свидетельствовать, что вы готовы для схимы. – Сим и решите вопрос. Но если вы не распяты еще, – и желание ваше распять себя двоится, то лучше повременить осхимливаться. Время терпит. Вы не стары. Но и вот как можно повернуть дело. Самораспятие – внутреннее дело. Внешнее указание на него схимою будь не будь, все равно. Оно ничего не прибавит к внутреннему. Но вот что может случиться: показание самораспятия будет, а самого самораспятия не будет. – Что же будет в таком случае посхимление. Комедия – на смех. Люди м.б. не посмеются, и Ангелы не станут смеяться, а скорее плакать. Смех подымут одни бесы, и такой, что если б наш слух открылся для услышания его, то мы все пооглохли бы. – Конечно, – отсутствующее самораспятие во время схимления можно потом подогнать, – да кто знает, что будет потом? – Нет; гораздо надежнее прежде распяться, а потом схимиться. Можно удовольствоваться и начатками самораспятия, с твердою волею неотложно продолжать его и доводить до зрелости. В таком случае, будет предлежать труд так обставить себя, чтобы соприкосновенности ваши не мешали созрению вашего самораспятия.

Если вы спросите, посоветовал ли бы я вам посхимиться помимо всяких рассуждений? – Нет, не посоветовал бы. Почему? Сам не знаю почему; но не посоветовал бы.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Письмо 928. Дух жизни подвижников. Сребролюбие и любоимание. Об о. Иоанне Кронштадтском

Милость Божия буди с вами!

Премного провинился я пред вами. Прошу извинить, простить и разрешить мне грех сей.

Вы прописали свои подвиги – от просыпания утреннего до заснутия ночного. Это обычная жизнь всех порядочных людей. Цена ее – такой – зависит не от того, что делается, а от того, в каком духе делается. Если сквозь все сии деяния проходит страх Божий, – и исполняется при сем заповедь св. Павла: плоти угодия не творить в похоти, то все в порядке, – и еще порядочнее, если удовлетворение потребам творится с ворчанием, подражал тому старцу, который бранил тело, двигаясь ко сну.

О. N сребролюбец. Сребролюбец есть идолослужитель, а вы так легко произносите о себе такой суд. Если когда раздаете, не чувствуете жаления денег; то тут нет страсти сребролюбия, а есть только любоимание. Желание иметь деньги, чтоб были под руками на всякий случай – свою потребу, или потребу ближнего. Хоть и в таком случае есть нитка, привязывающая, но она паутинная. Ничего неимение – цель. И блаженны, сумевшие устроить быт свой по сему началу. Но требование сего начала так широко, – что и сору чтоб не было в келлии. Как нам с вами быть? Там коверчик, там диванчик, там креслы, там стулья, все мягко, и глазу приятно. А сапожки, а чулочки, а рясочка, а подрясничек, и проч. и проч. Где же тут отщепенство от мира. Мир в объятиях наших, с целованиями и прижиманиями!! – Я это с себя списываю. Денег лучше не накоплять, а так: одна рука берет, а другая отдает. Деньги пусть полежат до случая – отдать. – И довольно.

О. Иоанн Кронштадтский – Божий человек. Молитва его к Богу доходна, по великой вере его. Господь да хранит его в смирении и преданности Его святой воле, и в самоотвержении. – У него не одна книжка, а до 15, или более. Потрудитесь приобресть. Они все не велички, как та, которая есть у вас. Образ исповеди им ведомый, вероятно, держится с благословения Владыки Митрополита. Но о. Иоанн и частно исповедует, а то все те, которые не имеют что особенное сказать или спросить. – У него бывает народу не до 200, а 2000.

Это милость Божия!!

Благослови вас, Господи!

Ваш доброхот. 20 июл. 92 г.

Письмо 929. Новоначальным не сразу дается правило молитвы Иисусовой. Чего главным образом должно искать чрез упражнение в молитве. О разрешении на исповеди

Милость Божия буди с вами!

Долго я не отвечал вам. Виноват! – А между тем у вас предлагались очень важные вопросы. – Первый о молитве Иисусовой. – Я думаю, что старцы хорошо делают, не налагая на новоначальных правило молитвы сей. Надо подождать, пока начавший дело потрудится в молитве церковной и домашней; и только внушить ему, чтоб молился всегда от сердца с памятованием о Вездесущем Боге, Коему молится, и с пониманием молитвенных слов, веруя, что Господь близ есть, внимает молитве его, и готов исполнить прошение его, если он как следует молится. Подолже подержать его в сем порядке. Потом, когда он привыкнет внимательно молиться сим образом, передать ему и правило молитвы Иисусовой.

В творении молитвы сей учить учащихся, чтоб не ограничивались заучением одних слов, а чтоб всегда при сем Господа имели пред умными очами своими, и к Нему обращая слова молитвы так держали себя, как держали бы себя, если б стояли пред Государем и просили его о чем либо. – Да будет дух сокрушен и сердце сокрушено и смиренно.

Тот послушник, что писал на сердце молитву Иисусову, видно, всю силу молитвы полагал в словах. – Пусть навыкает ходить в присутствии Божием и всякое дело послушания совершает наилучшим образом, ведая, что Господь смотрит на него, и за хорошее исполнение послушания готовит ему награду, а за небрежное (лишь бы с рук долой), или ничего, или что-нибудь наказательное. Сим образом привыкнет он молиться умно и собранно.

То, чего должно искать молитвою, это есть водружение в сердце тихого, но теплого чувства к Богу неотходного; восторгов же и особенных движений не домогаться, а когда Бог пошлет особенные молитвенные чувства, благодарить за них, а не присвоять себе, и не жалеть, когда отойдут, как бы о потере какой великой, а всегда от них смиренно нисходить к тихому чувству к Господу.

Второй – о разрешении. Хорошо делаете, что сокрушающегося разрешаете прямо, не налагая епитимии; но говорите ему: брате, сохрани сей дух сокрушен и подновляй его, когда ослабевает. – А тому, кто холодно исповедуется, – тому, разрешив его, скажите: брате, позаботься стяжать и утвердить в себе дух сокрушен, – а для сего – клади по три земных поклона в церкви или дома, с молитвою: дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно даруй мне Господи!

Благослови вас, Господи!

Письмо 930. Разные наставления о духовнической практике

Милость Божия буди с вами!

Смущаетесь по поводу своего духовнического служения. – Нельзя не смущаться: дело – большой важности. Но молитесь, чтобы Господь вразумлял вас всякий раз. Молитву сию введите в свое молитвенное правило, и во всякое другое время, если ум вознесется к Богу, прилагайте молитвенное слово и о своем духовничестве. Сие обращение к Богу со страхом привлечет вам помощь от Господа.

Берите пример с Ап. Павла, как он строго отнесся к кровесмеснику; а потом, когда тот искренно раскаялся, тотчас простил ему все и стал ходатайствовать за него пред Церковью. Искреннее раскаяние открыло путь согрешившему к стяжанию помилования. Смотрите на приступающих к исповеди, и коль скоро видите раскаяние, разрешайте. – Но на все случайности по делу исповеди правила постановить нельзя. Молитесь, чтобы Бог вразумлял.

Касательно поклонов в столовой – сами вы сказали, что встревать в распоряжения настоятеля вам не леть есть. Но – и говорить нечего. – Что смущаются подпадающие под сию епитимию, затем ведь и дается епитимия, чтоб погрешившему чувствительно было. Молитве тут никакого нет унижения, больной врачуется, поклоны – чтоб молился согрешивший.

О духовничестве – толкуйте там с духовниками. У вас там их не мало. Вот и толкуйте, поверяя друг другу свои затруднения, и вместе решайте, как быть.

Строгость – хорошее дело. Она отрезвляет. Но бывает, что от исповеди отбивает и в отчаяние ввергает. Снисходительность расслабляет решимость к доброй жизни кающихся, а бывает и обратное действие.

Умудряйтесь, как вам Бог поможет.

Нарушители 7 заповеди размножаются и разнообразятся. Что будешь делать. Слишком глубокие корни дел сих лежат в естестве нашем, и падают будто поневоле. Борьба эта тяжелее всех – других. Но воодушевляйте на борьбу, – и иной найдет силу устоять против нападков сих.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь! Молитв ваших прошу.

Письмо 931. Продолжаются советы о духовничестве. Испытание серафиму

Милость Божия буди с вами!

Духовником вас сделали, – и несите сие послушание. Какие по сему делу встречаются недоумения, совещайтесь со старцами своими, – или спрашивайте у настоятеля, не сказывая однако ж имен, коих лиц дело касается.

Вы хорошо ответили настоятелю, что не находите удобным сказывать ему о делах кающихся. Сего никто не должен знать, – даже и вы сами забывать старайтесь.

Приходить помысл уклоняться и от принятия кающихся. Теперь это не в вашей власти. Можно было не принимать духовничества; а теперь уж поздно об этом думать. – Но принимая всех милостиво, от всех требуйте сокрушения покаянного и твердого намерения воздерживаться от грехов. Если какой хладнокровно рассказывает – то и то наделал, – такому можно сказать: поди-ка, недельку походи в церковь, и помолись, чтоб пришел тебе дух сокрушения и решимости не грешить. И тогда приходи, я посмотрю.

Тому, кто говорит, что при нем всегда находится серафим, велите сделать испытание сему серафиму, именно, верует ли он в Господа Иисуса Христа и крестное знамение пусть положит на себя. – В отечниках так пишется, – и Ангелы, коих пытали сим образом, хвалили пытавших. Враг не может стерпеть крестного знамения. Причащаться ему нет препон.

Которые наизусть знают молитвы утренние и ночные, хорошо делают. И пусть читают, только неспешно, с мыслями и чувствами, кои выражаются словами молитвы. Так молиться лучше, чем по молитвеннику. И Евангелие учить на память хорошее дело, и псалмы. Благословляйте всех на это.

О том, что в деревню ушел и жениться хочет, слова Апостола имеем: лучше жениться, чем разжизаться ( 1Кор.7:9 ). Если преодолеет, лучше сделает; а если не надеется преодолеть, пусть женится.

В прежнем письме – поминали вы о нескольких братьях, что открывают все вам. Это хорошее дело. Принимайте, – и дело говорите им. Один из них, говорите вы, умную молитву творит похоже на то, как описывает Симеон Новый Богослов не настоящий образ молитвы. – Что делать с такими, не умею сказать. – Мне думается, что им можно говорить: главное стой в вере, что Господь Иисус Христос есть, – и близ есть, все видит, что у тебя на душе. И се сею верою взывай к Нему. – Воображения же, какие при сем бывают, не считать, что они истину выражают – т.е., что и на деле все так есть на небе, как ты воображаешь. Ибо это никому неизвестно. Сами воображения пусть до времени остаются. Только не надо считать их, что они истинны.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Письмо 932. Разъяснение духовнику о помедлении разрешением, слышимых некими голосах, книгах для новоначальных и утомлении. К истории молитвы Иисусовой

Милость Божия буди с вами!

Вы меня поздравляли с началом Четыредесятницы, – а я поздравляю вас с концом ее. – Вот и страстная! – Да напечатлеются страсти Господни в сердце вашем, вызывая и соответственные чувства сокрушения и смирения!

В прежнем письме, – Генварьском, – вы писали, что всех разрешаете приступать к св. Тайнам. Это очень милостиво, и, думаю, не противно Господу всемилостивому. Но, также думается, не расслабить бы тем приходящих. Искреннее раскаяние всегда достойно снисхождения; но приходящих к исповеди равнодушно, можно как-нибудь расшевеливать. Спросите иного, можно ли отложить разрешение его на сколько-нибудь времени? Не затруднит ли это его в каком либо отношении? Если можно; то и отложите, наложив на это время епитимию – поклонами, воздержанием в пище, и сне, паче же сокрушением. Когда искренно исполнит, тогда и разрешите. – И увещавайте, чтоб воздерживались от грехов.

Писали вы также о слышимых некиими голосах, – мысль отцов древних – не обращать на это внимания, не углубляясь в причины. Думайте так сами и других учите. Невнимание пристыдит врагов, и они перестанут так чудесить.

Какие книги советовать читать новоначальным? – Какие общедоступнее. Каковы: Св. Златоуст, Ефрем Сирианин, Авва Дорофей, св. Тихон. – Можно ли позволять читать какие-либо истории? Можно. Четь-Минею пусть читают. Повести и романы тоже суть историйки. Но все житейского свойства. Лучше не касаться их. – Напасть можно на соблазнительный.

Когда утомлены бываете беседами с приходящими, тогда по отходе их не вдруг становитесь на молитву, а успокойтесь наперед духом, потом исполняйте свое молитвословие, а леность отгоняйте. Это дурная гостья, и одна не приходит.

Из того, что о молитве Иисусовой не упоминается, нельзя заключать, что она не была в употреблении. Дело не в словах, а в краткой молитовке. Такая не одна была в употреблении. Св. Кассиан пишет, что в Египте употребляли такую молитовку: Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися. – В других местах другие были в ходу молитовки, – как: упование мое Отец, прибежище мое Сына, покров мой Дух Святый. Еще: Аз яко человек согреших, Ты же яко Бог щедр помилуй мя, видя немощь души моея. – Между ними и молитва Иисусова. – Но потом – отдано преимущество молитве Иисусовой.

Назначение кратких молитовок – способствовать собранию мыслей и трезвению. Сила не в словах, а в чувстве к Богу. Оно скоро образуется у трудящихся над молитвою.

Вот это и есть умная молитва. Ум, стоя в сердце, зрит Бога и умно исповедуется Ему призыванием Его. Чувство к Богу есть непрестанная молитва без слов.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Письмо 933. Затруднительные вопросы о причащении

Милость Божия буди с вами!

Виноват, что так долго не писал вам. Прошу извинить и простить. Я полагал, что у вас все обстоит благополучно, потому не беспокоился. Но ведь и в самом деле так было и есть. Остается вам только Бога благодарить.

Вопросы, о коих спрашиваете решения, точно затруднительны. Но примените их к тем случаям, в которых предстоит последний час. – В этих случаях всех причащать можно. Причащайте и в тех, о коих говорите. – К тому же – можно брать во внимание прежнее состояние тех лиц, что они верующие, что всегда исповедались и причащались, благоговейно. – То прежнее Господь применит к последнему, и благодать получится несомненно.

Милость Божия буди с вами. Спасайтесь!

Письмо 934. О молитве до поту

Милость Божия буди с вами!

Поздравляю с благополучным совершением вашего святопоклонного путешествия, и с добрыми плодами, собранными от старцев, созревших в духе жизни.

. ский старец до поту молящийся, кажется, стоит у вас под вопросом: можно ли, хорошо ли, позволительно ли так. Если он от этого получает ощутительную для себя пользу, то для него хорошо так действовать. Но что он покушается и всем наложить такой же образ исправления молитвенного своего правила, это несправедливо и небезопасно. Потому что не все одного склада, а у всякого свой. Еще: если он думает, что следует всех обязать так молиться, то считает образ своего молитвования существенно необходимым, а он не может быть таковым, яко внешний и телесный. Если старец получает пользу от своих поклонов до поту, то это не от этого, а от того, что внутренне, – умом и сердцем он возносится к Богу надлежащим образом, а не потому, что утомляется и потеет. – У других старцев молитва бывает высока и сильна не от такого полагания поклонов, а от внутренних молитвенных расположений. У иных она была неподражаемо высока даже без поклонов. Был старец, – и вероятно не один он таков, – который воздев руки к небу, пред приятием пищи, в 3 часа – стал молиться и промолился так стоя до утра, когда солнце взошло, и своим действием пробудило его.

Что старец укорил N за что-то, это целительное врачевство для N. И пусть воспользуется им.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Письмо 935. Кто должен читать разрешительную молитву над отпеваемым. О приемных отцах, духовнической строгости и о чудотворных иконах

Милость Божия буди с вами!

Во всех случаях, которые вы прописали, с одной стороны воля настоятеля, а с другой – законная форма дела. Мне думается, что лучше всегда слушаться настоятеля. Повелевающий настоятель берет на себя ответ за то, если повелеваемое им в каком-либо отношении не совсем право, и вам можно то исполнять, не боясь ответа пред Богом.

Читать разрешительную молитву над отпеваемым должен бы тот, кто исповедал его пред смертью и причащал. Но послушания ради может сие исполнить и всякий из отпевающих, когда приказывают. Тут, можно сказать, разрешают все отпевающие. Читайте разрешение не думавши, только молясь, да простит Господь усопшего.

Принимать от Евангелия постригаемых безвестных, – после выслушания их прекрасных обетов, тоже можно. Обеты ими даны, а о том чтоб они и исполняемы были давшими их главный попечитель настоятель – да и вся братия должны иметь об этом заботу. На что же и братство? – Вы записывайте тех, коих бываете приемным отцом и молитесь о них усердно, поручая дальнейший их успех в иночестве Господу многомилостивому.

Послушание в больнице и богадельне – духовническое самое для вас многоплодное. Всякое утешение, какое вы доставите лицам сих учреждений, Господь Себе примет, и вам воздаст утешением. Может быть это немножко трудновато. Но Господь близ и видит труд. Приложите все сердце к сему послушанию.

Что вам говорил . ский N, то добрые речи. Строгость правил обратим лучше на себя, а других предоставим Господу, видящему немощи немощных и милующему их. Разрешение на исповеди скорее расположит разрешаемого быть исправным прочее, нежели самая справедливая епитимия.

Почему некоторые иконы бывают чудотворными? – Потому что Богу так угодно. – Чудотворение ни от кого, кроме Бога, не бывает. Сила тут не в иконах, и не в людях прибегающих, а в Божией милости. Как Владыка всего, Бог всякую вещь может обратить в орудие Своей милости.

Ваше богомольное путешествие полагаю многому вас научило. – По миру, особенно по обителям, много рассеяно богомудрых людей, – могущих уразумевать волю Божию во всех обстоятельствах.

Благослови вас Господи и все труды ваши! Спасайтесь!

Прошу молитв ваших – многогрешный и многонемощный Е. Феофан. 22 ноябр. 93 г.

Письмо 936. Перед кучей вопросов. О бумажной иконе. Календари. О труде ухода за больными

Милость Божия буди с вами!

Ждали вы – ждали ответа, – и не дождались. А он был уже у ворот. Немножко бы еще подождать, – и он был бы в ваших руках, чтоб избавить вас от труда напоминать мне о моей лености.

У вас еще куча вопросов. Буду отвечать с удовольствием; но от лености не отказываюсь. Потому вашему терпению все же будет некое искушение. У вас вопросы все практические, и отвечать на них неголоволомно.

Посланное вами получил. Икона святого благолепна. Ее наклеить на доску, – и будет икона, как и другие. Лаком только покрыть спиртным картинным. На доску же прежде наклеить холст, а на холст икону бумажную, потом лаком покрыть. Я это сделаю.

Календари – все хороши. Но лучше всех Гатцука, который первый изобрел календари такого вида. В них все есть, – о чем бы ни требовалась справка; а это и есть первое достоинство календарей.

Вам открыл Бог дорогу – трудиться над больными душою и телом. Самое потребное и драгоценное дело, в исправлении коего недостаточно одной человеческой мудрости, хоть будь семи пядей во лбу. Один Бог тут настоящий Учитель. Спаситель относительно всей христианской жизни сказал, – что для сего один должен быть у нас Учитель Христос, но в деле вашего труда это преимущественно имеет место. Да не оставит вас Господь Своим вразумлением и помоганием!

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Е. Феофан. 7 дек. 93 г.

Письмо 937. О молитве устной, умной и сердечной

О молитве Иисусовой словесно, умно и сердечно совершаемой

1. Об устной. В сокращенном слове она говорится так: Господи помилуй, Господи Иисусе Христе, помилуй мя грешнаго, а в полном – так: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго. В начале она произносится большею частью принужденно и неохотно, и но мере упражнения и себя к ней принуждения, если только есть решительное намерение посредством молитвы с помощью Божией благодати умалить всесторонние страсти, она от частого в ней упражнения, по мере умаления страстей, время от времени будет делаться легче, приятнее и желательнее. При устной молитве всевозможно должно стараться держать разум в словах молитвы, говорить неспешно, все внимание сосредоточивая в мыслях, выражаемых словами, а когда ум будет увлекаться в посторонние мысли, без смущения опять вводить его в слова молитвы. Нерассеянность уму дается не скоро и не тогда как захотим, а когда смиримся и когда Бог благоволит. Сей Божий дар временем не определяется, ниже количеством молитв, а сердечным смирением и Христовою благодатью и всегдашним себя к ней понуждением. Из устной внимательной молитвы бывает переход к молитве умной, которая называется так тогда, когда одним умом к Богу устремляемся или зрим Бога.

2. Об умной молитве. При умной молитве необходимо должно держать внимание в сердце пред Господом. По мере нашего усердия и смиренного тщания в молитве дарует Бог первое дарование уму нашему – собранность и сосредоточенность в молитве. Когда внимание к Господу делается неотходным, то оно есть внимание благодатное; а наше собственное внимание всегда бывает принужденное. От такой умной молитвы бывает переход к сердечной внутренней молитве, если только есть опытный учитель, очень удобный и свободный. Когда чувствами сердца с Богом бываем, а любовь к Богу сердце исполняет, тогда такая молитва носит название сердечной.

3. О молитве внутренней сердечной. В Евангелии изречено: аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе и возмет крест свой ( Мф.16:24 ). Если применить эти слова к делу молитвы, то они будут означать следующее: кто хочет законно подвизаться в молитвенном подвиге, пусть прежде отвергнется своей воли и собственных разумений, а потом понесет крест, то есть – труд тот душевный и телесный, который неизбежен при этом подвиге. Предав себя всецело неусыпному попечению Божию, надо смиренно и благодушно переносить этот труд ради истинного блага, которое даруется усердному молитвеннику от Бога во свое ему время, когда Бог Своею благодатью положит пределы нашему уму и уставит его неподвижно с памятью Божиею в сердце. Когда подобное стояние ума сделается как нечто естественное и постоянное, оно носит у отцов название соединение ума с сердцем; при таком устроении уму уже не бывает желания быть вне сердца, напротив того, если по каким-либо обстоятельствам или многою беседою удержан будет он вне сердечного внимания, то у него бывает неудержимое желание опять возвратиться внутрь себя с какою-то духовною жаждою, и с новым усердием опять заняться созиданием своего внутреннего дома. При таком сердечном устроении у человека из головы переходит все внутрь сердца, и тогда как бы некий умный свет озаряет его всю внутренность, и что он ни делает, ни говорит, ни помышляет, все делается с полным сознанием и вниманием. Он может ясно видеть тогда, какие приходят к нему помыслы, намерения и желания и охотно понуждает ум, сердце и волю на послушание Христово, на исполнение всякой Божией и отеческой заповеди; всякое же уклонение от них заглаждает чувством сердечного покаяния и сокрушения с непритворным жалением и с приболезненным смиренным припаданием к Богу, прося и ожидая свыше помощи к своей немощи. И Бог, смотря на такое его смирение, не лишает его Своей благодати.

Буди вам известно, что умносердечная молитва приходит в сердце иным скоро, а иным не скоро. Я знаю трех лиц: одному пришла как только было сказано в самый этот час; другому пришла через шесть месяцев; третьему – через десять месяцев; а одному великому старцу – через два года. И это почему так бывает – одному Богу только известно.

Еще ведайте, что прежде истребления страстей молитва бывает иная, и иная по очищении сердца от страстей: первая есть помощница при очищении сердца от страстей; а вторая есть как бы некий духовный залог будущего блаженства. Делайте так: когда почувствуете вхождение ума в сердце и воздействие молитвы; то давайте полную свободу такой молитве, удаляя все неблагоприятное ей; и пока она будет – ничего другого не делайте. Когда же не чувствуете такого влечения, тогда молитесь молитвою устною с поклонами, стараясь всячески внимание держать в сердце пред лицом Господа. Разогреется сердце и при таком образе молитвования.

Трезвитесь и бодрствуйте, а особенно во время умносердечной молитвы. Никто так Богу не благоугоден, как тот, кто занимается правильно умносердечною молитвою. Когда вам неудобно, или времени нет упражняться в молитве, то всевозможно храните в себе при всяком вашем занятии молитвенный дух, т.е. имейте в памяти Бога и всячески напрягайтесь умными очами зреть Его пред собою со страхом и любовью, и, чувствуя Его пред собою сущим, с благоговейною покорностью во всех своих делах предавайте себя Его вседержительству, всемогуществу, всезрительству и всеведению так, чтобы во всяком вашем деле, слове и помышлении памятовался Бог и Его святая воля. Вот в чем состоит сокращенно дух молитвенный! Необходимо должно сей дух иметь любителю молитвы, и насколько возможно всегдашним сердечным вниманием подводить свое разумение под Божие разумение и покорно и благоговейно покоряться Ему; также и свои хотения и желания подводить под Божие хотение и всецело предать себя Божию разуму и Божию хотению. – Всячески надо стоять против духа произвольности, или желания и позывов действовать, ничем не стесняясь. Сей дух нашептывает: это мне не под силу, на это у меня времени недостает, или за это браться мне еще не время, надо погодить, или – обязанности послушания препятствуют, и многое подобное. Кто слушает его, тот никогда не навыкнет молитве. – В содружестве с сим духом состоит дух самооправдания, который приступает и начинает действовать после того, как кто-либо, увлекшись духом произвольного самочиния, сделает что-либо такое, за что совесть беспокоит его. Тогда дух самооправдания разные употребляете извороты, чтобы обмануть совесть, и неправость свою выставить правостью. – Бог да со хранит вас от сих злых духов.

Письмо 938. Любовь и закон

Любовь всем законам и добродетелям не только Евангельским, но и человеческим – гражданским – есть основа; следовательно, всякое действие согласное с законом, согласно и с любовью, и всякая оценка действия, сообразная с законом или правосудная, сообразна и с любовью. Но любовь выше и шире закона. Есть действия любви неопределяемые законом положительным, а они ни мало непротивозаконны; но действия, определяемые законом и неисполняемые лицом, подзаконным, суть беззаконны и любви противны, хотя бы они клонились ко благу кого-либо. Особенно это имеет значение в смысле юридическом. Если судья оправдает виновного против закона, или присудит недостойному награды, то хотя и доброе, по-видимому, окажет дело виновному и недостойному, но больше сделает зла, чем добра, нарушив любовь к общему благу, власти и правилам.

Хвалится, скажете, милость на суде. Так, похвально поступлю я, если сумею оказать милость без нарушения правды суда; иначе милость мою стоит бить батогами. Милость должна сретаться с истиною. Словом, – и основанием, и побуждением, и целью правосудия должна быть любовь. Не лучше ли всего решает этот спорный вопрос Крест Христов? Какая бесконечно великая там любовь, а вместе какое бесконечно великое правосудие!

Письмо 939. О молитве Иисусовой

Сила не в словах молитвы Иисусовой, а в духовном настроении, страхе Божием и преданности Богу и во всегдашнем внимании к Богу и Ему предстоянии умном.

Молитва Иисусова есть только пособие, а не самое существо дела. Положите себе жить в памяти Божией и ходить в присутствии Божием и это одно приведет вас к доброму концу. Все сие от благодати Божией. Без благодати Божией никаким другим способом ничего духовного приобрести нельзя.

Как уканет благодать в сердце, тогда все пойдет, как следует быть.

Имеем Господа Спасителя, хотящего всем спастися; докучать Ему надо и подаст. Восприимите смиренное ничего себе неприписывание, ведение одних своих недостатков, погрешений и опущений и болезненные из сердца взывания: «Боже милостив буди мне грешному». И благодать Божия никогда не отдалит от вас своего осенения и покрова.

Письмо 940. Монахиня без пострига и обетов

Навыкайте ходить в присутствии Божием, или в памяти Божией, или под оком Божиим, прилагая к сему память смертную. От них придет страх Божий. И тогда для вас не нужны будут другие учители. Вы полумирянка и полумонашенка, но ваша любовь к уединению и занятиям духовным ясно показывают, что монашенка преодолевает мирянку. Продолжайте так и достигнете того, что мирянка замрет и вы останетесь настоящей монахиней, хотя без пострига и обетов.

Письмо 941. Смерть – дверь в отечество. Спасение наше в Кресте

Что у вас была за молитва при смерти брата? «Господи, подыми его»? Выходит по вашим словам, что жизнь здесь счастье на счастье, а смерть дверь страданиям. На деле же смерть дверь в отечество для блаженной жизни. И спрашивать надо: зачем еще оставаться здесь? Или – слава Богу, наконец отбыл домой! Зачем взят брат? Затем, что заслужил покой, а вы еще потерпите.

Если N.N. от терпения не отказывается, а ищет только воодушевления как то, которое она сама выразила: пригвоздить ее кресту? Спасете наше в кресте, а именно в крестных страданиях. Чрез напрасные скорби и страдания прививаемся к кресту Христову и из него приемлем силу крестную очищающую, освящающую и благоволение Божие привлекающую. Путь тесный и прискорбный есть прямая дорога в рай. Благослови ее Господи! Дай ей Господи и страдать и в страдании находить божественное утешение, необманчивое. Всякая напраслина, благодушно переносимая – венец Божий есть на голову уже надетый, только пусть не сбрасывает.

Вам чего пожелать? Будьте с Господом и чаще обращайтесь к Нему молитвенно. Читайте св. книги немного, но с рассуждением. Благодушествуйте.

7 ноября 1891 г.

Письмо 942. Един Ходатай и ходатайство Богоматери и всех святых. Особое участие Божией Матери в деле спасения мира

«Пресвятая Богородица ходатаица. А ходатай один». Припомните, что Господь заповедал: не называйте никого отцом. Один отец. И учителями никого не называйте, один учитель. А между тем в писании обязательными представляются известные отношения наши к отцам телесным и духовным и к учителям. Как помирить! Так: есть стороны сего дела такие, по которым никого нельзя называть отцом и учителем. И есть такие, по которым можно иметь и чтить многих отцов и учителей. Источное отчество и учительство – одно, в Боге, а побочных может быть много. Это проводники и распространители Божия отчества и учительства.

Так и в отношении к ходатайству. Одно ходатайство есть, и без него никакое другое ходатайство не сильно. Ходатайство Господа Спасителя. А побочных ходатаев может быть много, проводников того ходатайства, размножителей. Тут и Божия Матерь Ходатаица, действующая в силу ходатайства Сына Ее.

К тому же Господь Спаситель – ходатай к Богу Отцу. А если Самого Спасителя прогневали, кто пред Ним походатайствует? Но прогневляем, ибо грехами кровь Его попираем. Вот тут Божия Матерь и есть, и говорим Ей: матернее Твое дерзновение употребляющи моли.

Но главное вот что. В деле нашего спасения извольте различать две стороны: устроение спасения Господом Спасителем, или домостроительство спасения, и потом приложение сего ко спасению каждого, или содевание спасения каждым. В первом все от Господа Спасителя, а во втором – и наше участие есть, и столь важное, что оно есть условие спасения. Тут уместно, кроме нашего личного действования, и содействие других, и не только уместно, но и неизбежно, ибо мы яко христиане – едино тело, состоим в необходимой связи и взаимодействии. Вот тут и учители, и помощники, и ходатаи, не бессильные, так что их учительство, помощь и ходатайство бывает действенно для нас. И однако же это никак не следует считать чем-либо умаляющим силу первого Божеского учительства, помоществования и ходатайства. А напротив иметь это протоком и проводником к нам сего первого. Отсюда: все упование – на Тя, изъявляется в этом второстепенном зависимом отношении, все упование – после Бога.

Тоже и «молитвами Богородицы и Святых». Если Бог благоизволил, чтобы мы призывали Святых в молитвах, чтобы они молили о нас; то сим самым изъявил, что будет слушать их молитвы о нас. Потому ничего противного Ему нет в словах: молитвами Святых, это значит: Ты благоизволил, чтобы мы просили Святых молиться о нас. Вот молимся, их убо молитвами спаси нас.

Вы согласились, что молиться Святым – дело понятное. Но молитва без упования, что за молитва. Извольте же протянуть свое согласие и на это. И решить, что и упование на них, в своей мере, дело понятное.

Относительно Божией Матери извольте утвердиться вот в какой мысли. Устроение спасения чрез воплощение – Единого Бога дело. Твари тут не имели места. Но Божией Матери дана часть и в этом: ибо от Нее естество человеческое взято Богочеловеком. Это участие существенное, внутреннее. Потому Она – Высшая есть всех, и сила Ее пред Господом исключительная, особенная. Сыновство Ей Богочеловека и Ее Ему материнство пребывает доселе. И сила сего отношения пребывает. Такой Сын чего не сделает для такой Матери? И такая Матерь чего не испросит у такого Сына? Потому нам резонно говорить: все упование на Тя, буди ходатаица!

Заговорился я немного. Извольте все писать, что смущать может.

Письмо 943. Каким образом Божия Матерь есть ходатаица, когда един ходатай Христос Господь. Разрешение недоумения о спасении одною верою

Вы пишете: «в письмах сказано: «если Самого Спасителя прогневляем, кто пред Ним походатайствует? Вот Божия Матерь, и проч.»

Вы взяли клочок, оно и казисто кажет. У вас прежде был вопрос: как Божия Матерь есть ходатаица, когда один ходатай Христос Господь, Я кажется писал, что Христос Господь ходатай неточный, как примиритель человечества с Божеством. Он Своею смертью примирил нас с Богом и открыл чрез то доступ к нам всех милостей Божиих. Он есть совершитель воплощенного домостроительства спасения. Божия Матерь есть ходатаица спасения, как молитвенница. И Ангелы, и святые в этом отношении ходатаи, ибо молятся о нас. Но ни Божия Матерь, ни Ангелы, ни святые, не суть производители, а дарователи спасения. Они только ходатайствуют, чтобы образ спасения, Господом Спасителем для всех данный, был и к нам приложен, и мы таким образом в силу его спаслись. Господь Спаситель, все прочие пособники дарования нам спасения.

Образ спасения Господом совершенный можно уподобить больнице для всех учрежденной. Врач Господь, и врачество Его: но исполнители и приложители к делу образа врачевания Ангелы и святые и служители Божиих Таин.

Все, что Господом учреждено благодатно есть. И всякому все дается даром. Но иначе бывает в отношении к отпадающим от Господа. Тут неизбежен и собственный труд умилостивления Господа, и тем больший, чем чаще и грубее были отпадения. Искренность и сила сокрушения много сокращает сей труд умилостивления, но не исключает его. И совесть падавшего не смеет вдруг все себе присвоить. Тяготится и отчуждается. Вот тут в этом труде умилостивления – многопомощны молитвы святых, и паче Матери Божией; и живых доброхотов молитвы много помочь могут. Когда в первый раз кто приходит к Господу – приходящий приемлется сразу, а кто по падениях, не сразу. И тому долго приходится томиться, пока умилостивит Господа. Это свидетельствуют опыты многократные. Принятие падших опять в милость после трудов отзывается в совести. В древней церкви падшие публично несли покаяние.

Этим не нарушается право приступать ко Господу, а только установляется порядок помилования. По сему праву приступает ко Господу падший и ищет умилостивления. И сей приходящий не изгоняется вон, но держится еще в передней, или в сенях, по причине предшествовавшей неверности. Потому и надежду помилования он имеет, что Господь пришел взыскать погибшее. Но все же потрудись, ищи и толки в двери милосердия.

Блудный сын шел к отцу, и падший, ищущий умилостивления идет, и надеется получить, и когда пройдет термин искания, Отец примет его в объятия. Объятия отчи – чувство помилования после долгого искания.

Таинства – Господь учредил. И тут нам нечего философствовать. Об условиях спасения вы говорите: ап. Павел сказал, веруй в Господа и спасешься. Что значит веровать в Господа? Брось идолопоклонство, прими веру христианскую, следовательно все, что содержит христианство: и веру, и заповеди, и таинства, и все порядки.

Св. Павел так сказал; а Господь сказал на такой вопрос: соблюди заповеди, аще хощеши внити в живот. Св. Марк пишет: иже веру имет и крестится, спасен будет. И другие еще есть места. Когда соберем все воедино, будет, что и верование, и жизнь по заповедям, и освящение таинствами, и руководство Богом учрежденных пастырей, и союз с истинною церковью – совершенно необходимы для получения спасения.

Потрудитесь замечать, когда придется прочитывать об условиях спасения, и записывать такие места, увидите, какая полная система выйдет; но уж никак не одна вера. Пожалуй и вера – христианская, т.е. все христианское устроение.

Мои пять поучений о спасении суть резюме всего. Можете и еще подобрать что-либо.

Кажется, я ни одного слова вашего не пропустил, чтобы не сказать что-нибудь. Но не знаю, удовлетворит ли это вас. Что не удовлетворит, опять пишите. Я еще потолкую. Уж дотолкуемся до того, что вы вполне увидите истину, которая есть только в православии.

Как только пришло какое недоумение, сейчас садитесь и записывайте, и пополнее, сколько можно. Соберется лист, другой – шлите его. И ответ будет.

Если вы так не будете делать, буду очень жалеть и печалиться. Хотите меня печалить? Хотя я безвестен вам; но все же человек есмь. За что же вы будете меня печалить? когда вам ничего не стоит доставить удовольствие.

Спасайтесь! Желаю вам всего хорошего и спасительного.

Письмо 944. По поводу размышления: не посвятить ли свою жизнь Богу. О светских увеселениях, осуждении, борьбе с дурными привычками и других предметах

Милость Божия буди с вами!

Очень рад, что вы начали писать. Благослови Господи доброе начало.

Обещаете писать все откровенно, без раздумываний. Добре! Это самое настоящее писание – писать все с плеча. Пишите все, и о пунктах веры, и о жизни духовной вообще, и о всем.

Буду отвечать с полным удовольствием.

Книжка: Что есть духовная жизнь? и проч. вам нравится. Рад. Она коротко все содержит. Подобная ей книжка: Путь ко спасению, или Очерк аскетики. В этой тоже сказано, но поширьше.

Чувствуете позыв посвятить всю жизнь свою Господу; а решиться на то боитесь. Посвятить жизнь свою Господу – не оставлено на выборе, а есть неотложный долг христианский. И когда говорится посвятить жизнь Господу; то разумеется не часть какая, а все, все проявления жизни душевной и телесной, и самая легкая мысль, и самое простое движение телом. Когда крестимся, то отрицаемся сатаны и всех дел его, т.е. всего, что не угодно Богу; и сочетаваемся Христу – верою и обетом угождать Ему строгим исполнением всех Его заповедей. Это и есть посвятить жизнь свою Господу. Следовательно, вам нечего уже теперь выбирать, или раздумывать решением на это. Решение уже сделано от вашего лица. А вам предложит не выбор, а исполнение.

Потрудитесь просмотреть след. места Писания: 1Кор.6:19, 20 . Вы не свои, пишет Апостол, ибо вы куплены дорогою ценою. И вот вывод из сих слов: посему прославляйте Бога в телесах ваших, и в душах ваших, которые суть Божии, т.е. силы души и тела должны быть посвящены Богу. Ни себе, ни миру никакой уступки не позволяется. В другом месте это выражается так: едите ли, пьете ли или иное что делаете, все делайте во славу Божию ( 1Кор.10:31 ). Свидетельствуя о том, как это у самого Апостола совершалось, говорит он: уже не я живу, но живет во мне Христос ( Гал.2:20 ).

Так видите как? А вы раздумываете и упираете ногами. Вы – раба купленная бесценною кровью. Зачем? Чтобы живя не себе жить, а умершему за вас и воскресшему Господу ( 2Кор.5:15 ). Ни одной маленькой жилочки не осталось у вас своей. А вы всею своею особою распоряжаться хотите. Вы бунтовщица! Вы похитительница чужой собственности!

Можете только сказать: да ведь не я давала обет в крещении. Все одно; хоть не вы, но он ваш, – и Господь таким его имеет. И на основании того, что он ваш, вам с момента крещения усвоены все блага воплощенного домостроительства; с вас снята кара прародительская; вы прияли новое рождение, по коему есте дщерь Божия, не по имени, а действительно ( Ин.1:12, 13 ). Вы прияли благодать и дар Святаго Духа, который действовал в вас и теперь действует; вы питались телом и кровью Господа; вы обогащены светом ведения, добрыми правилами и расположениями; вам принадлежат и неизреченные обетования впоследствии на земле, и паче в другой жизни. Вы не можете отвергать, что все сии блага видите в себе, сознаете их и осязаете, – и не можете не чувствовать, что они воистину великое благо. А как оно вам досталось? Не иначе как потому, что Господь обет, за вас произнесенный в крещении, принял за ваш собственный обет. Ибо если бы этого не было, вы ничего бы и не получили. Из сего извольте увидеть, как хорошо, что за вас дали тогда в самом начале жизни такой обет, и увидевши взывать: слава Богу, что тогда дали за меня обет! – И слава Богу, что милостивый Господь принял его в такой силе, как бы я сама его дала. Ибо под этим условием было освящено тогда же семя жизни, и из него раскрылась жизнь пока такая, как теперь есть, и имеется возможность раскрывать все более и более, все в том же духе пока станет древом широковетвенным и многоплодным. Полагаю, что вы с радостью приняли все прописанное, и со всем согласились. Теперь спрошу вас: за что же это вам такая милость? Так, ни за что, ни про что, даром? Нет не даром. Даром устроен нам только образ спасения, или воплощенное домостроительство. Спасете же каждого, ни одного, не совершается даром. В спасении каждого неотложно участвуют решения собственной воли его. И на основании сих решений, на них и вслед за ними приходит благодать и строит свое. Это же решение лежит и в основе того, что дается каждому вследствие крещения, хотя оно совершается еще в младенчестве. Только решение в то время приемлется в силу не настоящее, а будущее, то решение, которое всякий крещенный в младенчестве, пришедши в возраст, когда он способен бывает сознать себя и свое положение и дает и от своего лица, или сознательно и самоохотно повторяет обет: отрицаюсь сатаны и сочетаваюсь Христу Господу. Ради такого решения будущего Господь дает все блага духовные в самый акт крещения и в последующее время. Ожидает Господь, что крещенный в младенчестве впоследствии сам повторит решение изреченное за него восприемниками, и в следствие того считает его, как бы оно изречено было самим крещаемым, в младенчестве.

Этому следовало бы совершаться в первую исповедь. Оно так и бывает по форме; но самое дело не всегда сходится с тем моментом; а иногда сходится, иногда нет. Приходит после и произносится. Но всяко приходит и совершается внутри, в духе, в сердце.

Обращаюсь к вам. Вы чувствуете позыв посвятить себя Господу. Это значит, что все ваше внутреннее настроение жаждет произнести: отрицаюсь сатаны, и сочетаваюсь Христу. Жаждет душа ваша исполнить то, что так долго ожидал от вас Господь, за что доселе Он так обильно изливал на вас благодать Свою, к чему направлялось все, все, что было в вас доселе, это плод всего предшествовавшего.

Вы конечно давно сознали себя христианкою и полюбили христианство, и жили в сей любви; но то было полусамостоятельно, течением жизни навеянное, без борьбы. А теперь вам предлежит это сделать вполне самостоятельно, с борьбою, с отвержением того, что с другой стороны предлагает вам мир и князь его. Сознаете ли, что князь мира предлагает вам: все сие дам тебе, если падши поклонишься мне. Если сознаете, то вместе сознайте, что к вам подступил момент жизни самый решительный, это быть или не быть вам настоящею христианкою. Не извольте же легко отнестись к сему моменту. Войдите в рассмотрение дела, чтобы поступить, как разумная христианка, а не как бабочка, порхающая по цветам – балы, театры.

Я очень рад, что вы это высказали; извольте все обдумать, и все, что вам по сему случаю придет, пишите без утайки. Я разумею все возражения, без коих не обойтись.

Не подумайте, что вам следует решиться на самую мрачную жизнь. Совсем нет. Всем, что подает Господь, всеми благами можно пользоваться, помазавши голову маслом, и лицо умывши. Но всем – не как попало, не спустя рукава, а по христиански. Вот это: по христиански вам предложит теперь определить, когда вам надо будет разделить часть Христову от части князя мира в пользовании одними и теми же благами. Все это мы передумаем.

Это главное, что я хотел вам прописать, дело первой важности.

Теперь понемножку о прочем. «В прошлую зиму, говорите, до упаду навеселилась и, пришедши домой, благодарила Бога за веселье». Отчего не повеселиться? и Господа надо благодарить за все. Но мне думается, что после увеселений лучше поступать так, как поступал Иов. Дети его веселились каждый вечер. А он утром приносил за них жертву Богу в очищение, говоря: не погрешили ль они чем-нибудь. Вот и вам тоже после веселья надо делать. Во время развеселости мысли не знают куда заносятся, и слова текут, как ручей дождевой, куда попало; ибо нет русла. А ведь Господь близ, и все видит, – и все на счет берет. Потому после развеселости лучше молиться: прости мне Господи если нагрешила мыслями и словами. Собираетесь пуститься в светскую жизнь, и как видится, со всех ног. У вас есть матушка, которая знает эти дела прекрасно, и может вам служить руководительницею самою благонадежною. Ее слушайтесь, и ни на волос не отступайте от ее предписаний и указаний. В этом должна состоять ваша мудрость пред лицом света.

Вы хотите покружиться, но не закружиться. Если будете слушать матушку, то может быть успеете в этом. Но сомнительно. Дух светской жизни действует как угар. Все входит и входит, не чуется. А потом вдруг в глазах позеленеет, и об земь. И оглянуться не успеете, как закружитесь. Нет, собирайтесь лучше и в свете быть, и быть солидною, главное не танцевать.

Не удерживаетесь от осуждения. Старайтесь навыкнуть, и навыкнете так, что будете видеть смешное и не надсмеетесь. Есть же ведь такие, которые этого не делают, люди светские. Но тут нужно различать – пусторечие или празднословие, от греха осуждения, в коем кроется злорадство и зложелание. Это последнее есть собственно осуждение.

«Трудно бороться с дурными привычками». Трудность не есть невозможность. Начинайте бороться и боритесь, прорвется, осудите себя и полагайте не поддаваться. Понемножку и отвыкнете. Только беритесь за дело не шутя.

Мудрое слово сказали вы: «мне хотелось бы не жалеть себя». Это жаление – источник всех неисправностей, всех поблажек себе и опущений должного. Оттого у Господа стоит на первом к Нему шагу: да отвержется себе. Но беритесь, трудитесь, боритесь, молитесь, и успеете. Без труда, делания и переделывания никто не успевал в добре.

– Как вы относитесь к Ангелу Хранителю, – добре. Но Ангел одно лицо, а святой соименный – другое. Что они одно – это спиритская выдумка.

– Как вы думаете об умершей сестрице, возможно и очень возможно. И то возможно, что она к вам приходит на зов. Она отошла чистою и верующей искренно. Прямо к Божией Матери. Но если вы будете кружиться на балах, то сестрица не будет к вам приходить. И будет на вас серчать.

– «Родители ее не заслужили такого наказания, что всех детей лишились». Это не всегда бывает в наказание. Бывает это во благо детей и самих родителей. Мы слепы, и не видим сего, а не видевши ропщем, и хульно о Боге думаем, будто Он не прав. А Он все устрояет наилучшим образом.

– Хорошо, что молитвы на память знаете, и что прочитываете их со вниманием. Просите Господа, чтобы дал вам всегда молиться со вниманием и чувством. И сами своим усилием старайтесь так молиться, и навыкнете.

– Заучиваете шестопсалмие. Добре. Читайте псалмы в Псалтири, и какой псалом понятен и падает на сердце, тот заучивайте. Когда прогуливаетесь, или идете куда, мысли разбредутся не знать куда. Берите лучше какой-нибудь псалом, и читайте его с размышлением, и вопросами, что то значит, что это.

Все пересмотрел. Потрудитесь вникнуть в писанное в начале. Пишите все. Я вижу, что вы порядочная ленивица, и только сваливаете все на недостаток времени. Впрочем не стесняйте себя. Пишите когда охота. Матушке вашей усердное благ желание, и глубокое уважение.

Ваш богомолец Е. Феофан. 14 декабря 1884 г.

Письмо 945. Светский угар. О разных наименованиях святых

Милость Божия буди с вами!

Прошу извинения, что не скоро отвечаю. Не имел возможности сделать это прежде.

В последнем письме вы точнее определили, что такое за позыв у вас к увеселениям. И я ничего не имею сказать против, если вы сможете удержаться в тех пределах, в каких чаете держать себя.

Но удержите ли вы себя в них? Припомните народное изречение: «берегись первой чарки». Откуда оно родилось? Из опыта, – что выпивши одну чарку, трудно удержаться от другой, а там уж пошла разливанная. Такова власть чувственных удовольствий над нашим слабым сердцем! Водоворот и бурление светских развлечений такого же свойства. Вы говорите: ведь я не хочу пуститься во вся тяжкая. Теперь вам легко говорить; но что дело покажет после. Положите, что вы видите комнату, где есть скрытый угар и порываетесь побыть в ней и пересмотреть, что там. Вам говорят: не ходи, там угар. А вы отвечаете: я ведь не хочу угореть. Пощадит ли вас угар, потому что вы говорите, что не хотите угореть. Светские развлечения – угар. И сами не учуете, как угорите.

Матушка ваша боится, что вы угорите. И я также думаю. Говорю это вам, чтобы вы ухо держали остро, даже отселе. И положите себе отныне строго держаться в сем отношении руководства матушки.

Спрашиваете, что значат разные наименования святых? Это имена, какие присвояются им по их состоянию, званию и подвигу на земле, а не тому, какая степень блаженства присвоена им на небе. Там все определяется внутренним совершенством сердца. Некоторые из этих имен вы сами определили добре.

Святитель – это епископ, угодивший Богу и прославленный. Иной раз так называют и живых архиереев, заслуживших уважение.

Мученик – всякий христианин, страдавший за веру и до смерти замученный. Замученные архиереи и священники называются священномучениками; монахи и монахини – преподобно-мучениками и преподобно-мученицами. Кто страдал за веру, но не до смерти замучен называется исповедником. Мученики, чрезмерно много страдавшие, с проявлением над ними и особенного покрова Божия – суть великомученики и великомученицы.

Преподобный-ная – святые из монахов и монахинь.

Безсребренники – христианские врачи, безмездно врачевавшие с проповеданием веры.

Христа ради юродивые – принимавшие на себя вид несмысленных, и все терпеливо переносившие, что доставалось за несмыслие.

Архистратиг – Михаил Архангел, первый Ангел по падении сатаны.

Бесплотные силы – все Ангелы, но святые так не называются: ибо имеют восприять плоть, а Ангелы – нет.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 22 апр. 85 г.

Письмо 946. Об Апостольском предании

Милость Божия буди с вами!

Благослови Господи доброе начало!

В тексте из Апокалипсиса, не прилагать и не убавлять слова: в книзе сей, вы, кажется, разумеете в Новом Завете, а это не так. В книзе сей, т.е. в Апокалипсисе.

Вообще прибавлять и убавлять запрещение уместно только к Божественному Откровению, к Слову Божию. Что Бог открыл и что заповедал, к тому не следует ничего прибавлять, ни убавлять от того. (Это к католикам и протестантам. Те все прибавляют, а эти убавляют.) Но Слово Божие не все содержится в книгах писанных. Это сами же новозаветные книги подтверждают. Следовательно, этого места нельзя относить ко всем книгам новозаветным и вообще, т.е. если обобщить слово: в книзе.

Под словом: предание не разумеется неопределенная молва, не знать как начавшаяся и распространившаяся; а разумеется Апостольское учение, устно преподанное; или правила и законоположения, в церкви введенные делом. Апостолы вполне организовали церковь Христову, по всем сторонам духовной и церковной спасительной жизни. Но как организовали, этого вполне не изложено в писаниях их, а самым делом сделано и введено в жизнь христианскую лично Апостолами, введено и укоренено, чрез многократные посещения основанных ими христианских обществ, и неоднократные исправления неисправного – все личным своим действованием и словом. И образ христианского ведения, и правила жизни, и взаимные отношения христиан, и освятительные таинственные священнодействия, и правила для церковных собраний, все лично словом установлено и закреплено личным наблюдением.

И пошли христиане так умствовать, так жить, так действовать во взаимных отношениях, так управляться, так освящаться, так Богу служить, как завели Апостолы.

Вновь обращающиеся перенимали у них, и по их образу устроялись. Вновь нарождающееся поколение, все образовывалось по тому устроению общества христианского, какое оставили Апостолы.

И потом так из рода в род, и до нас дошло.

Вот это все благоустроение общества христианского по всем частям и есть предание Апостольское, следовать которому неотложный есть долг всякого, желающего состоять в правде, христианина. К слову предание прибавляйте всегда Апостольское.

Слово Апостольское писанное пришло после. Церкви уже всюду были организованы, а писаний Апостольских еще ни строки не было. Первое писание св. Павла было в 54–5 году, спустя 20 лет по Вознесении. И Евангелие появилось много лет спустя по Вознесении. Все же писания Апостольские и с Евангелием в одну книгу собраны уже в конце первого века, вероятно под руководством св. Иоанна Евангелиста.

И появились писания Апостольские не для изложения христианского учения, а для устранения недоразумений и беспорядков, возникавших в частных общинах христианских.

И следовательно содержат только частные предметы, а не все вообще христианское. Они писали уже к христианам настоящим, вполне по христиански образованным. И хотя касались христианских начал, то настолько лишь, сколько это требовалось предметом, о коем была речь. В писаниях Апостольских все христианское видно; но ничего не раскрыто вполне и систематически. На все есть указания и намеки, но полного изложения нет, кроме тех предметов, относительно коих возникали недоумения.

От того и ереси все. Написано что-либо не полно. Суемудрые начнут пополнять по своему и напутают. Собираются православные, и обличают их. Чем? общими верованиями. Собравшись дознают: у вас как? а у вас как? отвечают: у нас так, и у нас так, и все так. Так мы приняли, и так у нас изстари. Вот это и есть главное начало православия: так всегда, так изстари, от Апостолов.

Так вот что есть предание!

Письмо 947. О самоотвержении, молитвенном правиле и непрестанной молитве. Об охлаждениях и борьбе с ними. О слушании церковного пения. Что значит «Милость мира»

Милость Божия буди с вами!

Вот и я провинился пред вами не скорым отвечанием.

Что вы писали о себе по поводу прелестного образа самоотвержения, то добре. Самый разумный образ поведения в отношении к другим не скрипеть, чтобы все шло как по маслу. Без борьбы нельзя, потому что сюда встревает наше я, и как еж колючки свои выставляет. Эти колючки и приходится подрезывать или вырывать.

Как вы положили действовать относительно молитвы, добре. Попекитесь так устроиться и навыкнуть. Правило молитвенное есть безопасная ограда молитвы. Молитва есть внутреннее дело, а правило молитвенное внешнее.

Но как без тела человек не полный человек, так и без правила молитвенного молитва не полна. То и другое надо иметь и по силе исполнять. Неотложный закон внутренне молиться, и молиться всегда и везде. Молитвословие же не может быть без определенного времени, места и меры. Определение сих трех составляет правило молитвенное. И тут руководитель благоразумие; когда, где, сколько стоять на молитве, и какие употреблять молитвы, всякий может определять по своим обстоятельствам, – увеличать, умалять, передвигать время и место, все направлять к тому, чтобы внутренняя молитва совершаема была как следует. Относительно же внутренней молитвы одно правило: непрестанно молиться.

Что значит непрестанно молиться? Быть непрестанно в молитвенном настроении. Молитвенное настроение есть мысль о Боге и чувство к Богу совместно. Мысль о Боге – мысль о Его вездесущии, что Он везде есть, все видит и все содержит. Чувство к Богу – страх Божий, любовь к Богу, ревностное желание всем угождать Ему одному, с таким же желанием избегать всего Ему неугодного, и главное предание себя в Его святую волю беспрекословно, и принимание всего случающегося, как от руки Его непосредственно. Чувство к Богу может иметь место при всех наших делах, занятиях и обстоятельствах, если оно не ищется только, но уже водружено в сердце.

Мысль может быть отвлекаема разными предметами; но и тут возможен навык не отступать от Бога, а всем заниматься при свете памятования о Боге. Вот об этих двух – о мысли и чувстве к Богу всю заботу и иметь надо. Когда они есть, есть молитва, хотя нет молитвенных слов.

Утреннее молитвословие на то и назначается, чтобы водрузить в сознании и сердце сии две вещи. И с ними потом выходить на дело свое и на делание. Если вы утром восставите сие в душе, то вы помолились, как следует, хоть и не все прочитаете молитвы.

Положим, что вы утром настроились так и вышли на дело. С первого шага начнутся впечатления от дел и вещей и лиц, отбивающие душу от Бога. Как быть? Надо поновлять мысль и чувство, внутренним к Богу обращением ума и сердца. А чтоб это удобнее было – надо навыкнуть какой-либо коротенькой молитовке, и повторять ее как только возможно чаще. Всякая коротенькая молитовка идет к сему. Но пригожее всех молитва ко Господу Спасителю: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя! Трудитесь навыкать ей, и не отставайте, пока навыкните. Она, укоренившись, будет непрестанным двигателем и предстояния Богу мыслью и чувством к Нему. Вот вам вся программа молитвенного дела! В книге: Что есть духовная жизнь, все это описано. Вы добре делаете, что прочитываете ее. Все там писанное писано к красавице, и изображает дело духовной жизни в настоящем виде. Присмотритесь там, что есть духовное, душевное и телесное или животное.

Что вы положили прогонять утреннюю сонливость, добре. Придавши себе бодренности в эту пору, и весь день вам легче будет держать себя бодренно.

На случай, когда не можно прочитать всех молитв утром или вечером, выберите из молитв какие посодержательнее, и читайте, а главное более заботьтесь водрузить в уме и сердце мысль о Боге с соответственным чувством.

Охлаждения, о коих говорите, бывают или от утомления душевного, или от того, что душа слишком много напиталась тем, что есть душевное (смотрите в книге: Что есть дух. жизнь о сем), или от того, что слишком много дано телу покоя и всякого довольства, или от самомнения и других страстей, волновавших и занимавших душу. Все такое противно духовной жизни, в коей царица молитва, засаривает и заграждает ключ молитвенный. Но бывает и по Божиему попущению, и по отстранению благодати. Когда у вас горит душа усердием, это есть действие благодати, Божии к душе прикосновения. Бывает, что когда долго длится, душа думать станет, какая она мастерица молиться, забывая, что живость молитвенного движения есть не ее дело, а дело благодати Божией присущей нам. За такое думание благодать отходит и оставляет душу одну, а она сама по себе неподвижна на духовное, вот и охлаждение и леность. Как же быть? Главное стараться устранять причины такого состояния. И затем действовать так, как вы действуете – исполнять правило, несмотря на разленение, стараясь и мысли собирать и чувства к Богу воспроизводить. За терпение и смирение благодать воротится, и тотчас разгонит разленение, как ветер разгоняет мглу.

Заучивание Псалтири доброе дело. Набирайтесь помышлениями и чувствами молитвенными. Св. отцы всем внушали это. И читать псалмы советовали не на молитвословии только, но и кроме того. И среди дел можно прочитывать, и особенно когда бываете в переходе с одного места на другое. Но для того, как между делами поддерживать мысли о Боге и чувство к Нему, лучше всего навыкнуть короткой молитовке.

Служить Господу можно всем, всем, что случается делать, думать и переиспытать от пробуждения от сна до того, как опять смежатся ко сну очи. Это бывает – деланием всего сообразно с заповедями и во славу Божию, по послушанию к Богу, и удержанием своих мыслей и чувств так, чтобы в них не прорвалось ничего неугодного Богу.

Что вы любите слушать пение в церкви, тут ничего нет укорного, разве только вы ограничиваетесь одним услаждением, забывая о Боге и всем божеском. Не услаждение укорно, а то, что забывается при сем Бог и Божие. Если будете мыслью проходить все поемое и читаемое в церкви, то не утомитесь, – а напротив почувствуете, когда кончится обедня, как скоро отошла служба.

Прочитывание Евангелия и проч. добре и предобре. При этом – какой стишок или мысль западет в душу, останавливайтесь на сем более, и днем почаще вспоминайте, и мысли, те расширяйте.

Что есть: «милость мира»? Слышите, что возглашает диакон!! Станем добре. Святое возношение в мире приносити. Это приглашение к принесению бескровной жертвы. Жертву совершает священник. Присутствующие должны соответственные тому возыметь чувства, страх Божий, нерассеянную мысль, мир с Богом и со всеми, хвалу и благодарение к Богу. Это жертвы духовные, это и означают слова: милость мира. Диакон приглашает к возношению жертвы. Присущие отвечают: да, мы готовы, и приносим милость мира, жертву хваления. Когда поют: достойно и праведно; – священник вспоминает все Божии благодеяния, в творении, промышлении, наипаче в искуплении, и в самом позволении приносить жертву. Это воспоминать подобает и всем присущим.

Фраза: милость мира по-гречески: елей мира. Мир точно есть елей для душ, и лучшая милость взаимно нами друг другу оказываемая и Богом нам подаемая.

Спасайтесь! Благослови вас, Господи!

Ваш богомолец Е Феофан, 4 ноябр. 85 г.

Письмо 948. Почему мы молимся за усопших

Милость Божия буди с вами!

Благодарствую, что написали. Письма вашего августовского не получал, и о вашем неписании у меня вырос большой вопрос: уж не заподвижничались ли вы, по изобретенному вами новому методу?

Ну – слава Богу, что этого не случилось. И меня очень радует ваше заявление, что светская жизнь вас не так-то прельщает. Помоги вам Господи пребыть твердою в сем здравомыслии.

Все, что вы делаете по духовной вашей жизни, и что предполагаете делать, очень одобрительно. Помоги вам Господи!

Спрашиваете, почему мы поминаем усопших? – Потому, что так заповедано нам делать. А что заповедано, – видно из того, что в Церкви Божией не было времени, когда бы не творились это поминовение. Значит это идет от Апостолов и Самого Господа. – Но умишко наш всюду суется с своим носом, крича: почему и почему? Всего лучше дайте ему верою искреннею щелчок в нос, – и присядет.

Можете, после сего, сказать сему буяну. Слушай, дурень: отшедшие живы, и общение у нас с ними не пресекается. Как о живых молимся мы, не различая, идет ли кто путем праведным, или другим; так молимся и об отшедших, не доискиваясь, причислены ли они к праведным или к грешным. Это долг любви братской. Пока последним судом не разделены верующие, все они, и живые и умершие, единую Церковь составляют. И все мы взаимно друг к другу должны относиться, как члены одного тела, в духе доброхотства и любительного общения, и живые и умершие, – не разгораживаясь пополам умиранием.

«Участь их решена». – Участь отшедших не считается решенною, до всеобщего суда. Дотоле мы никого не можем считать осужденным окончательно, и на сем основании молимся, утверждаясь надеждою на безмерное милосердие Божие.

Усопшие не вдруг свыкаются с новою жизнью. Даже и у Святых некое время держится земляность. Пока то она выветрится, требуется время большее или меньшее, судя по степени земляности и привязанности к земному. Третины, девятины и сорочины указывают на степени очищения от земляности. Есть догадка, что сии 3–9–40 – соответствуют каким-то поворотам в образовании младенцев в матерней утробе. – Видения были, и они благонадежнее в определении, чем наши догадки. Догадки – шаткое дело. Я думаю, что видения только подтвердили, а дело уже было в ходу в Церкви Божией, – и было от Апостолов.

Вы добре говорите, что любите молиться за усопших. И продолжайте любить. Мы не можем не поминать родителей, братьев, сестер, родных и знакомых. И как ни кричи умишко: почему, сердце все будет свое делать – поминать.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан. 22 декабря 1886 года.

Письмо 949. Всеобъемлющий рецепт. Как любовь покрывает грехи?

Милость Божия буди с вами!

Немножко замедлил я ответом вам. Прошу извинения. Состояние свое духовное вы представили в таком виде, что об этом нельзя не пожалеть, если оно постоянно таково, а не случайное. Посмотрите-ка, что это?! «Все хочу идти вперед, – и остаюсь при одном желании: молюсь рассеянно, читаю без охоты, стишки свои твердить забываю, – а на душе темно и мутно; иногда просто прихожу в отчаяние; бросаюсь на колени пред иконой и взываю к Богу: не оставь меня, Господи, помоги, мучаюсь всячески, себя браню и укоряю, а все тоже; неспокойно на душе, иногда целая буря поднимается, буря каких-то неопределенных мыслей, неясных желаний, стремлений неизвестно к чему, это самые трудные минуты, чувство пустоты, жажда чего-то, молюсь, борюсь, и нет облегчения, наконец успокоюсь, а тогда охлаждение находит, ни к чему нет охоты, пусто и холодно на душе». – Вот каково у вас!

Вы говорите: «Враг нападает и теснит». Да, он тут виден. Но может быть тут есть дело естественное, а враг только подстревает с своими внушениями. У вас ведь есть книжка: Путь ко спасению. Найдите там, где говорится о сохранении благодати св. крещения и направлении к сему воспитания, и делаются особые замечания о юношеском возрасте. Это, примерно, между 40 или 50 страницами начинается. Прочитайте повнимательней, и может быть вы увидите себя там. Если увидите, то потрудитесь взять на себя и исполнение предостережений, там прописанных.

Теперь же я ничего не скажу вам, кроме: берегитесь – и никак не поддавайтесь. Враг видимо хочет закружить вам голову, – чтобы потом наткнуть на что-нибудь не должное, или вредное. Так бывает, когда влюбляются в первый раз. Извольте держать сердце свое на привязи.

Вы хорошо делаете, что бросаетесь на колена и молитесь. И делайте так. Опять нападки, – и опять бросайтесь на колена. Вы написали: «наконец успокоюсь». Так всегда и бывает. Не вдруг, как только воззовете, – и помощь. Проходит время и помощь приходит. – Вот и трудитесь. В борьбе состоите, – в борьбе на жизнь или на смерть. Соответственно тому, как вы выйдете из сей борьбы, потечет потом и жизнь ваша. Даруй Господи, чтобы вы не стали спиной к делу богоугождения и спасения.

Вы мало молитесь. Возьмите в руководство Апостольское правило: в молитве пребывайте бодрствующе в ней. – Корень молитвы память Божия с теплою верою и чувством к Богу. Возбуждать это в вашей власти, – и долг ваш есть. С самого пробуждения старайтесь это восставить в себе в силе. Как? Размышлением о таинствах веры и спасения. Когда спите, вас будто нет. А когда пробуждаетесь, снова начинаете быть, вступаете в область сознательного существования и в общение со всем сущим и бывающим. Все же сущее и бывающее есть царство Божие. Первый поклон ваш – Царю царствующих, с сознанием, что все от Него, Им держится и направляется, как общее, так и до малейшего частного. Тут и вы имеетесь во внимании, и настоящий момент существования вашего свыше определен. Поставьте себя на эту точку, и определите, что потому требуется от вас, с твердою решимостью не отступать от того. Я думаю, что если вы так поступите, то быть не может, чтобы душа ваша оставалась пустою и влаялась в неопределенных помышлениях и чувствах.

Ибо тут все определится и станет пред вами в стройном чине. – Большая у нас ошибка считать молитву заурядным делом, таким, о котором и думать нечего, которое можно делать зря, мимоходом. Обязанность молитвы чувствуется, а то, как совершать ее, не имеется в помышлении, и забывается, что бывает молитва в грех. Потрудитесь возбудить в себе высокопочитание к молитве и всегда становитесь на молитву, как на первое и главнейшее дело в жизни. Тогда молитва будет религиею в действии и движении, и из нее потом, как из ключа, все потечет доброе и святое.

Ведь у вас есть книжка: «Невидимая брань»! Найдите там главы о молитве, это с 46-й, и прочитайте, не раз и не два. Там все потребное указано. Если последуете сказанному, молитва ваша исправится, а за нею и все прочее.

Я вам указываю всеобъемлющий рецепт. Сокращение его – в памяти Божией, памяти смертной, и в страхе Божием. Когда сии укоренятся в сердце, и молитва и все прочее пойдет добре. – Не нерадите о деле Божием!

Теперь слово-другое о цене душевной жизни. Я не безусловно охуждаю эту жизнь, а только когда она делается преобладающею, и вытесняет собою жизнь духовную. Как вы прописали, так и я сужу о ней.

В книге: «Что есть духовная жизнь» это объяснено. Просмотрите снова. Духовные отправления должны стоять во главе, под ними и в подчинении им – душевные занятия, а под обоими ими телесная жизнь. Се – норма! Когда этот порядок нарушается, жизнь человеческая портится.

В той книжке и то указано, – в чем жизнь душевная, телесная. Извольте просмотреть, – и что требует пополнения, сказать, и получите его.

Вопросы: любовь покрывает множество грехов ( 1Пет.4:8 ). Эти слова стоят у Апостола как побуждение к любви; потому покрытие грехов, надо разуметь, не того, кого любят, а того кто любит. За любовь к другим Бог прощает грехи любящего. Равно – в Иак.5:20 , обративший грешника спасет душу, и покроет множество грехов, блага сии относятся к обратившему, а не к обращенному. – Так наши толковники. Протестанты напротив в первом месте благо любления относят к любимому, а во втором благо обращения к обращенному. – Холодно, отвлеченно, непрактично. Это нарочно они делают: ибо у них труды доброделания не участвуют в деле спасения.

Благослови вас, Господи!

Ваш доброхот Е. Феофан.

Письмо 950. Книги для руководства в духовной жизни. О кознях вражеских, богомыслии и причащении

Милость Божия буди с вами!

Ответ вам на 1-е письмо был уже готов, как получил второе. Виноват, что мешкал. – Теперь к тому письму прибавлю еще что-нибудь.

Очень утешен тем изменением, которое вы испытываете после Св. Причащения; прежнее же письмо очень тяготило меня. Эти бывшие у вас неопределенные порывы очень страшны. Ну – теперь, слава Богу, все прошло. Дай, Господи, навсегда пребыть вам в добром таком настроении.

Беретесь перечитывать книгу: «Что есть духовная жизнь». – Добре. Там и ответ есть на ваш первый вопрос.

Подобные этой книги еще: – Путь ко спасению, – Письма о дух. жизни по поводу писем Сперанского, – 118-й псалом. Все они у вас есть. Извольте их держать особо, на виду, – и почитывать. К ним же принадлежат и Письма к разным лицам.

Уразумели теперь каковы козни вражеские?! Их нечего ужасаться. Они власти никакой не имеют. Мутят, возбуждают, но не определяют. Наше дело, как только заметим, тотчас отбивать их; опять придут, – опять отбивать и ни под каким видом не соглашаться на них. Наблюдайте за собою, и учитесь, как с ними управляться. Вы добре делаете, бросаясь при нападении на колена с молитвою. Навыкайте молитве Иисусовой: она одна может разгонять все полчища вражеские! Вы обещаетесь взяться за коротенькие молитвы. Возьмитесь за одну эту.

Получили ль вы книгу: «Невидимая брань?» – Если нет, скажите, я пришлю. Там, начиная с 47 главы первой части, – излагается учение о молитве, очень подробно. Эти главки, да книга о трезвении и молитве исчерпывают сей предмет вполне.

Что вы написали о чувстве благодеяний Божиих, это есть часть спасительного богомыслия, коим разогревается молитва сердечная. Делайте так чаще, каждое утро и вечер пред молитвою. Это и есть то, о чем я писал в написанном уже письме.

По поводу того, какой плод подало вам св. Причащение, – мне пришло в голову сказать вам: не найдете ли возможным иной раз причаститься и еще, кроме вел. Четыредесятницы? – Хорошо было бы; но смотрите сами.

Адресуйте письма ко мне так: в г. Шацк. Тамбов. губ., в Вышин. пустынь.

Благослови Господи, матушку вашу, вас, и братьев! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. Мая 11, 87 г.

Письмо 951. О чудотворных иконах. История исцеления от Козельщанской иконы дочери графа Капниста (приложение)

О св. иконах вы добре рассуждаете. И о чудотворных иконах вы попали на настоящую мысль. Иконы сии не содержат чудодейственной силы, а Господу угодно являть чудо от них, или в присутствии их, или для возбуждения веры, или в силу веры кем-либо проявляемой, или для того и другого вместе. Затем, высокое чествование сих икон уже последует естественно, как ради того, что Господу угодно было чрез эту икону явить милость Свою, так и потому, что чают и себе сподобиться подобной же милости пред сею иконою.

Почему Господу угодно бывает так делать, – Его святая воля. Слепорожденного не мог разве Он исцелить словом. Но творит брение, – помазывает очи и посылает к Силоамскому источнику. Так и тут.

Вы так рассуждайте: удостоверьте себя, что есть чудотворные иконы. Как? опытом. Недавно где-то в Харьковской губ. дочь графа, – забыл фамилию и местность, – получила исцеление от полнейшего расслабления, пред иконою, или от своей родовой иконы Божией Матери. Доктора после решили, что в этом исцелении их искусство не имело места. Потом – вера возбудилась; стали многие прибегать и многие получали исцеления. Этому года 3–5.

Примечание от редакции. Считаем полезным присовокупить некоторые подробности «чудесного исцеления», о котором говорится в письме святителя Феофана. Разумеется исцеление от тяжкой болезни старшей дочери графа Владимира Ивановича Капниста, Марии, совершившееся 1881 года 21 февраля.

Граф Владимир Иванович Капнист, сын бывшего Московского губернатора Ивана Васильевича Капниста, один из крупных землевладельцев Полтавской губернии, между прочим, владелец поместья – деревни Козельщины. Его дочери воспитывались в Полтавском институте благородных девиц. Тиха и спокойна была жизнь этого семейства, жившего большею частью в деревне, до события, глубоко поразившего семью и надолго расстроившего ее спокойствие.

В 1880 г. граф получил от начальницы Полтавского института письмо, в котором она уведомляла его, что дочь Мария больна и желает видеть своего отца или мать. Граф тотчас отправился в Полтаву и, приехав, нашел, что его дочь получила вывих в ступне ноги и, как определил врач Мейер, от неправильного уклона ноги в сторону, уверяя графа, что эта болезнь не опасна, и только нужно на больное место положить гипсовую повязку, от которой все и пройдет. Но граф, не смотря на такое уверение врача, взял свою дочь из института и повез ее в Харьков к знаменитому хирургу Груббе. Груббе внимательно осмотрел больную, расспросил подробно, признал болезнь за вывих и, как и Мейер, указал на ту же гипсовую повязку. Между тем, по совету Груббе, был приготовлен особый башмак, который, соединяясь с крепкими стальными пружинами, обхватывал ногу больной повыше колена, давая ноге возможность иметь крепкий упор, не тревожа больного места. В этом башмаке больная возвратилась с отцом в свое имение. Прошел пост, наступил праздник св. Пасхи, а больная не чувствовала облегчения, напротив в первый день Светлого Воскресения у нее искривилась и другая нога так же как и первая. Невозможно описать горя отца и матери. На другой день отец с дочерью были уже в приемной доктора Груббе, который и на эту ногу надел стальные пружины и отправил больную на Кавказ, лечиться минеральными водами и укрепляться кавказским горным воздухом.

Во время путешествия на Кавказ больной становилось все хуже и хуже. Кроме упадка сил, она потеряла чувствительность в руках и ногах. Уколов она не чувствовала, как в кистях рук, так и в обеих ногах от ступни до колена. Доктор Иванов, лечивший на кавказских минеральных водах, признал, что у графини страдание спинного мозга во всю его длину и природные вывихи костей. Считая болезнь очень серьезною, он советовал графу везти больную на зиму или в Москву к Кожевникову, или в Петербург к Мержиевскому. Лучше же всего – к Эрбу в Гейдельберг, или к Шарко в Париж. Считая болезнь очень опасною, почти неизлечимою, доктор Иванов сознался, что причины ее ему неизвестны. Прописанные Ивановым: электричество, ванны, железистые воды внутрь нисколько не облегчили больную, и в августе она вернулась с отцом в свою деревню еще расслабленнее.

В октябре все семейство приехало в Москву. Здесь больную лечили доктора: Кожевников, Митропольский, Склифасовский, Корсаков, Павлинов и Каспари. Все они признали болезнь графини серьезною, соглашались в определении этой болезни с доктором Ивановым, не скрывали от родителей, что считают ее неизлечимою, и советовали обратиться за границу к Ботеру и к профессору Шарко.

Тяжело было больной дочери графа жить в Москве. Чужие люди, частые осмотры докторов, горькие лекарства и недостаток деревенской свободы напомнили больной ее родную деревню, дом, знакомые лица, теплое участие к ней друзей и знакомых дома, – все это заставило страдалицу обратиться с просьбой к отцу и матери увезти ее в Малороссию. Отец и мать обратились за советом к докторам. Доктора позволили ей ехать, и графиня с дочерью уехала в деревню, а граф по своим делам остался в Москве.

Невозможно представить себе горе и страдание родителей, на глазах которых со дня на день ухудшалось здоровье их любимой дочери. Вот что писал граф к своим родным о своем горе, при виде страданий дочери. «Представьте себе мое положение, в котором я находился выслушивая от врачей их безотрадные речи о настоящем и будущем нашей дорогой больной; представьте себе, что я в это время перечувствовал и сколько потратил!! Тринадцать месяцев грызло меня горе, тринадцать месяцев я должен был приучать себя к мысли, что смерть – лучший и неизбежный исход для несчастной страдалицы, которую я так люблю».

Случилось обстоятельство, которое возбудило надежду в графе иметь свидание с знаменитым Шарко в Москве. И.А. Лямин задумал вызвать знаменитого парижского врача в Москву для своей больной. Этим случаем и решил воспользоваться граф и известил свою супругу, чтобы она опять с дочерью приехала в Москву.

В 1881 г. 21 февраля в поместье графа были гости. Шла тихая беседа. В это время, когда и больная, как будто забыв о своей болезни, поддалась общему настроению мирной беседы, была получена телеграмма, призывающая их в Москву для свидания с Шарко. Это известие не обрадовало несчастную страдалицу. А напротив, напомнило ей тяжелое положение, далекую утомительную дорогу в вагоне, лица докторов и гостинной прислуги, стоянки, сигнатурки и Шарко, – который, Бог знает, что скажет. Слезы показались на глазах больной. Мать пошла похлопотать о приготовлении в путь. Она с помощью прислуги скоро уложила все нужное; оканчивая сборы и, оставшись одна с больною, указывая на фамильный образ Богоматери, сказала: «Маша, мы едем завтра в Москву, возьми, дорогая моя, образ Богоматери, почисти ее ризу (чистить ризу иконы было в обычае семейства, когда собирались о чем-либо особенном молиться пред нею) и поусерднее помолись пред нашей Заступницей. Проси, да поможет нам благополучно совершить путь и вразумит врачей облегчить твою, болезнь». Покорная дочь, молча с благоговением взяла св. икону и в горячей молитве к Царице Небесной, скорой Помощнице и Утешительнице всех несчастных и скорбящих, искала себе защиты, утешения и помощи, которой не могли дать ей люди.

Во время молитвы больная почувствовала вдруг что-то необыкновенное. В ногах и оконечностях рук, лишенных всякого ощущения, она вдруг почувствовала силу. Это чувство было так сильно, что больная, совсем забыв о своем страшном положении, громко воскликнула: «Мама, мама! я чувствую ноги. Мама! я чувствую руки», и быстро начала срывать с своих ног стальные восьмифунтовые упорки и бинты. Бедная мать так была поражена всем этим, что не знала, что и делать. «Окрепший вдруг голос дочери, в котором так резко звучит тон какой-то необыкновенной радости, быстрые движения, радостное лицо, все это, – говорила обрадованная мать, – до того меня поразило, что я в первые минуты подумала, что моя дочь лишилась рассудка. Бросившись к дочери и обнимая ее, я могла только произнести: Бог с тобою, Маша! Что с тобой!» На радостный крик больной и матери сбежались все бывшие в доме, и они увидели необыкновенную картину: вполне расслабленная доселе теперь явилась пред ними совсем здоровая, крепкая, расхаживающая по комнате, чтобы показать, что она так же здорова, как и все, с недоумением на нее взирающие. Исцелевшая, мать и все бывшие усердно молились пред образом Богоматери во время молебна.

22 февраля, на другой день после совершившегося чуда, графиня с своей здоровой уже дочерью, взяв с собою и образ Богоматери, отправилась в Москву. Граф Капнист встретил свое семейство на Курском вокзале железной дороги. Радости отца не было пределов. Он оглядывал свою любимую дочь со всех сторон, велел ходить, прохаживаться и, уверенный в совершившемся чуде, представил ее в Москве всем врачам, лечившим ее, крепкою и свежею, без всяких признаков болезни, которую доктора считали неизлечимою. К графу приезжали знаменитые врачи столицы, приглашенные им осмотреть бывшую их пациентку, гг. Павлинов, Каспари, Склифасовский, Корсаков и др. Все они признали молодую графиню здоровою, выражая свое недоумение пред совершившимся фактом выздоровления. Профессор Склифасовский сказал, что он смущен и не может с научной точки объяснить случай выздоровления больной. Сам г. Шарко, эта знаменитость по части лечения нервных болезней, называя болезнь графини истерией, отказался в то же самое время объяснить ее вывихи в руках и ногах, а также и мгновенное ее выздоровление. Тут он сказал, что подобной болезни и выздоровления он не встречал в своей практике. «Если бы, – прибавил он, – отец, мать, дочь и доктора, лечившие больную, не были сами свидетелями-очевидцами ее болезни и сами же не рассказывали мне о ней, я все слышанное от них счел бы за мистификацию». И присовокупил: «Я приезжал в Москву для того, чтобы убедиться на опыте, как наука бессильна и как всесилен Господь».

Между тем весть об этом чуде разнеслась по всей Москве. Много стало приходить к графу и приезжать для поклонения св. образу. В Лоскутную гостиницу, где жил граф с семейством, начала собираться знать. Все расспрашивали, желали видеть образ, исцеленную, всем хотелось выслушать все об исцелении больной от отца и матери. Вот как сам граф в письме к своей сестре описывает движение в Москве во время его пребывания там с св. образом и с дочерью. Религиозная Москва, заслышав о чуде от св. иконы, двинулась к нам в Лоскутную на поклонение образу. Тьма-тьмущая публики, засыпали нас грудами карточек, выражая горячее желание поклониться святыне и хотя на минуту привезти икону к их больным домашним. Разнеслась молва об исцелениях в Москве: два-три случая поразительные я сам знаю. Многие предлагали содействовать украшению иконы, или устройству церкви, и предложениям не было конца. Не буду описывать, до какой степени все это поразило и потрясло меня, Самого различного свойства чувства овладели мной. Но когда, с дозволения преосвященного Алексея, я дал нашу дорогую икону для всенародного поклонения в церковь, когда я увидел тысячи молящихся, когда услыхал я и от священника, и от старосты, что они не запомнят такой толпы молитвенников, – я был поражен величием благоговения православного народа к религиозной святыне, а вместе и величием совершившегося события. Толпы давили друг друга за клочок ваты от иконы, или за каплю св. воды. Все это происходило как раз в роковое время, в первых числах марта, и смело скажу, что, несмотря на весь ужас, охвативший всех, во многих благотворно было парализировано то неотразимое впечатление, которое давило душу и терзало сердце, возбуждая в скорбной душе покаяние о грехах, и молитвенное упование на благодатное покровительство и заступление Богоматери. Да, дорогие друзья, как ни много я пишу, но и сотой доли не в состоянии передать вам, как бы хотелось. Скажу только одно, что теперь много более я стал религиозен, чем был. Молюсь и нахожу удовольствие в молитве. О вас, мои друзья, я также принес мои грешные молитвы, да сохранит и не оставит вас своими молитвами Царица Небесная.

А то в Москве давненько, но все на нашей памяти, но не на вашей, в Москве, – сначала свет от иконы, потом чудеса. Было большое движение в Москве. Так удостоверьтесь, что есть иконы чудотворные. А потом дальнейшие вопросы уже не важны. И можно, в случае недоумений, себе и другим отвечать: не знаю, но вижу, что так есть.

Письмо 952. О борьбе с леностью к духовному

Милость Божия буди с вами!

Ваша леность заразительна. Вот и я целый месяц проленился написать вам ответ. А следовало бы давно похвалить вас, если что окажется достойным похвалы.

Первым строкам впрочем не приходится украситься похвалами вам. Пишете: молюсь плохо, псалмы учу лениво, почти совсем бросила. Ну! – прогресс!! Нечего сказать!

Однако ж это может иметь недобрые последствия: – небрежность о делах Божиих может обратиться в навык, и тогда прости благочестие. Надо это предотвратить. Извольте так делать: псалмы учите, когда охота будет, и выбирайте, какие более понятны и более действуют на сердце; – а еще лучше, если положите не всегда псалмы заучивать все подряд – целиком, – а заучивать стихи впечатлительные по одиночке. Напр. Боже, в помощь мою вонми; Господи, помощи ми потщися, Не отврати лица Твоего от мене , Камо пойду от Духа Твоего, и под. Потом и повторяйте их на память, при обращении ума к Богу во время дел. Сими коротенькими стишками можно всякий шаг свой надписать, и будете как в одежду красную в слово Божие одеяны.

Утро просыпаете, потому или совсем не молитесь, – или молитесь на ковыль-костыль. Это очень дурно. Молитесь не много, – но как должно, по всему чину молитвенному. Если вы три минуты просрочите придти туда, куда спешите; ведь это немного! – Вот и положите три минуты непременно помолиться утром. И в таком случае – нечего уже вам браться читать молитвы по молитвеннику или на памятью молитесь своею мыслью и своим словом.

– Поставьте себя в присутствие Божие.

Бог близ – и в вас; но вы можете быть далеки от Него мыслью и чувствами: приблизьтесь к Нему тем и другим.

– Возблагодарите Его за сохранение вас во время сна, и дарование вам снова узреть свет Божий и еще пожить, ибо многие – ложатся спать, но не встают.

– Испросите у Него благословения и помощи на дела дня, – с указанием вам добрых и отклонением от злых.

– Призовите Матерь Божию, Ангела Хранителя, вашу Святую и всех Святых.

– Помолитесь о матери, брате, родных и всех знаемых, – помяните и усопших, и затем, предав себя в волю Божию, – идите на дела свои, всячески стараясь не забывать, что пред лицом Божиим ходите.

Все это сделайте с мыслью обдуманною и чувством не летучим. И это будет настоящая молитва, и совесть никогда не упрекнет вас, что не молились, или плохо молились. – И этого довольно. Особенно если будете хранить молитвенное настроение – неотходным от сердца. Сообразно с этим и вечером можно молиться. Но как тут вы можете иметь больше времени, то молитесь и заученными молитвами; они помогут сильнее и разумнее обращаться к Богу словом молитвенным.

«Как владеть собою?» – Как владеете в одном, так и во всем старайтесь владеть собою. Ведь не распущены же вы так, что уж ни в чем совладать с собою не можете?! – Так вот, как владеете в чем-либо собою, так и во всем поступайте. Нудить себя надо. Так Господь сказал, уверяя, что только нудящие себя восхищают царствие Божие. Желаете царствия, нудьте себя, т.е., одолевайте себя и насильно тяните в царствие Божие. Вы себя изобразили такою ленивицею, что из рук вон. Конечно вы ленивы только на духовное, молиться, себе внимать, памятовать о Боге, смерти и проч. – Вы когда-то писали, что прочитываете книжку: что есть дух. жизнь. Там изображено, что у нас три яруса жизни: духовная жизнь, душевная и плотская. Последние две эгоистичны. Первая требует самоотвержения, и в начале, и в продолжении, и в каждом деле.

«Отчего душевная и плотская жизнь идет без особых жертв? – От того, что потребности их, их желания и предметы удовлетворения наглядны, осязательны. Привыкши к этой осязательности, мы становимся неподвижными к предметам отрешенным. К ним душа холодна и тем паче плоть (душа . от . холод); а к своим предметам они жарки, горят вожделением. Однако же процедура желания одинакова, и в духе как и у них. Душа знает, что доставит ей тот или другой предмет, и тянется к нему, желая вкусить от него сласти. Перенесите это к духовному. Надо узреть, и хоть предположительно увериться, что от того или другого духовного предмета или дела будет такое и такое благо, утешение, услаждение. Если благо сие было уже испытано хоть однажды, то тут уверенность будет не предположительная, а действительная, истая, на опыте основанная. У вас, я полагаю, эта последняя есть. Извольте теперь становиться на это твердою ногою всякий раз, как одолевает леность, а это тоже, что душевного и плотского хотите, а духовного нет, и понапрягитесь немного восставить ощущение испытанного уже блага от духовного дела, от которого теперь отвлекает леность. Как только это успеете сделать, душа уступит; ибо она бессильна стоять против духа. Если вы припомните духовные ощущения, то не можете не сознать, что эти ощущения, как небо от земли стоят выше душевно-телесных. По этому превосходству уже испытанному и слабый след духовного ощущения отталкивает всякое душевное и силен увлечь к себе сознание и произволение наше. Вы так изображаете, что у вас низшая сторона берет верх над высшею будто по какой-то необходимости. Если берет, вы виноваты, от того, что не делаете, что должно, или ничего не делаете, чтобы она не взяла верх, а оставляете тещи вашим расположениям, как текут без управления (помните басню Крылова: Васька слушает и ест), и еще паче того, оставаясь своими произволениями на их стороне. Вот и возьмите в закон, как только нападет леность на духовное, восставлять ощущение блага от него и переходить на его сторону произволением, решительным, безжалостным к себе, в том убеждении, что иначе в царствие и не попадешь. – Требуется маленькая борьба, но к ней всякий способен, и вы больше многих. Так не извольте вилять: дух бодр, плоть немощна. Бросьте плоть, и идите к бодрому духу. И все пойдет добро. Пожалуйста возьмите во внимание – что пишу. – Если будете все так поступать, как пишете, впадете в равнодушие к делу спасения. О таких душах Господь сказал: имам изблевати. Спаси вас, Господи!

Письмо 953. Разрешение недоумений при чтении Писания

Ваши недоумения – 1) о хлебе животном. Вся беседа так идет, что нельзя не видеть, что здесь речь о таинстве тела и крови. И отступать от этого нет нужды. – И слово Божие – духовная пища, – и молитва – и всякое доброе дело – пища. Но их сюда привязывать незачем, хоть они и могут приходить на мысль.

– Не буду с вами – есть пасху. и пить вино Лк.22:16, 18 . Не будет здесь на земле, по земному чину, а будет это уже там, на небе, по небесному чину. Наша жизнь – в общении с Господом, во вкушении Его. Здесь оно – таинственно; там будет оно иным образом, более истым и живым. Вкушая Господа, с Ним едино бываем, а чрез Него и с Богом Отцом. И когда это есть, мы в цели, на своем месте, в своем чину. – Мешок – сума – меч. Место темно, – и разъяснения его трудны. Удовлетворитесь общею мыслью, что Спаситель указывает на перемену обстоятельств, в каких прежде были, и в каких будут после сего Апостолы при проповеди Евангелия. Когда посылал Он их на проповедь при Себе, они всюду встречали добрый прием – и безопасны были и содержаны. После, когда пойдут на проповедь – этого уже не будет, всюду встретят со противление, недоброжелательство и притеснение. Почему советует им предусмотрительность (мешок, суму, деньги, провизию) и средства защиты – (меч). Разрешает им и свои человеческие меры, хотя и Сам будет с ними. Мешок, сума, меч – метафоры. Не эти именно вещи имеются в виду, а всякие вообще меры. Напр., Апостола Павла хотели бить. Он сказал: я гражданин Рима, нельзя меня так наказывать. Это слово было – его меч. Его мешок и сума – было его искусство делать палатки. Продать одежду и купить меч – могут иметь еще такое переносное значение: быть готовыми все оставить, и действительно все оставить, – за истину, проповедуя ее и защищая. И сделав так, иметь решимость столь же живую, как тот, кто, держа меч, выступает на защиту правого дела. Кто все оставляет, у того легко образуется такая решимость, он как бы покупает ее как меч оставлением всего. Св. Златоуст берет пример: как иной отец учит дитя плавать. Сначала держит его на руках; потом понемногу принимает руки и дает ему самому проплыть немного. Так и здесь: прежде Господь все им устроял, и безопасность и пищу, а теперь, как они подросли, и самих их заставляет действовать, хотя не отступает от них. Читая же место, держите в мысли, что это иносказание, и словам надо давать духовный смысл.

Об Ангеле и Господе, водившем Израиля. Бог везде есть, все содержит и о всем промышляет. В деле промышления о тварях все твари служат у Него орудиями, взаимно – одни в отношении к другим. Это когда требуется особый промысл. А то все твари так и устроены, что одни другим помогают. При особенном Промысле иногда Он действует Сам непосредственною Своею силою, а иногда чрез твари, – особенно чрез Ангелов, и в отношении к людям. – У Израиля – Ангела приставил Бог управлять облаком, а Сам был тут же среди. Ангел Его силою и исправлял свое дело. – Угроза Божия – не пойду с вами – значит, что Он лишал их непосредственного Своего охранения, а намерен был действовать чрез Ангелов. Когда же раскаялись, Он опять возвратил им прежнюю милость. Но все же дело ведения Израиля было бы Божиим. Посредства употребляет Бог потому, что мы не всегда бываем гожи для непосредственного Божия на нас действия. Все в совокупности означает – богатство преизобильное Божия о нас промышления. – И у нас – Бог близ, и Ангел Хранитель при нас. Ангел Божиею силою действует; а то Бог Сам непосредственно действует. То и другое – невидимо; но бывает ощущаемо. То и другое однако же на помощь приходит, а не заменяет всей деятельности человека.

Господь да умудрит вас!

Евангельской истории не читали. Прочитайте. И потом все читайте. В самой Истории все Евангельские речи. Слово к читателям – мое. Это многолетнее – не труд, – а думание. Для меня все теперь установилось окончательно. А другие, – как хотят. У кого не зарождался вопрос об упорядочении Евангельских сказаний, тот не придаст значения книге, а кто ломал над этим голову, тот, я думаю, спасибо скажет. Будьте благословенны!

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 954. Высшие женские курсы

Зачем это надо вам перебираться в С.-Петербург? – Уж не слушать ли высшие курсы для красавиц. Это глупость из глупостей нашего времени. Если да; то решили ль вы, на кой вам ляд эти курсы. – Эти курсы из красавиц делают, что называется, ни рыба, ни мясо, ни мужчина ни женщина, не знать что; вещь никуда не гожая, урод. Если хотите вы остаться в своем чине, держите подале от этих курсов. – Вы и так много знаете. И довольно. Если же будет потребность знать более по каким-либо предметам, можете сами дополнить недостающее чрез чтение. Если при этом окажутся стороны не ясные, тогда можно пригласить ученого, и взять у него несколько уроков, именно в уяснение того, что осталось неясным. – Выгоды вот: вы будете изучать, что хотите, и следовательно трудиться свободно, не изнуряя себя, чего на курсах избежать невозможно; не будете набивать голову всякими бреднями, и сохраните свои убеждения чистыми и твердыми. Это последнее самое дорогое; равное сему то, что вы останетесь красавицею, с подобающею женственностью, которую курсы вытолкают из вас без всякой жалости, и еще вы можете продолжать учиться дома, в своем тепленьком гнездышке. – Потолкуйте об этом с матушкою, и порешите. Очень бы желал, чтобы вы согласились на мой план.

– Пусть даже вы, взявшись так без курсов, преуспевать личным трудом, не успеете в этом, беда не велика.

Письмо 955. Наставление студенту. О поддержании усердия к молитве. Заучивание псалмов. О покаянии, блюдении плодов причащения, охлаждении и памяти Божией. Разъяснение о семи духах и семи ангелах церквей. Спаситель как начало создания. Что делается с усопшими

Милость Божия буди с вами!

Очень рад, что вы не будете курсисткой. Позаботьтесь теперь свободное время употреблять не без пользы, – не на разорение, а на созидание.

Вы избегаете беды; а брат ваш неизбежно в нее ввергается: в университетах еще хуже, чем у курсисток. Но то, что он будет среди вас, много будет парализировать зловредное влияние университетских учений и тамошнего товарищества. Господь да сохранить его. Пусть загодя готовится различать теории от подлинных фактов. Теории личное дело учащих; факты – общее достояние. Истинною настоящею теориею может быть только та, которая согласна с христианскими истинами.

Шума С.П. Б-ского боитесь. Но ведь этот шум шумен только для тех, которые в него вступают. Прочим там живется покойнее, нежели где-либо в другом месте. Сами увидите.

Все, что вы прописали о ходе у вас молитвенного дела, говении и о прочем, славу Богу, хорошо. Одно замечу: смотрите, как бы дело молитвы не сошло на нет. То, как вы теперь молитесь, есть прямое дело произволения. Душа его – желание усердное. Это усердие всегда должно возгревать пред молитвою; иначе и молитвы не будет. А вы сознаетесь: молюсь иногда лениво, без охоты. Это нейдет к роду молитвы вашей. Потрудитесь не допускать сего. Дело в ваших руках. Иначе вот что может случиться, ныне неохота, завтра – неохота, а потом и совсем молитве конец. Этого попаситесь, и нудьте себя на охотную молитву.

Вы заучили шестопсалмие, и прибавляете, особенно нравятся последние два. Это подает мне мысль предложить вам: как только встретите нравящийся псалом, так заучивайте его. Потом и употребляйте их, то во время молитвенного Богу предстояния утром и вечером и в видах возгреяния молитвенного духа, – или между делами, когда идете, или засыпаете, или просыпаетесь, всякое время, бездельное, – наполняйте сим чтением. Посмотрите – второй псалом третьего часа – и 3-й шестого. Они схожи с: возведох очи мои в горы.

Для исповеди записывать грехи хорошее правильцо. Навыкайте вот чему: всякий раз, как прорвется недобрая мысль, чувство, желание, слово, дело, тотчас кайтесь Господу, вездесущему и всевидящему, с сокрушением и решением быть впредь осторожнее. Для этого надо внимать себе, то есть смотреть за тем, что происходит в душе. И все добре пойдет. После сего вечером нетрудно будет подвести итог, сколько наделано погрешений в продолжение дня.

– Жалеете, что благонастроение, приобретаемое говением, исповедью и причащением скоро ослабевает. Это и достойно сожаления, – и тем достойнее, что избежать сего в нашей власти. Не надо предавать себя на жертву внешних впечатлений: они уносят внимание из сердца и заставляют его блуждать на стороне, далеко от себя. Не надо допускать вкушать сласти душевно-телесные. У нас два вкуса: один духовный, другой душевно-телесный. Они прогоняют друг друга. Когда есть вкушение духовного, – все прочее трава; а когда придется вкусить душевно-телесного, тогда умаляется вкус к духовному. Из сего сами видите, что подобает делать, чтобы сохранить вкушение духовных благ.

– Что нужно делать, чтобы не охладеть?

– То, что пред сим сказано. Как только заметите охлаждение, теребите душу, пока согреете. Господь близ, взывайте, и поможет. Приложите к сему богомыслие, то есть созерцание таинств св. веры нашей. Каждое из них сильно излить много света и тепла, и согреетесь. Только не оставляйте холодности в душе, а все теребите ее, пока согреете. Можно чем-нибудь наказать себя, заставьте себя поголодать немного, немного посидеть в уединении, недоспать, поклонов побольше. Всего же больше сознания своей скудости, и слезного к Божией помощи прибегания.

– Память о Боге Бог Сам прививает к душе. Но для этого душа сама себя должна потомить и потрудить. Трудитесь, всеусильно нудя себя на непрестанное памятование Бога. И Бог, видя, как усердно вы желаете сего, даст вам память о Себе. Краткие молитовки очень пригодны к делу в нашем собственном труде о памятовании Бога. Молитовки, какие хотите. Господи помилуй! – Господи Иисусе Христе, помилуй мя! – Иисусе Сыне Божий помилуй мя! и др. Всякая идет. Какая больше вам по душе, ту и употребляйте.

Ваши вопросы: – Что семь духов? – Семь верховных Архангелов: Михаил, Гавриил, Рафаил, и проч. Св. Гавриил к св. Захарии сказал: Я один из предстоящих Богу ( Лк.1:19 ).

Что ангелы 7 церквей? Епископы, представители тех церквей. Это видно из того, какие речи обращает к ним св. Иоанн. – Светильники в сем видении означают церкви.

Почему Спаситель назван началом создания? Назван так – и как Творец: ибо вся Тем быша; и особенно как воссоздатель падшего рода человеческого. Он по человечеству новый родоначальник наш. Он явил в Себе человека восстановленного. По образцу Его и силою Его восстановляются потом все люди. Он глава и начало.

– Что делается с усопшими? – Тело возвращается в землю; а душа получает от Господа особое некое место по своему устроению, где и пребывает до окончания века, в чаянии радостном или в нечаянии ужасательном То – закрытая для нас страна. Что там, с точностью не определено в подробностях. Одно точно определено, что тамошнее состояние вполне соответствует тому, как настроит себя человек здесь на земле. Как настроить – широко разъяснено в Евангелиях и посланиях. Это и есть теперь для нас главное. Как цель не на земле, а в другом образе бытия; то разумно всю заботу обращать на то, чтобы добре приготовиться туда. – Не приготовимся, все пропало.

Не мучьте себя пытанием, что там и где будем. А когда в уме породятся такие вопросы, говорите себе: хорошим там будет хорошо, а худым худо; соответственно сему и место там будет для одних светло, – для других – не светло. Будем-ка мы с тобою заботиться о том, чтобы сделаться добрыми, и все тут. А что там будет, увидим, когда перейдем туда.

Желаю вам всего доброго. Будьте здоровы и веселы. Матушке вашей и братьям Божие благословение. Спасайтесь!

Ваш доброхот Еп. Феофан. 5 июня 1886 г.

Письмо 956. Наставление о слепеньком. Разъяснения: о коротенькой молитве, чувстве бессилия, красоте незримых божественных вещей и о литургиях

Милость Божия буди с вами!

Столько времени промешкал я ответом вам! Виноват. – Прошу извинения.

Очень приятно было читать о ваших благотворительных занятиях в деревне. Не прекращайте их никогда. Слепенького, который не быстро понятлив, потерпите. Терпением все можно преодолеть. Пусть заучивает и читает и то, что не совсем понимает. Подрастет, станет понимать. Научите его просто молиться своим словом о всякой нужде. О слепоте – чтобы дал Бог терпение благодушно переносить ее.

– Жалею, что вам не удается коротенькая молитовка. Вы изберите одну более общеупотребительную: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Ее все и твердите и навыкните. Введите ее в свое молитвенное правило – утреннее и вечернее. Повторяйте ее несколько раз пред молитвословием и после него. Повторяйте ее по 5–10 и более раз. А то 33 раза по числу лет пребывания Господа Спасителя на земле. – Но не забывайте, что не в словах сила, а в мысли и чувстве. Коротенькая молитва пособие, а дело – непрестанное памятование Господа, или хождевие в чувствах присутствия Его, с благоговением. Когда бы это всегда было в нас, то и слов не нужно бы. Но как нас сбивает многомыслие и масса впечатлений, то для отбоя их и советуется навык творить коротенькую молитовку. Когда язык навыкнет, она все будет читаться сама собой, и ворочать назад блуждающие мысли.

«Хотелось бы побольше сил иметь, а Бог не дает». И не ждите, чтобы дал. Силы уже даны – и в теле, и в душе, и в духе. – Но они не совсем сильны, и требуют пособия. Сие пособие и помощь и подается Богом, но не в запас, а на всякое текущее дело. Усиливается человек сделать что; не одолевая, взывает о помощи, и помощь приходит; помогши же, опять отходит, и человек остается все тот же бессильный. Опять потребовалась помощь, опять воззвал человек, и получил, и после дела, опять остался тем же бессильным, Отсюда выходит, что кто не делает, и не пускает в ход всех своих сил, и не трудится до восчувствования бессилия, и в сем чувстве не взывает о помощи, тот и не получит ее, и пусть не ждет; равно, кто, сделавши, себе приписывает дело, тот себя обманывает; и в другой раз, бросившись на тоже дело с мыслью; вот де, для нас это ничего не стоит, – не силен бывает сделать его, и хотя воззовет наконец о помощи, не всегда получает ее, в наказание и в научение. Извольте же так действовать: в чувстве бессилия взывайте о помощи, и сделав что, оставайтесь в том же чувстве бессилия.

Ваша заметка об искусствах ошибочна, по ошибочности истолкования, что значит красота незримых божественных вещей. Вам показалось, что этим означаются одни божественные и святые лица. Но это одно, а все божественное: и мысли, и чувства, и дела, все что входит в состав веры, жизни и обетований христианских, – и не они только, но и все сообразное с ними и их напоминающее. Вы выразили желание пропитаться мыслью, что вы – гражданка небесного царства. Помочь в этом вам и всем того желающим лучше всего могут искусства, очам, слуху и воображению представляя и напоминая небесное.

Все произведения искусства, кои не исполняют сего, и тем паче, кои возбуждают противные тому мысли и чувства, не должны быть почитаемы дельными. Вот вам примеры: картинка мальчик на коленах в молитвенном положении, мина лица, глаза, уста выражают молитву. Сидит старушка, пред нею библия, подле стоит внучка, – и старушка, и дитя, видимо, проникнуты читанным. Эти и подобные – настоящие суть картины. Но вот три приятеля, товарищи в детстве и юношестве, а теперь уже с проседью, ксендз, военный и статский – сидят за столом, статский что-то читает, сам он смеется, а другие закатываются, это пустая картинка. А вот: красавица сидит за фортепиано, рука на клавишах, и целуется с учителем, эта страстная – грешная, не должна быть на глазах христиан. Тоже и в музыке, все страстное и страсти возбуждающее – не прекрасно, хотя и благозвучно.

О литургии св. Иакова: она им введена в употребление, и священнодействующими была заучена на память. И всех таинств образ совершения передаваем был из памяти на память. Делалось это намеренно, чтобы избавить святые таинства от глумлений языческих. Литургии составляли и передавали и другие Апостолы. Но все они сходны в общем; особенно та часть, которая содержит образ приношения жертвы и освящения даже буквально у всех одинаковы. У всех поется: достойно и праведно есть покланятися Отцу, и проч. – Свят, свят, свят, и проч. Тебе поем, Тебе благословим – и проч. А тут совершается таинство. Потом литургия Св. Иакова была записана. Св. Василий Великий сократил ее. А Св. Златоуст еще подсократил. Разницы существенной нет. Книжка: 0 невидимой брани идет. Прилагаю книжки: Что есть духовная жизнь, Путь ко спасению, – О дух. жизни. Те, кои у вас, с ошибками, и ошибки не указаны. В этих указаны. Исправьте, – и исправно читайте. Есть ошибки очень значительные. В книге о невидимой брани о молитве подробно все изложено, извольте заметочку тут вложить, – и почаще просматривать писанное.

Берегитесь петербургского воздуха. Там и религиозный, и житейский, и гражданский дух очень попорчен.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан.

Письмо 957. О танцах. О коротенькой молитовке и молитве непрестанной. Читательнице «Невидимой брани». Значение самодеятельности в деле спасения

Милость Божия буди с вами!

Я получил и ваше октябрьское письмо и все собирался писать. Хорошо, что вы написали снова. Я с удовольствием вам пишу, но теперь собралось несколько дел.

Ваше описание порядка жизни вашей приятно читать. Самое лучшее врачевство для наших немощей – не иметь праздного времени.

Танцевали. Небо не обрушилось на вас?! Стало быть это терпимо в каком-либо смысле. Но что вы приложили к сему относительно прав молодости, не знаю, может ли то твердо стоять. Молодость может ли сказать смерти: не подходи! – А она может придти во время танцев, и все решить, ибо она все решает. Душа явится с танцев на тот свет. – Кто там, спросят? – Танцорка! Ну ее вон туда бросьте. Вы меряете юность юностью. Так нельзя. Надо мерить все последнею целью. Зачем живем? Чтобы приготовиться к жизни вечной. Как вместите вы сюда танцы?! и многое другое.

Бывать в обществе хорошо. Тут наука самопознания. Но все же выбор надо делать. То общество, где вы бываете, хорошо, как пишете. И слава Богу.

Что вы не умеете сладить с короткою молитовкою, – ничего. Придет со временем. Частые ваши обращения к Богу во время дня, при всяком деле и после дела – очень хорошее дело. – Это часть общего правила – ходить пред Богом. Тоже назначение имеют и коротенькие молитвы. В них священным словом выражается то, что вы выражаете своим. – Другое же высшее назначение короткой молитовки есть углубление мысли и чувства к Богу. То, что у вас есть – эти воззвания, – при первом впечатлении разлетается; кроме того, не смотря на воззвания, мысли толкутся в голове, как комары. Чтобы пресечь эту толкотню, надо связать ум одною мыслью, или мыслью о Едином. Пособие к сему короткая молитовка. С помощью ее ум упрощается, объединяется и прививает или развивает чувство к Богу. Когда придет сие чувство, – душа утвердится сознанием в Боге, и все начнет делать по Божьему. С короткою молитвою надо держать мысль о Боге и внимание к Нему. А ограничиваться одними словами, медь звенящая.

– Дневник хорошее дело. Но у вас одна сторона хорошая. Следовало бы, более замечать своих немощей. А то вы выйдете фанфаронка.

– «Долго молиться не умею». – А как же Апостол заповедал: непрестанно молитеся?! Память о Боге со страхом Божиим, любовь к Богу с упованием и преданность в волю Богу составляют внутреннюю религиозную жизнь. У кого она в движении, тот всегда с Богом. И ему не скучно молиться долго-долго. – У вас есть зародыш сего в том, как вы при всяком случае обращаетесь к Богу за помощью, и потом благодарите. Развивайте сие, шире и шире.

Ваши недоумения о мыслях «Невидимой брани» зависят от того, что вы смотрите на тамошние уроки не с той точки зрения. В «Невидимой брани» имеется в виду человек, борющийся со страстями и напрягающийся все худое из себя изгнать и все доброе укрепить. Когда он установится в добре и крепок станет, тогда многие из правил или иной вид примут, или отложатся. В период борения закон: все, что может приводить в движение кроющееся в нас зло, мало ли то или велико, должно быть устраняемо от внимания, и тем паче от чувства, равным образом должно поступать и с тем, что ослабляет делания способствующие укреплению добра. Просмотрите с сею мыслью ваши заметки, – и сами увидите с какой стороны они несостоятельны. То, что пишется в сей книге не для одних монахов идет, а ко всем относится, кто хочет очистить свое сердце. В виду имеется не внешнее положение, а душа.

Что-то вы заметили про самодеятельность. Все доброе созидается в нас взаимодействием свободы и благодати. Обще это так выражается: начни трудиться над чем-нибудь и трудись. Увидит Бог, что искренно желаешь искомого, и даст то. Хочешь приобресть молитву, трудись в молитве, и Господь даст молитву. Хочешь избавиться от гневливости, – трудись над сим,. и Бог, видя твое усердие, – даст тебе безгневие. Человек сам собою ничего не созиждет в себе доброго, если не придет благодать; и благодать не дает ничего человеку, если человек сам не трудится. Заучите сей пунктик.

Больше не буду ныне писать. Посылаю вам книжки об отречении от мира.

Спасайтесь! Благослови вас, Господи!

Ваш доброхот Еп. Феофан. 27 генваря 1888 г.

Письмо 958. Сердечные намерения и внутреннее раздвоение

Милость Божия буди с вами!

Каетесь, что долго не писали. Но в этом скорее мне надо каяться, потому что ответ за мною стоял. И я все собирался писать; но кое-какие дела заставляли отлагать это от почты до почты.

Описывая свои боления от самого рождества, вы тут же подробно сказываете и то, как встречали то и переносили и какие в сердце своем полагали решения и намерения. Все они таковы, что я, к великому своему удовольствию, прилагаю, – да будет такое настроение у вас навсегда, храните его, как неизменное правило жизни, направляемой к богоугождению. Да благословит вас Господь! Я полагаю, что у вас нет чернового письма. Просматривать же его для вас было бы очень назидательно; ибо тут целая программа жизни, и притом в наилучшем ее направлении и в совершеннейшей форме. Если вы можете припоминать, припоминайте; а если не надеетесь хорошо припомнить, скажите, я пришлю вам это письмо. – Господь видел, что вы писали, и написанное принято, как ваш совестный обет. Потому вам надо и помнить и выполнять свою программу. – И Господь Сам будет споспешествовать вам: ибо никто Ему так не приятен, как лицо, себя Ему предающее.

Спрашиваете: «что надо делать, когда внутри раздвоение». – Во-первых, ведайте, что это не худое что, а обычный оборот духовной жизни. Когда дух наш по действию благодати пробуждается, тогда он устремляется к Богу, и все туда устремляет. Эгоистический же нрав и после сего все еще остается и выставляет права свои, влеча по старому обычаю к себе и чувство и волю. Оттого все испытывают как и Апостол: хотящу ми творити доброе, вижу, что мне злое прилежит. – Вот и раздвоение. – Что тут сделать? Всегда принимать сторону духа, а требования эгоистического плотского человека отгонять, подавлять. В сем духовная брань. Она коротка. Как только заметите движение внутри противное духу, отвергайте сердцем, некоею неприязнью поразите сие движение, – и тут же к Господу обращайтесь молитвенно, и Он поможет. Искреннее отвержение недоброго и искренняя молитва к Господу всегда побеждают; и раздвоение внутреннее пресекают. Вот все, что нужно! – Об этом кажется есть – в книге: «Что есть духовная жизнь?» – и в книге: «Невидимая Брань».

Делайте так, – и будете героиня. После каждой победы в сем духе, на небе венец от Господа уготовляется вам, потому усердней ратуйте.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот. Е. Феофан. 23 мая 83 г.

Письмо 959. Как узнавать и исполнять волю Божию. Предуставленные и непредуставленные. Необходимость покорной веры в непостижимое

Милость Божия буди с вами!

Хорошо, что помните обещания свои Господу и не отступаетесь от них. Благослови Господи и делом быть вам такими. – Теперь и делать надо, как сказали. Воля Божия – и норма жизни, и руководительное начало, и первый возбудитель на дела. – Как волю Божию узнавать? Многое в жизни определяется прямыми заповедями. В таком случае нечего раздумывать, а прямо делать. Когда же бывает, что хотя заповедь Божия ясна, а приложение ее неясно, тогда не избежать вопроса: как быть? Иногда это решается бывшими опытами своими, иногда опытами других, иногда спросом у живущих добре, иногда наведениями и умозаключениями от известного из слова Божия, иногда молитвою, по действу коей Бог полагает на сердце, как поступить. Последнее было бы надежнее всего. Но не всегда наше внутреннее таково, чтобы в нем ясно слышалось сердцем внушение Божие. – У отцов есть правило: помолись до трех раз, и куда склонится сердце, так и делай.

Узнавши волю Божию, надо помолиться о помощи к совершению ее. Избави вас Господи от самонадеянности. Самим всеусильно напрягаться надо, но успешного совершения всегда чаять от Господа, помня слово Его, без Мене не можете творити ничесоже. Тут же надо опасаться, как бы не прокралась мысль, и тем паче чувство: несмь, якоже прочии… И еще опасаться надо мечтательных надежд: о, теперь у меня пойдет все, так и так, чудо, как хорошо. Такие мечтания всегда оканчиваются посрамлением. Остерегаясь всего сего, так тецыте да постигнете.

Спрашиваете, как так, – предуставленные уверовали? стало быть, – которые не уверовали, не предуставлены. Чем же они виноваты? Недоумение ваше стоит на мысли, что одни веруют, потому что предуставлены, а другие не веруют, потому что не предуставлены. Мысль неверна: ибо дело бывает наоборот: предуставление от уверования, а непредуставление от неуверования. Видит Бог наперед жизнь человека в целом, и решает сему быть в числе верующих и спасенных, а сему не быть. Определение Божие есть вывод из всей жизни человека; сама же жизнь течет и по склонениям произволения, и по воздействию на нее Божеского Промышления и внутри и во вне. Бог все делает, чтоб вразумить человека. Если после всех попечений о нем, видит его не хотящим исправляться, то оставляет его, как бы говоря: ну, делать нечего, оставайся. Бог не хочет смерти грешника; но и произволения не насилует, и только все делает для склонения произволения на добро. Все такое Он предвидит о каждом, и как предвидит, так и определяет. Таким же образом решается и то, как Бог уши закрывает, чтобы не слышали, и еще – как ожесточает. Бог все употребляет, чтобы образумить человека: одно не смиряет его, другое делает для него, – другое безуспешно, – третье употребляет, так до конца. Кто покоряется, тот спасается; и кто не слушается, начиная с первого вразумления до последнего, тот все более и более ожестевает, и наконец делается никуда негожим и неисправимым. – Вот этот итог и означается словами: уши закрыл Бог, или ожесточил. Это образ Божия определения такого: больше нечего Мне для тебя сделать, что б ты услышал, – не услышишь больше ничего, оставайся, как глухой. То же и об ожестении.

Возьмите себе за правило – в подобных недоумениях напомнить уму своему, что предопределения Божии, относительно ли отдельно каждого человека, или относительно целых народов, суть сокровенные советы Божии, для нас до ясности непостижимые. В том же, что непостижимо; тотчас надо заставлять ум свой подклоняться под иго веры, или прибегать под кров веры. – Несомненно, что помышления Божии от мыслей человеческих отстоят как небо от земли. Если не можем достать до неба рукою, чтобы осязать тамошние Божеские вещи; нечего и умом своим пялиться туда, чтобы осязательно познать, как что есть. Довольно знать, что так Бог сказал: – Божия никтоже весть, точию Дух Божий живущий в Нем. Нечего и браться за постижение того, что возвещается непостижимым. Ныне удержа нет от совопросничества. Все требуют доводить до ясного разумения. И слушать ничего не хотят, вынь да положь. Как Бог един и троичен? – Как Бог Сын воплотился, будучи беспределен? – Как Божия Матерь приснодева? – Как хлеб и вино – Тело и Кровь Господа? да и все устроение нашей веры и Церкви таинственно, и все это подай и объясни. Умишко наш – комар, – а все пищит! – Спаситель сказал: никто не знает, что есть Сын, токмо Отец; и никто не знает, что есть Отец, токмо Сын. Тоже и о Св. Духе разуметь должно. Зачем же и добиваться, как Бог един есть Отец, Сын и Святой Дух? Апостол говорит: велия благочестия тайна – Бог явися во плоти. – Зачем же сюда лезть со своим мудрованием? – То же и о всем надо смиренно подчиняться определениям веры, исшедшим из уст Божиих, хотя то и непостижимо для ума. – В чем поклонение ума Богу? В покорном принятии глаголов Его, яко истиннейших. Если б вам кто сказал: упритесь-ка плечом в дом и сопхните его под гору. Стали бы вы это делать? Конечно нет, зная, что это невозможно. А если бы стали, не имели ль бы видящие сие права подумать, что у вас голова не в порядке. Вот этого приговора заслуживают все, кои пытаются разгадать тайны Божии, о которых Сам Бог сказал, что они непостижимы. – Ныне мы верою ходим, а не видением. – Стараться приближать к нашему пониманию тайны Божии, с покорностью вере, нет греха; – но блаженнее те, кои не видя веруют. – Я думаю, что вы в таком состоите настроении.

Письмо 960. Разъяснение недоумения о самозащите Ап. Павла. О возвращаемом письме

Схватили св. Апостола Павла за то, что он на люди и закон и на место сие всех всюду учит (21:27), еще же и еллины введе (28). Что будто еллинов ввел – это придаток. Враждовали же на него преимущественно за то, что учил о престатии силы закона ветхого, и о начале нового.

Когда схваченному Апостолу угрожала опасность смертная, тысячник вырвал его из рук их, и потом, по просьбе Апостола, позволил ему со ступеней говорить к народу. В этой речи (гл.22) св. Павел возвещал им, что он не мог иначе действовать, потому что из ревностного фарисея обращен к вере, которую гнал, явлением Самого Господа, а потом, когда возвратился в Иерусалим, Господом же, Ему явившимся в храме, послан на проповедь во языки. К концу речи иудеи вышли из себя, – и Павла отвели в полк Римляне. На другой день (гл.23) св. Павлу надо было опять говорить к Иудеям. Тут был и Анания первосвященник. Но лишь только св. Павел сказал несколько слов, как Анания велел бить его в уста. Из первых слов Апостола видно, что он имеет намерение, как и вчера, изобразить, как он Самим Богом обращен и послан на проповедь, и что потому не мог иначе проповедывать, как ему повелел Господь. И это вполне должно было бы оправдать его. Но как ему не дали говорить, и как он видел, что, что он ни говори, истины не послушают, то обратился к приемам самозащиты, сообразуясь с теми, в среде коих находился, и отвещая безумным по безумию их. Для сего отвлек их задор от себя, на их самих, указав им предмет всегдашних споров Фарисеев и Саддукеев. Сказав, что он суд приемлет о уповании и воскресении мертвых, не ложь сказал: ибо это был один из первейших предметов проповеди, как видно из послания св. Павла. Очень вероятно, что ему часто случалось отстаивать сей догмат, и что при этом ему удавалось брать верх и иметь успех. Он и воспользовался сим. На это надо смотреть, как на прием самозащиты. Как и почему он был схвачен, в эту пору уже все забыто. Его решили убить. Ему надо было спасать себя от сего. Возбудив спор судей между собою, он дал повод тысячнику взять его и отвести в безопасное место. Подобным приемом для Апостола служило и напоминание, что он Римлянин. В этом же обстоятельстве, он воспользовался им, когда его хотели бить. И в Филиппах тоже он выставлял его для окончательного утишения тамошней смуты против него.

Прилагаю прежнее письмо. На что же вам его переписывать. Его и держите у себя. Мне подробности не нужны. А главное я знаю. И часто буду теребить вас: ну, взялись за гуж, не говорите, что не дюж.

Благослови вас, Господи, всяким благословением.

Любите Господа! Любите Господа! Любите Господа!

Страх Божий и память смертного часа да не отходит от вас.

Ваш доброхот Е. Феофан.

Письмо 961. Зрение Господа пред собою. Смирительные попущения. Об отношении к своему я. Разрешение недоумений. Духовная трапеза

Милость Божия буди с вами!

Все, что вы прописали о своем настроении, хорошо. Держитесь того. Господь да углубит все то. Чувство благодарения за внутреннее добро с помощью Божиею есть тоже проявление смирения, как самоуничижение за свое худо. От благодарения за Божие содействие в добре должно придти чувство вседействия Божия в нас о Христе Иисусе, каким полна была душа св. Павла: не аз, но благодать, живет во мне Христос, вся могу о укрепляющем. Вас смиряет всесовершенство Божие, которое поставлено нам в образец: якоже Отец ваш. И у всех наших руководителей видим правило: зреть Господа пред собою. Это и как живописец смотрит на лицо, которое срисовывает, и как слуга на господина, чтобы не сделать чего неугодного ему. От первого ревность к подражанию разгорается; а от второго страх Божий приходит в силу. Страх же Божий – есть настоящий источник всего хорошего, – и огнь есть потребляющей все дурное.

Благодарение Господу за все сие. После хорошества вы испытываете, что враг нападает. Это Господь попускает, чтобы закрыть доброе испытанное, чтоб, засмотревшись на него, душа не надмилась.

У врага же одно побуждение – мщение и зависть. Чает он, – авось собьет с толку. Господь же обращает это в средство к смирению испытывающего сие. Но не надолго попускает: ибо как только воззовет кто, тотчас помощь от Господа, и враг отходит. Вы испытали нападку, все утро теребил враг. В чем бы ни было его теребление, закон один: сознав врага в том, что возбуждает враг, неприязненно отнестись к тому, – и затем взывать ко Господу, и все взывать, пока придет Господь и разгонит. В книге: Что есть духовная жизнь, помнится, хорошо изображены сии приемы. Они не новы. В самых дальних временах, их указал преподобный Исихий – иерусалимский пресвитер, служивший при гробе Господнем. Дело наше все таково: «быть в памяти Божией; когда возмутится внутреннее или помыслами, или чувствами и движениями, прогнать то, пока очистится внутренняя атмосфера, и солнце засияет, то есть память Божия опять станет в силе».

Вопрос ваш, – как быть с я? очень естествен в душе, вступившей в путь к самопознанию. Как быть? Тереть его и стереть в порошок. Камень взять, тот, что отторгшись от горы стер в порошок истуканы. Вся жизнь на это назначается. Прием к сему прост: не слушать я – и идти ему наперекор. Дела его: своему уму верить, – своей воле следовать, своему чувству сочувствовать. Самое осязательное обнаружение его жизни есть – саможаление. Отречение от всяких проявлений я и делание наперекор ему есть его стирание. Заповедь о сем слышали из уст Самого Господа: да отвержется себе. Начните наблюдать над собою, и замечайте проявление своего я, и затем – идите против, во всем и большом и малом.

Объяснение мое поступка св. Павла вас не удовлетворяет. Придумайте лучшее. Св. Златоуст говорит, что св. Павел поступил при сем по-человечески, – иначе, воспользовался естественными своими способами. О благодатном пути, ведущем его, он говорил прежде. Не вняли. Отчего? Оттого, что между ними, не малая часть, или может быть и большая, состояла из саддукеев, не веривших в духовность души, и в воскресение. Эта часть перекричала. Между тем другая часть, – фарисеи, веровали в то и другое, – и с ними можно было говорить и о духовном порядке вещей. Может быть, св. Павел имел в мысли отделить их, чтобы потом к ним одним обратить речь. В одном он успел: они отделились. Но речь к ним простереть не успел, потому что они заспорили и очень шумно. Начальник стражи, боясь, чтобы они не растерзали св. Павла, увести его повелел. А ему можно было бы говорить, потому что фарисеи уже признали его недостойным осуждения до того даже, что сознали: может быть ангел говорил ему. На сей основе св. Павлу можно было создать сильную проповедь, перейти к воскресению общему, от него к воскресению Христову. А оно фундамент веры. Может быть это провидел св. Павел, и сказал, как сказал. Но ему не дали довести дела сего до конца.

Верите вы, что Апостол Духа Божия носил? Если да, поверьте, что Им будучи движим, Апостол сказал так, и успокойтесь. Хотя для нас и неочевидно почему?

Ваше недоумение: не послушал Царь, ибо так суждено было Господом.

Суждено было. Попустил Господь, чтобы исполнили Его план о разделении царства. Чтобы исполнилось слово – не об Ровоамовом упорстве, а то, которое Он прежде сказал об Иеровоаме выше гл.11, 12.

Помышления Божии от наших отстоят, как небо от земли. Не дивно, что встречаем в слове Его многое недоуменное, но то несомненно, что сколько бы ни было велико наше недоумение, оно не может колебать веры, что все изрекаемое Богом и премудро, и благо, и праведно. Стоя на сей вере, нам позволительно иное недоуменное оставлять недоуменным, неясное – неясным, говоря: не вижу, но верю, что это сообразно с божественными свойствами.

Хочу предложить вам одно занятие. Вы конечно прочитываете дневные чтения в Церкви из Апостолов и св. Евангелия, как положено. А если нет, заведите это. Это будет вам дневной урок Божий. Вот что делайте. Прочитав Апостол, извлеките общую мысль и держите ее. Прочитав Евангелие, тоже сделайте. К сему приложите следующее: если какой текст из Апостола или Евангелия займет особенно внимание, возьмите его в предмет рассуждения, и обсуждайте его, извлекая из него назидательные мысли, и ими питая душу, чрез проведение сих мыслей до чувства. Будет у вас трапеза Божия или обед царский.

Если не окажется таким один текст, сделайте сие со всем содержанием Апостола или Евангелия.

Поздравляю вас с праздником! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 12 Дек. 1888 г.

Письмо 962. Восхождение со ступени на ступень. О кратких молитовках. Разрешение недоумений при чтении Писания

Милость Божия буди с вами!

Поздравляю с приездом в наши страны с добрым намерением помолиться. Благослови Господи ваше здесь пребывание!

Ответ на ваше письмо я отложил до прибытия вашего сюда. И вот берусь ответить.

Все, что вы писали о ходе всего бывающего в душе вашей – в порядке вещей сего рода. И смущаться тем не должно; а одно держать – искать и искать, полагаясь на обетование Господа, что всякий ищущий обретает.

Вы так и делаете; только иногда руки опускаются, но вы опять возбуждаетесь, и опять возвращается доброе настроение.

Так всю жизнь будет.

Вы неправы в желании – все зараз возыметь. Это то же, что желать на лестнице с первой ступени прямо шагнуть на верхнюю. Неизбежно переходить со ступени на ступень, и идти шаг за шагом. Оттого основной характер жизни терпение, – терпение труда делания и преодоления трудностей.

Вторая у вас неправость – жалоба на изменчивость состояния внутреннего, то хорошо, то не хорошо. Иначе не бывает; все это испытывали и испытывают в разных видах. Надобно смиренно и благодушно переживать это, не опуская однако же рук, и не послабляя усилий в исполнении обычных деланий, сопряженных с духовною жизнью, что вы и делаете. У вас приходит доброе и отходит; находит недоброе и проходит. – Этого изменить нельзя. А надо только желанием и исканием всегда быть на стороне добра.

Если б у нас все всегда было хорошо, мы заснули бы.

Молитва ваша, кажется, в порядке.

Вы вместо положенных утренних и вечерних молитв беретесь читать псалмы, хорошо и так, коль скоро сим способом душа охотнее восходит к Богу. Ибо не в словах сила, а в этом восхождении. Можете принимать разные правила внешне, то псалмы читая, то положенные молитвы, то коротенькие молитовки, и ныне одни и спустя немного другие.

Коротенькие молитовки в механическое дело обращаются не от свойства их, а от ослабления внимания к ним и содержанию. Если будете хранить внимание, и проговаривать сии молитовки с мыслью и чувством, они не обратятся в механическое дело, а будут, как подкладка угольков в самовар. – Навыкните произносить молитовки св. Златоуста. Они станут тогда, как струны на гуслях. Тогда перейдете к одной: Господи Иисусе Христе Сыне Божий помилуй мя.

Из писания божественного читаете по заведенному порядку. Добре! Дело не в как читать, а чтобы читать. Там движется Дух Божий, и движет душу читающего.

Теперь о ваших недоумениях. Евр.7:26–28 , Ин.10:9–16 . «Чем мысль, что Сын поставлен первосвященником совершенным, – и чем – Аз есмь дверь, и Аз есмь Пастырь добрый – относится к Святому».

Эти места читаются в дни воспоминания святых, святителей и архипастырей. Святительство и пастырство в Церкви истекает от Пастырства Христа Спасителя и есть Его продление в Церкви. Почему для сих дней и избраны такие чтения, в коих говорится о пастырстве Христовом, как источнике и образце пастырства церковного. Тут же говорится и о том, каковы должны быть сии пастыри. – Кроме сих чтений и другие есть назначенные на сии дни.

Мысль, почему? одна и та же.

Лк.14:25–33 . «Как царь, который рассчитывает, достаточно ли у него войска для борьбы с нападающим, – и как хозяин соображающий достанет ли у него денег на построение башни – объясняют мысль о том, что мы должны от всего отрешиться?»

Так: для действующего необходимо сообразовать средства с целью. Примеры – война, постройка башни. – Выводится: если нет средств, лучше не начинать дела. Стыдно будет. – Остается пояснить, как отрешение от всего служит средством и условием к последованию Христу, о коем говорится в той главе? – Но это само собою ясно. Без сего и шагу не сделаешь в след Христа. Господь говорит: да отвержется себя следующий за Ним.

Лк.16:1–9 . «Совсем не могу понять 9-го стиха. – Стих сей говорит: Сотворите себе друга от мамоны неправды». Мамона – бог богатства. Неправедным назван он потому, что в основе его лежит обман и ложь. Обещает благоденствие и увлекающиеся полагаются на него. Но дунул ветер – и все разлетелось.

Сотворить друга от сего мамона – советуется – перехитрить его. Обещания его не прочны, не надежны, если употреблять богатство на помпу и утехи. Все хинье пойдет. Начни употреблять богатство во славу Божию, тогда здесь истощишься, а в другой жизни – получишь вечное благобытие, получишь то, что здесь обещает богатство и не дает, т.е. действуя наперекор тому, к чему увлекает мамона.

Как творятся други? Чрез раздаяние богатства бедным. По ходу притчи дается мысль: бедные приимут в вечные кровы. – Понимать надо: Господь приимет в вечные кровы, ибо Он сказал: понеже сотвористе единому сих, Мне сотвористе.

Можно тут видеть и урок, как быть, когда раскаиваться станешь – о неправедности приобретений. – В одобрение Закхея Господь указал: возврати. Но когда нельзя возвратить? – Тогда раздай бедным.

«Непонятен 37-й ст. 17-й гл. где труп и проч.». – И мне не понятен и все толковники, и наши и чужие не изъясняют, и будто не считают нужды – толковать о сем.

Мне думается так: – Слово: где Господи? надо переложить: как это, Господи, или почему так Господи? – Ответ: также как где труп, там собираются и орлы. Или: потому же, почему орлы собираются там, где труп. Как это бывает, так и то будет совершаться, что один оставляется, а другой поемлется, т.е. по свойству оставляемых и поемлемых, всякий сам будет причиною своим настроением, что его оставят или поймут.

Вот вам третий том Добротолюбия, читайте.– А первый и второй – есть ли у вас?! Скажите.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 30 мая 1889 г.

Письмо 963. Три основных пункта. О блюдении сердца. Необходимость правила

Милость Божия буди с вами!

Прописанное вами превеликое доставило мне удовольствие. Оно очень схоже с тем, которое я возвратил вам прошлый год, чтобы вы иной раз просматривали его, для напоминания себе об изложенном там. – Это таково же, что об нем следует поминать. Однако ж я не хочу его возвратить вам, в уверенности, что вы и без того не забудете, что сказали Господу.

Держите же так: всегда принадлежать Господу. Это многого требует: в мыслях всегда носить Господа; в сердце – всегда иметь чувство к Господу; в воле – все делаемое делать для Господа. Три пунктика, но такие, которые все в себе совмещают, – всю жизнь обнимают. Да будет благословенно имя Господа, приведшего вас к такому решению. Буду молиться, чтобы Он дал вам устоять в таком решении.

Эта книга Добротолюбия может быть хорошим для вас руководством в избранном деле, во всех его видах и с препонами и со способами преодоления их.

Блюдите сердце. Господь ревнив, и больше, нежели какой жених, не терпит, чтобы душа, давшая Ему слово – принадлежать Ему, прилеплялась к чему-либо. Сердце чисто требуется, свободное от всего, связующего его в обычной жизни. За сердцем и мысли пойдут чистые – или совсем будут стоять неподвижно на едином Господе. А далее и все намерения и предначинания будут чисты. И будет сердце райское. Ибо в рай вступят только чистые сердца.

Благослови вас Господи!

Молитовки краткие именно те, кои вы указали. Они все обнимают, только подумать о них надо, а потом, на одном все остановится. – Чин молитвы, все же надо иметь, потому что на нас положиться нельзя. Хорошо-хорошо, – а потом все разлетится, и душа остается пустою. Так делает Господь, чтобы душа не зазналась, и помнила, что она ничто. Теперь вы в блаженном настроении. Это может быть долго протянется. Ибо одна память о сем будет снова развеселять душу.

Блюдите, како опасно ходите. Спасайтесь!

Ваш искренний доброхот Е. Феофан. 2 июня 1889 г.

Письмо 964. Разрешение недоумений при чтении Писания

Милость Божия буди с вами!

Уезжаете?! Благослови Господи путь ваш. Поговорить с вами и мне бы хотелось. Но это неудобно. Личная речь ничего не прибавит к писанной. Последняя полезнее – иной раз, или наибольшею частью.

Решаетесь навыкнуть коротенькой молитве. Помоги Господи! Она не мешает своей молитве, а помогает. Затем она и советуется, что с нею удобнее память о Боге держать.

Блаженно чрево, и проч., не та мысль, будто Божия Матерь не столько блаженна, как творящие волю Божию. Нет, здесь в Божией Матери указывается образец. Господь говорит как бы: воистину блаженно чрево то, хочешь ли и ты того же блаженства? Подражай родившей Меня. Она чрез что блаженства Своего сподобилась? Чрез то, что всю Себя отдала в волю Божию, когда изрекла: буди Мне по глаголу Твоему. Это момент зачатия Христа Спасителя. Исполняй и ты волю Божию, и будешь блаженна. Слова: темже убо блажени слышащии, вывод из предыдущего.

Там, где говорится, что мать и братья для Господа – суть исполняющие волю Отца Небесного другая мысль, именно о родстве духовном, в духовном порядке жизни – свои отцы и матери, братья и сестры, – особые от естественных, нередко совсем отличные и противоположные им. Родственные чувства суть следствие обычного рождения. И в духовном рождении свои духовные происходят чувства родственные не в слове, а в естестве Духа. Господь учил, и тем зарождал духовную жизнь. А те отвлекали Его от сего духовного рождения, – и произведения родства духовного. Вот Он и сказал: Мое дело вот о чем заботиться, производить родных духовно.

Апок.19и 22:9. Не о молитве святым подает мысль, а о поклонении им. Ангел говорил. Слушавший его поклонился ему, выражая благодарность и почтение. Слова Ангела значат: не делай так, не меня, а Бога благодари. Ему принадлежит и поклонение и благодарение. В словах сих ангельское смирение – пример нам, а не то, что видят здесь протестанты.

Благослови вас Господи всяким благословением! Поклон и благословение всем вашим. Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 14 июня 1889 г.

Письмо 965. Тоже

Милость Божия буди с вами!

Дополняю вчерашнее письмо.

Бога Единого благодарить – указывается не с отменением благодарения к другим, – благодетельствующим, а так: и их благодарить надо, как орудия Божией милости.

19и 20:9. Я писал только о том, что тут не содержится та мысль, какую влагают в них протестанты, не касаясь разъяснения соприкосновенных к тому мыслей, могущих появиться в виде недоумений, как и оказалось на вас.

Ин.13:8, 10 . Омовение ног есть притча не словом, а действием оказанная, как проклятие смоковницы, и возседение на осля. Потому действия и слова Господа при сем должно понимать по значению их приточному.

Оно – омовение – представляет, во-первых, существенные черты воплощенного домостроительства: низко пали мы, – нисходит Господь и опять поднимает; пали от гордости, возмечтав быть богами, – нисшедший Господь приемлет ради нас зрак раба; пали в нечистоту, – Господь воплотившийся омывает все нечистоты наши. Вот что значат действия Божии: встал с места, преклонился, и омыл ноги. Св. Петр, отказываясь от омовения, отказывался от плодов воплощения, – и справедливо подлежал приговору: не имаши части со Мною. Во-вторых, оно представляет образ деятельности, какого должны были держаться Апостолы в предлежащей проповеди Евангелия. Именно: хранить себя чистыми в делах до малейших из них; не на себя надеяться, а Господу себя предать, чтобы Он действовал в них, как действует в омовении ног; друг другу помогать, и вы творите такожде. Посему кто отказывался от омовения, тот отказывался от Апостольства, или достодолжного служения Апостольского; Апостол же такой по сему самому не имеет части с Господом.

Измовенный не требует, и проч. Тут не та мысль, что омовения достаточно: а указывается для кого оно достаточно, и в сем месте для св. Петра. Ноги – образ действования. У св. Петра любовь к Господу пламенна, а действование по ней не было мерно. То омовения ног не принимает, то и голову подставляет. Недоставало мерности в деяниях, ее и очистить необходимым св. Петру Господь считает, говоря как бы: все у тебя хорошо, а эти неровности неисправны. Их исправить тебе надо.

Мысль, что когда кто живо представится и стоит пред оком ума, то это значит, что он просит помолиться, есть истинная мысль. И так делать хорошо. Есть общение душ; и душа душе весть подает. Прочее у вас все в порядке. Одно только не в порядке, – то, что последние письма писаны неразборчиво. Извольте исправиться. И это будет для вас омовение ног.

Благослови вас, Господи!

Ваш доброхот Е. Феофан. 21 июня 1889 г.

Письмо 966. Тоже

Милость Божия буди с вами!

С праздником и с Новым Годом!

Насилу вы откликнулись. Приятно читать о ваших подвигах человеколюбия. Да благословит Господь труды сии. Но смотрите не возмечтайте о себе паче, нежели подобает, чтобы не заставить Господа, любящего вас, принять в отношении вас смирительные меры. Спаси Господи!

Я забыл, что писал вам об омовении. Но если и больше о том желаете знать, прочитайте слово в Великий Четверток в книге: избранные слова на Господские, Богородичные и Высокоторжественные дни, стр.120. Тут именно разъясняется, в чем состоит пророчественный смысл сего события – омовения ног. В числе тех же проповедей, второе слово в неделю Ваий, стр.117, разъясняет пророческий смысл возседения Господня на осля.

Остается сказать вам что-нибудь о пророческом смысле проклятия смоковницы. Смоковница сия представляет иудейские тогдашние церковные власти. Их долг был питать народ и руководить, но они властью пользовались, а того, для чего дана им власть, не делали. Господь, представляя лицо народа, подошел, чтобы утолить голод, и ничего не нашел, и проклял смоковницу. Этим отменялся чин священный иудейский. После проклятия смоковницы Господь вошел в Иерусалим и в храм, и целый день учил. Тут сказано и несколько притчей, в числе их и притча о виноградарях. Неправость этих делателей была так наглазна, что когда спросил Господь: что хозяин сделает с такими делателями? Все ответили: злых зле погубит, и виноград предаст иным делателям. Так это и сбылось скоро. Апостолы все вновь перестроили и учредили новое священство, которое словом жизни питает верующих. Эта притча уясняет дело со смоковницею.

Как случилось, что еще не было времени плодов, а Господь проклял смоковницу, за неимение плодов. Листья на смоковнице, как и на всяком дереве, соображаются с состоянием плодов, и по листьям можно угадывать, когда плоды только завязались и когда созрели. Смоковница та, о коей речь, имела листья, по коим следовало ожидать плодов, а их не было. Вот ей и наказание.

В Ветхом Завете Грядый относилось к имевшему приити Мессии-Избавителю. Благословен Грядый , то есть Сын Божий, воплотившийся нашего ради спасения, а во имя Господне, – от лица Бога триипостасного и во славу Его. У нас, христиан, слово сие указывает на второе пришествие, и на всякое благодатное к нам приближение Господа, и в таинстве св. Причащения.

К жене, захваченной в грехе, Господь говорит: ни Аз тебя осуждаю, не послабляя грешности, но давая вес покаянию. Она видимо каялась, и Господь сказал: иди и отселе ктому не согрешай ( Ин.8:11 ). Тут вся суть покаяния. Грешник говорит: согрешил, не буду. Господь говорит: хорошо; и Я тебя не осуждаю, только смотри больше не греши.

Ваше внутреннее есть самоцен, самочувствие и трубление пред собою. Поопаситесь. Гнать надо, а то благодать отойдет, и все грешное наше подымет голову, и беда. Молите Господа, да смирит вас внутренне. Прочитайте в книге: невидимая брань, гл.34, пар.7, стр.127. Что вы серчаете и осуждаете себя за мысли возносливые – хорошо. Это есть начало борьбы. За сим прилагайте молитву ко Господу, да попалит сии зелия зловредные.

Благослови вас, Господи!

Ваш доброхот Е. Феофан. 3 января 1890 г.

Письмо 967. О попечительстве в богадельне. Об упорядочении мыслей, вставании утром, чувстве негодности и употреблении кратких молитв. Разрешение недоумений

Милость Божия буди с вами!

Воскресший Господь да пошлет вам всякое утешение, потребную силу и мудрость деятельную!

Давно вы не писали. Следовало бы наложить тяжкую епитимию. Но раскаяния ради, прощаю и разрешаю грех сей, с условием однако ж, чтоб вперед не грешили. – Впрочем, я кажется уже поминал вам: пишите, когда есть потребность, позыв и охота. А коли этого нет, разрешается вам молчать до времени.

– Поздравляю с помощничеством попечительницы некоей богадельни. Помоги вам Господи! Хороша у вас при сем и та мысль, – что пользу можете доставлять. Но лучше будет то, если при сем будете воодушевляться надеждою, что лишние уста вознесут о вас молитву к Богу, чтобы чувствовать себя не благодетельницею, но благодетельствуемою; – и смиряться.

– Карточку я и сам думал вам послать, – и книжек еще новых.

– «Неурядица внутри». Вы верно определили, что она от самоцена. От самоцена самомнение; ради самомнения благодать отходит: ибо мерзок Господу всяк высокосердый. А без благодати, что мы. – Вот и неурядица. – Она бич вразумляющий, и не говоря говорит: остановись; куда ты заносишься, ничтожная тварь?! А вы еще спрашиваете: неужели смирению можно выучиться только чрез падения?! – Слава Богу, что есть такие вразумительные отступления благодати! Если и при них самодовольничаем и высимся, что было бы без них.

– «После причащения было хорошо, но потом стали иссякать пламенным чувства». Извольте заучить, что духовные утешения в жизни по Богу суть придаток, а не главная суть. Суть ее – сила и крепость держаться в добром порядке и внутренне и внешне. Утешения же и восторги значат только: трудись, есть из-за чего. Потому, когда отходят они, не к отчаянию надо подвигаться, а усерднее браться за обычные труды богоугодной жизни, и внутренней и внешней.

– Неурядица внутри всегда от беспорядочности помышлений. Держите их на привязи, а чтобы успеть в этом, блюдите память Божию, и память о смерти, Бог всюду есть, и все видит, и видит все внутреннее ваше. Сходите с сею мыслью в сердце, и блюдите движения там бывающие, – и одни принимайте, другие отревайте.

Смерть тоже всегда должно видеть стоящею за плечами: ибо кто властен в жизни? Еще минута, и дух вон. Держите сие в мысли. От сих двух памятей – страх Божий оживает. А где он, там стража внутри самая сильная, – и все стоит в струнку, как солдаты на смотру. Делайте так. Только одно нерадение о спасении может отбивать от сего.

– Хотите рано вставать. Добре! – Купите будильник, и заведите его на нужный час, как только дойдет до него, тотчас зазвенит он, и разбудит. Вам надо только поскорее встать, даже сбросить себя с постели, неделю какую помаетесь, а там легко будете повиноваться будильнику.

– Потрудитесь породить и утвердить в себе мысль о своей никуда негодности и грешности, кои гнев Божий воздвигают против вас.

И когда приступаете к молитве, не иначе являетесь пред лице Божие, как такою грешною, никуда негожею и подгневною. Коль скоро восприимете в чувство такое свое состояние, не можете удержаться от вопияния: о Господи, спаси же, о Господи, благопоспеши! – Отчего плохо идет молитва? Оттого, что не чувствуется нужда в Боге. И сами-де управимся со всеми делами и нуждами. Молитесь о том, чтобы Бог дал вам такие чувства. Без них пропадете.

– «Могу ли еще надеяться на слова: ядый Мою плоть, и проч.» – Что за вопрос? – Не Сам ли Господь обетовал сие?! Люди заботятся исполнять данное слово. Господь ли откажет кому в этом?! Вы же сами, как говорите, причастившись, чувствовали себя очень хорошо. Вот и свидетельство, что данное Господом слово исполняется в вас. И всегда будет исполняться, если не будет греха на душе неисповеданного и неразрешенного, и будет искреннее намерение всячески благоугождать Богу. От вас отошли св. чувства верно потому, что поблажку себе дали в чем-либо или внутри, или вне. – Блюдите себя; бдите и молитесь. И всегда будет светло на душе.

– Предлагаю вам – коротенькую молитву творить не одну, а набрать их несколько, и потом употреблять утро и вечер, – и на дню иной раз. – На первом месте поставьте: Господи Иисусе Христе Сыне Божий помилуй мя грешную. – Затем: 24 молитовки св. Златоуста (в молитвах на сон); далее: помилуй мя Боже – до – воздаждь ми радость спасения, – и проч. – Наконец обратите в молитовки возглашения просительной ектении: день сей (или вечер, или ночь) свят, мирен, и безгрешен даруй Господи, Ангела мирна, Прощение и оставление грехов даруй Господи, и проч. 6 молитв. Если будет охота, выбирайте из псалмов молитвенные и покаянные воззвания.

Все сие заучите, с разумением смысла и чувством. И потом употребляйте, ими одними ограничивая свое молитвенное правило. Утром прочитайте молитвы начальные до: От сна возстав благодарю Тя, Св. Троица, и проч. до конца, и начинайте возглашать коротенькие молитвы. Вечером прочитайте Боже вечный, и опять молитовки. Заключайте свое молитвословие воззваниями к Господу о своих настоящих потребах внутренних и внешних.

Когда будете произносить молитовки, – всегда держите и мысль и чувство с словами. Молитовки скоро можно проговорить, но положите каждую повторять не менее трех раз, а то и 5–10, судя по усердию.

Это вам правило на всю жизнь; если будете исполнять добре, скоро увидите плод. Благослови Господи! – Никогда не спешите!

– Что значит 1Кор.15:29 ? У вас есть толкование этого послания. Прочитайте там. – Место темное. Стоит оно в ряду речи о воскресении. Вера в воскресение в неразрывной состоит связи с крещением. Кто крестится – воскресение Христово и в нем всеобщее воскресение исповедует и проповедует. – Если же ни того ни другого не исповедуется, то какой смысл крещения? – Крестись, и все-таки оставайся в ряду мертвых. Это тоже, что креститься за мертвых, ради мертвых, или с пребыванием в ряду мертвых.

– Какой смысл притчи о плевелах? – Мф.13:24–30 ? Прочитайте далее в той же главе ст.36–43.

– Продолжать ли говорить молитовку, когда внимание отошло. – Надо внимание воротить, – и продолжать со вниманием. А пресекать не надо. Но вот новое правило избавит вас от рассеяния внимания: ибо все будет подавать новую молитвенную мысль и поддерживать внимание. Если и это не поможет, будет значить, что вы совсем не хотите спасать душу, и ни на что не хотите понудить душу свою. Царствие же Божие получают только нудящие себя.

Благослови вас, Господи, всяким благословением. Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 25 апр. 90 г.

Письмо 968. При передаче книг и портрета

Милость Божия буди с вами!

Поздравляю с приездом и желаю вам провести здесь положенное время в здоровье, благодушии и радовании.

Посылаю вам книги – Добротолюбие 4 и 5 томы. В них вложена и карточка.

Благослови вас, Господи!

Ваш доброхот Е. Феофан. 26 мая 90 г.

Письмо 969. Похожая карточка. Об отступлении благодати

Милость Божия буди с вами!

Се вам книжка слов, а письма св. Златоуста не оказались дома. Кто-то взял и не возвратил еще. В карточку верьте. Она совершенно похожа. Это верхогляды и верхоглядки жужжат, что непохожа.

Вопросы ваши. Самоцен и отступление благодати всегда неразлучны. Господь отвращает очи Свои от зазнавшегося. А за отступлением благодати не всегда падение следует. Следует только охлаждение, нехорошие движения и неустойка против страстей, не в смысле падения в дела страстные, а в смысле смятения сердечного: напр. скажет кто неприятное слово, и сердце загорится гневом и под.

Хорошо, что любите память Божию, прилагайте к ней еще и страх благоговейный. Память смерти не подавляет и не угрюмость наводит, а только возбуждает сторожевую бдительность над собою. Юношеской веселости она не дает неудержимого разлива, и всему простору чувственности полагает меру и запоры. Вам желателен простор. Припомните, что не в шутку сказано слово о просторном пути.

Не умеете удержать чувства своей никуда негожести. Потрудитесь укоренить его. Оно очень спасительно: смиряет и энергию возбуждает.

Не хочется являться пред Богом с чувством подгневности. Это чувство не к отчаянно ведет, а преемлется упованием помилования от милосердого Бога, яко от Отца. И переходите от одного к другому. Вы хотите утопать в сластях духовных. Это расслабляет и разнеживает. Надо всегда при обвеселяющем держать и отрезвляющее. – Любовь и страх оба должны быть в силе. Ангелы предстоят Богу со страхом и трепетом, и нам Апостол повелел со страхом и трепетом содевать свое спасение. Избави вас Господи от сластолюбия духовного. Любите отрезвляющее. Сердце сокрушенно и смиренно.

Господь ставший внутрь, после причащения не может оставаться там, когда сердце сочувственно относится к грешному чему.

Но если такие чувства прогоняются неблаговолением к ним и очищаются покаянием, то Господь возвращается. – Возгревайте покаянные чувства – дух сокрушен, – и Господь никогда не отступит от вас. – А от грехов берегитесь.

Да какие это грехи.

Мне никогда не скучно отвечать вам.

Благослови вас, Господи!

Ваш доброхот Е. Феофан. 2 Июн. 90 г.

Письмо 970. Анализ греховных состояний. Разрешение недоумений. В чем достоинство человека

Милость Божия буди с вами!

Благослови Господи ваш путь-дороженьку! – Прошу передать от меня поклоны всем вашим.

Спрашиваете, что же есть падение? – Падение есть делом совершение худого, богопротивного, при сознании худости и богопротивности того и при прещении совести.

Падение причиняет акт греховный. Акт бывает греховен, когда есть произвольное соизволение на дурное. Грешны мысли, когда произвольно дают им место в душе. Но когда мысли лезут сами, душа же их не хочет, и противится им, тут нет греха, а борьба добрая.

Чувство грешно, когда соизволяют на него, удерживают и разжигают его; а когда оно невольно врывается в душу, душа не хочет его и напрягается вытеснить его, тут нет греха, а есть борьба добрая. Бывает, что вместе с чувством возникает и сочувствие вдруг; душа же, как только заметит, вооружается против него, тут нет греха. Грешно сочувствие, когда попускается ему царить в душе, зная, что оно дурно.

Грешное дело так идет: мысль, чувство и сочувствие, соизволение, решение или избрание, – и дело, Кто прогонит мысль, чист остается. С чувства и сочувствия начинается грешность по мере соизволения. Где нет соизволения, там нет греха.

В моих словах: охлаждение – понятно что есть? – Оно бывает невольно, но бывает и от произвольных дел, от внешних развлечений, беспорядочных разговоров, сытости, излишнего сна, и многого другого. Тут есть виновность.

Нехорошие движения в теле, пока нет соуслаждения и соизволения, безгрешны. Соуслаждение и соизволение делают их грешными. – Неустойка против страстей разумеется, когда не отбивают их, а дозволяют им войти в сердце и буйство там производить.

По сим признакам осуждайте или обезвиняйте свои – гнев, злобу, самомнение, резкие сердитые речи, осуждение других, превозношение, нерадение о Боге и равнодушие к духовному – эгоизм – все это большие грешные акты, но грешными бывают от соизволения на них. – Стойте у двери сердца, и как только заметите что-либо из худого прорвавшимся внутрь или подступающим, – гоните безжалостно, и избудете от греха. – Способ к сему – внимание к себе, при внимании к Богу. Если будете так держать себя, избавитесь от грехов мысли и чувства.

– Какой смысл надежды в 1Кор.13:13 ?

Непоколебимая уверенность – получить небесные блага. Она до гроба, а после перестает, потому что уповаемое будет получено.

– Слова мои: «а от грехов берегитесь. Да какие это грехи?» – Сия последняя фраза относится к вашим словам, где говорили, что нагрешили много и премного.

Еще, да благословит Господь путь ваш! Не думайте, что можно позволять вольность мыслям, чувствам, словам и движениям. Надо держать все на привязи и управлять собою. Самоуправление есть достоинство человека.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Ваш искренний доброхот Е. Феофан. 10 июн. 90 г.

Письмо 971. О борьбе с свойственными юности движениями

Милость Божия буди с вами!

Насилу-то вы покаялись. Впрочем я кажется писал вам, чтобы вы не обременяли себя писанием ко мне без сильной потребности душевной, и нужды какой-либо. Все однако ж принимаю ваши извинения очень резонными и прощаю и разрешаю вас от сего греха без епитимии. Вам же следует к сему приложить; не буду вперед грешить так.

Что вы написали о свойственной юности возбужденности внутренних движений неопределенных, мутящих однако ж и томящих; то сколько они ни естественны, но для вас, столько доселе передумавших, столько верно познавших о духовном внутреннем чине, и столь много делом испытавших, не извинительно, если они проявляются в вас с такою силою, что вы с ними не сладите. Без снисходительного на них воззрения, без произвольного допущения их и поблажки им, они не могли взять над вами такую силу. Сядьте и обдумайте все, – и воспримите бразды самоуправления, и грозно держите скипетр свой, не позволяя ничему втесняться в вашу область и возмущать ваше правление. Поступайте с ними, как с нахалами, вторгающимися в дом ваш против вашего желания. Этим вы указываете дверь, и с теми также обращайтесь. Как только заметите, гоните вон, без саможаления. Опять придут, опять гоните. Еще придут, и еще гоните. Отстанут, только саможаления не держите. Без противления саможалению нельзя быть доброму самоуправлению.

Вред от поблажки им тот особенно, что в толпу этих мыслей и образов протискивается враг, я в сумятице засеменяет худые сочувствия, желания и даже намерения. Несколько кратное повторение этого образует недобрый самоугодливый строй внутри, который потом заводит и соответственную тому деятельность во вне, которая мало помалу вытеснит расположение к прежним чистым, братолюбивым и Боголюбивым деяниям. В этом источник нечувствия, нерадения, и забвения – сих гигантов вражьего стана – голиафов.

Как прогонять? – Общим для сего порядком: (просмотрите книжку: Что есть духовная жизнь) 1) восставить неприязнь к ним, 2) оттолкнуть ненавистью и гневом, как врагов, и 3) поразить молитвою к Господу, Ангелу Хранителю и Владычице Богородице и к святой Софии, имя коей носите. – Все это вы неоднократно читали, и писанное и печатное. Господа ради: припомните хорошенько и действуйте так.

Вы назвали состояние такое переходным.

Тем больше внимания к нему требуется, потому что из него выходит последующее течение жизни, – или доброе, или недоброе, или смешанное.

Второе средство против этих бурлений вы сами употребили – говение, исповедь и св. причащение. Видите, какая в них сила?!

– Спешите же к ним всякий раз, как потребна бывает помощь их.

«Была опять буря, и прошла. Только чувств духовных осталось мало». – Увы! остановитесь на этом, и подумайте, и обдумайте, откуда этот паралич чувства?!

– Он оттуда, – что во время бури и бурления допущены сочувствия и даже желания недолжные, и там внутри остались, не будучи подавлены и исторгнуты. Заседши там, они не дают приходить в движение противоположным им чувствам духовным.

Если оставите это без внимания, то худое в вас совсем заглушить доброе. Нечувствие породит нерадение, от того и другого возьмет силу забвение. Сии три составляют полный паралич душевный. Увы! вот куда идет дорога, на которую вы вступили. У вас, как говорите, были благочестивые чувства в силе, а теперь нет их. Извольте поплакать об этом, – и браните себя, – говоря: помяни, откуда ниспала ты?! – Вам хочется веселиться, хочется бывать в обществе, – иначе, – хочется бывать там, где нет места ничему духовному. Вы расписываете благотворное действие танцевального вечера. Это мыльнопузырное действие. Первая чарка вина тоже благотворною кажется, – а до чего доводит? В таком же опасном положении и вы. Опять повторю – обратите на это внимание. Враг уже успел обставить сие одурачивающее действие резонами, будто основательными. – Блюдитесь! – С такими стремлениями и резонами для них из вас выйдет самая разгульная особа, для которой никакой удержи не будет.

Вот что делайте, когда будут приходить смущающие вас внутренние недобрые движения: тотчас сходите вниманием в сердце, и стойте там, отталкивая нападающие дурные движения и напряжением воли и паче молитвою ко Господу. Что бывают нападки, в этом нет вины; но когда вы не оттолкнете их и займетесь ими, и сочувствие допустите, то тут ваша вина. Сердце от этого нечистым делается и теряет дерзновение пред Господом. Блюдите сердце.

Духовный отец сказал вам, что все пройдет. Это правда. Потому не отчаивайтесь, встречая такие сильные нападки. Однако ж поблажки себе не давайте. Обращайтесь с собою, как злая мачеха с падчерицею. – Рабу свою – плоть, которая лезет в госпожи, смирите в пище, в сне, в труде телесном и наказанием телесным.

Что это вы сказали, что в вашем благочестии много искусственного, – занятого отвне, – от семейных примеров и обычаев. Слово это приложимо только к внешнему благочестию. Внутреннее же ваше всегда было искренно. – Благодарите Бога, что возросли в таком семействе. И держите все, чему навыкли, заботясь при том, чтобы внешнему соответствовало и внутреннее.

Мужайтесь, боритесь, терпите, молитесь! Покров Божий буди на вас!

Ваш доброхот Е. Феофан. 26 февр. 91 г.

Письмо 972. Пособие к Богомыслию

Для того, чтобы ум держался в Богомыслии, – соберите несколько кратких молитвенных воззваний, – затвердите их – с пониманием и чувством. – Вот для примера: 1) 24 молитовки св. Златоуста, что находятся в молитвах на сон грядущим; 2) просительную ектению превратите в молитовки, так: день весь свят мирен и безгрешен даруй мне Господи; по сему же образцу и прочие слова ектении; 3) из 50 псалма, – до воздаждь ми радость спасения. И повторяйте их мысленно, как только потреба – весь день и ночь.

Вот из просительной ектении.

1) День сей весь совершен, свят, мирен и безгрешен даруй мне Господи (вечером: вечер сей; ночью: нощь сию).

2) Ангела мирна, верна наставника, хранителя души и тела моего, даруй мне, Господи!

3) Прощение и оставление грехов и прегрешений моих даруй мне, Господи!

4) Доброе и полезное душе и телу моему даруй мне, Господи!

5) Прочее время живота в мире и покаянии скончати даруй мне, Господи!

6) Христианскую кончину живота и добрый ответ на суде Твоем даруй мне, Господи!

Подобные же молитвенные воззвания можете набрать себе из псалмов, какие более соответствуют вашему настроению и вашим потребностям духовным. Если будете повторять их с соответственными мыслями и чувствами; то, делая это, будете переходить от созерцания к созерцанию, как бы ходя по цветнику от одной клумбы к другой.

И молитвенное правило – вечернее и утреннее можете справлять этими краткими молитовками: для продления же стояния на молитве, – повторяйте каждую по 3 и 5 раз.

Да поможет вам Бог установиться во внутреннем покое.

Ищите и обрящете.

Не будьте равнодушны к своему состоянию.

Письмо 973. Степень значения чувства к Богу. Разрешение недоумения о Лк.9:60. О посылаемых книжках

Милость Божия буди с вами!

Очень вам благодарен, что вы еще помянули о прежнем вашем состоянии духовном и попроще его охарактеризовали.

В прежнем же письме оно так у вас изображено, что невольно возбуждало опасение за вас, несмотря на мою уверенность в прочности вашего нравственного строя. А как теперь вы пишете, то это настоящий чин жизни. Только ваше определение значения чувств религиозных в жизни поправьте немного.

Исключительный отдавать чувству вес, не право, но и то не право, на чем вы остановились – на твердости намерения держаться единого на потребу. И то и другое надо, с прибавкою еще третьего – яснозрения дела спасения. Сии три, когда бывают в соразмерной силе, порождают и поддерживают быстрое течение путем спасения. И нельзя сказать, какое из сих действий значительнее. Чувство к Богу влечет, ревность течет, а ясноведение дела дорогу указывает.

Молитвы – вопль к Богу из сердца; как тут обойтись без чувства. И у Премудрого Бог глашает: сыне, даждь ми сердце. Доброе настроение сердца отзывается тихим радостнотворным чувством, подобным чувству здравия. Когда я применял к вам слова: помяни откуда ниспала еси, разумел не падение в грех, – избави Господи, – а прежнее мирное настроение сравнительно с описанным вами, – бурным и неукротимым.

Ваш вопрос о Лк.9:60 , решите так: Господь заповедь дал относительно почитания родителей, Господь же и здесь сказал нечто, кажущееся вам немирящимся с тою заповедью. Из сего следовало вам заключить, что в словах Господа, вами цитованных, нет противоречия заповеди, ибо то и другое исходит из одних и тех же уст. К тому же в словах Господа у Ев. Лк. – и намека нет никакого о почитании или непочитании родителей.

Речь идет о погребения усопшего отца, – и не говорится брось отца непогребенным, а только: оставь другим заботу о похоронах отца; есть кому и без тебя похоронить его; ты же иди вслед Меня – т.е. указывается вместо дела хорошего дело лучшее.

Можно на это сказать, что он не совсем отказывался следовать за Господом, а только просил отсрочки для погребения отца. Предлог будто законный. Но знал ли он, что воротится опять к Господу? Не мог знать; думал, что это для него легко сделать, а на деле могло оказаться совсем другое: охватил бы его житейский дух, и погасил – искру доброго желания идти за Господом. Господь это видел и сказал то, что сказал. – Тут такое же обстоятельство, как бывает с кающимися. Сложится кто совсем оставить все худое и обратится на путь добра; но как только хочет он сделать первый шаг на добром пути, – как враг прожигает его внушением: завтра это сделаешь, а этого завтра, – бывает, – ждут ждут и не дождутся. Тут у св. Лк. три случая указаны. Все они получали такой ответ Господа, по коему требуется, что для доброго следования за Господом необходимо полное отрешение от всего, чтоб ни ноги, ни руки ничем не были опутаны.

Изложенные здесь мною мысли принадлежат св. Златоусту в беседе его на подобное же место в Ев. от Мф.8:22 .

Посылаю вам три книжки, отпечатанные после «Начертания»: сборничек, – митерикон, душа и Ангел – не тело. Это не новое, а старое.

Путь ко спасению прилагается к «начертанию», потому что – тут конец «начертания». Тут излагаются положения, более значительные в понимании дела спасения деятельного, нежели в начертании, именно начертывается история духовной жизни всякого христианина.

Путь ко спасению у вас есть. А если зачитали, скажите, пришлю. – Нет, лучше приложу и вам. Прочитать и изучить сию книжку очень важно.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 24 июня 91 г.

Письмо 974. Преемство Апостольского предания и верность ему православной Церкви. Разложение протестантства

Особенное мне удовольствие доставляет ваше откровенное изложение своих недоумений. С удовольствием же берусь и сказать вам слово-другое.

Вы пишете: «в письме не ясно мне, кто эти православные, которые собирались между собой и установляли порядок верования? Какой они имели авторитет? Кто они такие были?»

Я писал только об Апостолах, как установителях порядков веры, жизни, управления, таинств, и всего, что есть в Церкви. Апостолы вполне организовали Церковь во всех частях церковной спасительной жизни. И все это введено ими в жизнь христиан, и как жизнь и дело передавалось из рода в род.

Пастыри и учители после Апостолов суть только блюстители Апостольских преданий и учреждений. У каждого Апостола было по нескольку ближайших учеников, с ними неразлучно бывших и усвоивших во всех частях Апостольскую премудрость. Эти их ближайшие ученики были их преемниками в управлении церквей и в блюдении всего Апостолами преданного. В церквах Палестинских, в Антиохии, в Тарсе, в Ефесе, Смирне, в Колоссах, в Филиппах, в Солуни, в Коринфе, в Афинах, в Александрии, в Риме, и во всех прочих местах, где были Апостолы, после них остались пастырями их ближайшие ученики.

– Это мужи Апостольские.

Никому в голову не придет подумать, чтобы кто-нибудь из сих учеников позволил себе отступить от Апостольских постановлений. Они и на деле оказывались верны им.

Мужи Апостольские, по примеру и заповеди Апостольской, правя церковью, в тоже время воспитывали при себе таких мужей, которые бы после них могли занять место их, и продолжать блюсти Апостольские учения и порядки.

Эти вторичные преемники в свою очередь воспитывали третичных и так далее.

Все Апостольское, таким образом, переходило из рода в род жизнью и делом. Апостолы все, что предали, ввели в жизнь – умственную, нравственную, семейную, и во все виды жизни. Жизнь от жизни загоралась, и жизнь Апостолами заведенная блюлась.

Вот вам образчик. Св. Поликарп Смирнский был ученик Св. Иоанна Богослова, Св. Ириней ученик Поликарпа. Св. Поликарп мученически скончался около 60 годов второго столетия. Св. Ириней прожил до начала третьего столетия. Это не единственный конечно пример. И можем положить, что вторичные преемники перенесли сохранно Апостольское предание до 3 века. А третичные до половины и конца его.

Сим путем Апостольское предание сохранилось бы, если бы никто не писал из сих преемников. Но писатели скоро начались и когда писали, – преимущественно писали, как предано было. Оттого, читая писания св. Отцов второго века, видим Апостольские слова и обороты речи, Апостольские на все воззрения, а цитатов почти нет.

От чего? Оттого, что все они были блюстители предания. И умствовали, и писали, как предали Апостолы каждой церкви.

Апостольские писания собраны в книгу в конце первого века, при св. Иоанне Богослове. А списки их распространились к концу второго века. Оба эти века христиане питались преимущественно преданиями.

Вы понимаете предание – как передавание из уст в уста. А оно было передание из жизни в жизнь, из дела в дело.

Скажу простой пример – как столько веков хранится одинаковый образ плетения лаптей, печения хлебов. Дети делом перенимают у отцов и матерей, – и передают своим детям.

Христианство – не учение, а жизнь. И самое учение его входит в жизнь, как определенный образ, воззрение на все сущее и бывающее.

Бывают школы, в которых влиятельный наставник передает свои учения впечатлительно. И потом это учение заседает в школе и тянется века. Тем паче это уместно в христианстве.

Потом все порядки христианские, и веровательные, и жизненные, и освятительные, вошли в писания отеческие, и закрепились.

Мы чтим отеческие писания ради того, что в них блюдется Апостольское предание, которое узнается в общем согласии всех их.

Таким образом третий век чрез третичных преемников мог передать Апостольское предание четвертому веку. В четвертом веке мы видим вполне все, что мы теперь имеем, в писаниях Отцов, хотя все оно по частям есть и в 3 и во 2 веках. Извольте теперь общее иметь наведение: Греческая церковь верно соблюла Апостольское предание и передала его нам. Это Апостольское наследие – у нас.

Католики помутили Апостольское предание. Протестанты взялись поправить дело – и еще хуже сделали. У католиков один папа, а у протестантов, что ни протестант, то папа. Это я мимоходом помянул. Господь с ними. Нам какое до них дело?

И прошлый раз и теперь, – я все толкую про Апостольское предание, которое св. православная Церковь имеет источником учения наряду с Св. Писанием. Теперь я думаю это будет для вас поясней. Какие толкования вы разумеете говоря: «Почему эти толкования православных имеют более авторитета, чем толкования протестантов?» – Мои толкования? – Мои толкования суть резюме толкований св. Отцов. Их же толкования авторитетны потому, что наивернейше суть хранительники апостольского предания. Древнейшие наши толковники св. Златоуст, Блаж. Феодорит суть питомцы четвертого века. Четвертый же век – преемник третичных преемников Апостольского предания. Вот в чем их важность!

У протестантов есть православные, но они все же протестанты. Какие это!? Это те, которые придерживаются мудрованию первых протестантов. Нынешние протестанты далеко отошли от первых, – и чистых протестантов, т.е. совершенно согласных с древними, теперь почти нет. – У них столько сект, что не перечтешь. А все именуются протестантами. У них уже начинались толки, как бы объединить всех. Ничего не вышло. Образовалась только новая секта унионистов. – Так вот какие протестанты стараются держаться древних протестантов, те у них и православные, – но все же протестанты.

После того, что я наговорил вам о предании, вам верно не трудно будет понять, как предание Апостольское могло не измениться. Что предано Апостолами, то составляет жизнь христианскую, и как таковое переходило из рода в род неизменно, входя в тоже время в писания Отцов с первого же века. Писания Апостольские сами суть хранители Апостольского предания, хотя не во всей полноте.

После апостольские писатели внесли в свои писания и все прочее, не внесенное Апостолами в свои писания. И то и другое теперь в Церкви православной блюдется.

Письмо 975. Общение с усопшими

Милость Божия буди с вами!

Спешу сказать вам хоть слово-другое, чтобы застать вас здесь. В ваших мыслях об общении с отшедшими много поэзии. Но как это так оживляет, умягчает и назидает сердце ваше, то я думаю, что так делать безгрешно. Да и свободен ли кто от подобных мечтаний?!

– Что отшедшие живы, только другою жизнью, живут сознательно, пребывают в общении между собою по тамошним условиям и порядкам, и на нас посматривают и к нам приходят, слышат наши молитвы о них, и о нас молятся, и делают нам внушения, – все по тамошним законам и порядкам, а не как вздумается, – это должно считать положительно верным, хотя ничего определенного по всем этим пунктам сказать не можем. Бывает и здесь на земле проявление сочувствия душ, по коему душа душе, по поговорке, весть подает. Подобные сему взаимодействия можно допустить и у живых с умершими, или с отшедшими. В письмах о том, «Что есть духовная жизнь» указывается всемирная стихия – эфир. По ней действия душ одной на другую, – могут проходить, как электрический ток по телеграфной проволоке. Препарат телеграфный тут есть сердце.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Поклоны, благожелания и благословения всем нашим.

Ваш доброхот. Е. Феофан. 24 Ил. 91 г.

Письмо 976. Молиться ли об избавлении от болезни. Как устрояется рай на земле. Как относиться к похвалам

Милость Божия буди с вами!

Насилу-то вы отозвались! очень жалею, что немощь ваша все длится, и еще расширяете свое владычество; даруй Господи вам избавиться от этой болести. Хотя у Господа, посылающего недуги, всегда имеется в виду наше благо; – однако же мы не без соизволения Божия молимся об избавлении от них, как бы отвращаясь от блага, сим путем нам обещаемого. – Ибо может быть и того чает от нас при сем Господь, чтобы мы усерднее молились Ему. Тогда молитва наша совпадает с намерениями Божиими.

Зимние труды ваши в питании бедных благотворно действовали на вашу душу, – и вы чувствовали себя сущею в раю, Божием раю, благодатном, в сердце носимом.

Таков ведь и будущий рай, – не со вне навевающий блаженство, а внутри его устрояющий, – как неистощимо бьющий ключ радостей и утешений. – Вы полагали тому приготовительные начатки здесь на земле. Что осталось от этого теперь?! Память ли одна? Думаю, что что-нибудь и больше того и существеннее.

Следующая зима – Крым. Даст ли он то, что дала русская деревня? – Вы уже чувствуете, что нет. Грозит отсутствие деятельности, – и тихое пребывание вы гадаете наполнить молитвою. Это куда бы хорошо было! – Но вы еще ничего не видя, уже назад пятитесь, – трудно, скучно, лень берет. Хотите ли устроить в Крыму молитвенный рай, как прошлую зиму устрояли его дела благотворения?! – Делайте так, как прописали. «Могу часто в течение дня взывать к Богу, и в краткой молитве выражать то, что у меня на душе». – Да ведь я, кажется, писал вам о коротеньких молитвах. – Они составляют настоящую молитву и идут прямо из сердца к Богу, и Бог внемлет им и благословляет их. Бог тогда в душе бывает присущ. – Сделайте так, чтобы промежутки между сими воздыханиями все меньше и меньше становились, тогда воздыхания сольются в одну непрерывную молитву, и Бог будет присущ вам особым образом, – а где Бог, там рай. – Присоедините к сему размышление о божественных таинствах веры. Сколько тепла и света разольется тогда внутри?!

А молитвословие все таки в свое время надо совершать. Это все молитвенники великие делали. Необходимо же это потому, что на душу столбняк нападает, и она ни к чему не гожа. Тогда хоть чужою молитвою и словесномысленно помолиться – все же хорошо, чем совсем не помолившись лечь спать, или провести утро. – Долго подряд молиться не можете? – Молитесь не долго.

Похвалы развивают гордость. Не много ли сказано? – Гордость страшная вещь. Скорее нападает самомнение, самочувствие, вострубление пред собою. – Как быть?! Доброе дело сделано. – Кормили. – И нельзя сказать или подумать, что оно не добро; и когда хвалят, нельзя подумать, что оно недостойно похвалы. – Как же избежать самовосхваления? – Надо перенести похвалу на другое лицо. – В 12–14 году, сколько преславных дел наделало наше воинство. Но начиная с Государя все – и военачальники и воины носили чувство и убеждение, что не они все наделали, а Бог чрез них, они же были только орудия Божии. «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу», – говорили все, – и не давали разрастись гордости. – Потрудитесь и себя так настроить и молитесь, чтобы Бог дал вам такое чувство.

Если при вас есть книжка: Невидимая брань; то там, – в 1-й части, в главе 34-й, – найдете разъяснение, что чтобы мы ни наделали, хвалиться нечем. Хвалиться можно только тем, что наше. Но разъяснено, что в делах наших – ничего не остается нашего, ни силы, ни средства, ни предметы, – все не наше. Желанию бы скорее всего следовало быть нашим, но иеже хотети не наше. – Если усвоите сей взгляд; то всякий раз как госпожа гордость пожалует, вы, приведши на память сии разъяснения, как обухом будете хватать ее в голову, и она давай Бог ноги.

Мое здоровье сойдет.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Еп. Феофан. 20 Июл. 92 г.

Письмо 977. Духовное устроение при молитве Иисусовой

Милость Божия буди с вами!

Как приятно было прочитать, что пустота душевная потянула вас – к молитве, – и вы обратились к самой хорошей, – к молитве Иисусовой, и начали творить ее с таким успехом. Благослови Господи преуспеть вам в ней, и при том так, чтобы уже ничто не могло отвлечь вас от нее.

Спрашиваете, что нужно. Как вы творите ее, так хорошо. Припоминайте и так делайте. Одно напомню, что вниманием надо сойти в сердце и стать там пред лицом Господа, вездесущего – и в вас, и всевидящего – и в вас. Вот как вы помышляли – горе – к престолу Бога, а долу – к себе грешной.

Стоя пред лицом Господа других мыслей не пускать, а только Господа зреть с должными к Нему чувствами, что видит, слышит, готов внять и исполнить. – Не оставляйте слово без помышлений о Господе и о том, что Он есть для нас, но помышления имейте простые: что Он близ, хранит, держит, учит, руководит.

Когда начнете, тогда откроются определенные нужды по поводу сей молитвы, и спросите.

Зрите на конец дела. Мысль и чувство так сроднятся с Господом, что станут неразлучны, – будет чувство к Господу неотлучное – теплое и сладостное. Все же прочее станет вне, как чужое.

Когда будете смиренны, благодать Божия скоро приведет в силу сию молитву.

В книге – Что есть духовная жизнь, кажется, есть о сей молитве.

Заботьтесь, чтобы все шло от сердца. О внешних положениях не думайте.

Что вы сначала подумали: вам кажется установилась, а потом все разлетелось, это часто будет случаться. Так, лишь родится такая мысль, наперед знайте, что она лжет, – и не останавливайтесь на ней.

– Прочность начнется, когда огонек в сердце образуется.

Благослови вас Господи, и всех родных, – кои с вами!

По дороге не заезжали в Козельщино?!

Грех, если нет. Там теперь живет одна старушка – высокой жизни, почти недвижимая от болезни, но в Господе пребывающая!

Ваш доброхот Е. Феофан. 13 дек. 92 г.

Письмо 978. Человек в духе

Милость Божия буди с вами!

Вы свое внутреннее состояние и особенно молитву изобразили состоящими в полной зависимости от внешних соприкосновенностей. Но хорошо хотя и то, что оно только слабело, но не прекращалось, и не было заменяемо тем, что совсем противоположно ему, от чего да охранит вас Господь! – Подтянулась, – говорите вы. – Прекрасно, – и никогда совсем не опускайте рук. В нас ведь Господь положил все добродетели. Они тотчас и просятся наружу, как только мы бываем в таком настроении, о коем, есть поговорка: ныне он в духе, это тоже, что готов на все доброе. А потом поднимается что-то внутри, налетает нечто со вне. И человек бывает неузнаваем. Но и это можно стряхнуть, как какую накидку. Когда живо и сильно ревнование о своем спасении, блюдите сию драгоценность, ибо она дороже всего мира.

К СПБ-гу у вас душа не лежит. – Значит у вас все в порядке. Деревня и душу исправляет, а не одно тело. – Лишний не год проживется и даже десятки.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 9 авг. 93 г.

Письмо 979. Тихое пристанище. Журчащий ручеек и надежный сторож

Милость Божия буди с вами!

Вчера, пиша к А. Н.-я просил ее передать вам поклон и благожелания, не надеясь, что успею написать вам, но почта наша не состоялась, и я имею время написать, – и пишу. Теперь вы помощница тете и разделяете ее труды в хождении за больным. Вот вы две сиделки, не как чужие и холодные, и разводите сию болезненность. – Верьте, что и к вам относится: болен бех и посетисте Меня. – Ваши деревенские занятия все такие живые, и я думаю, что вам там живется сладко. Когда дела идут от сердца, тут жизнь живая, а когда она при сем посвящается Господу, тогда она божественна: ибо тогда Бог есть действуяй в вас. – Раздумываясь о себе и своей участи, вы решаете: буди воля Божия. Нет премудрее такого решения. Кто таков в сердце, тот как в тихом пристанище, хотя пред глазами волнующееся море мира. Держите на сем якоре ладью жизни вашей, и волны не потопят вас, – брызги только покрапят немного. Вспомнили вы молитовку краткую. Добре сказал вам иерей Божий, что ненадобно забывать сие. Трудитесь не прерывать ее, – и она так утвердится, что сама будет повторяться, – и будет у вас ручеек журчать, как выражался старец Парфений киевопечерский. А из древних некто сказал: как когда воры, подошедши к дому, чтобы прокрасться в него для кражи, услышат, что там внутри говорить кто-нибудь, не решаются пролезть в него, так, когда враги наши подкрадываются к душе, чтобы обокрасть ее и слышать, что там журчит маленькая молитовка, то ходят около, а в середку боятся идти. – К маленькой единой молитовке можете прибавить 24 молитовки, что стоят в ряду молитв на сон, и затвердив их, часто приговаривать: они обнимают внутреннюю духовную жизнь во всем ее объеме. У нас в церковных службах очень много рассеяно кратких молитовок. Замечайте и затверживайте. И будете всегда носить в себе молитвенник, который и прочитывать можете на всяком месте владычества Господня.

Да благословит вас Господь великим благословением.

Всего хорошего и отрадного желаю вам. Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 4 окт. 93 г.

Письмо 980. По вопросу о принятии схимы

Милость Божия буди с вами!

Желаю вам обновляться и стать в благодатную атмосферу.

Очень вам благодарен, что вы не поленились все, виденное и слышанное в Воронеже, описать довольно подробно. – Очень рад, что вы возвратились удовлетворенными. И очень желаю, чтоб поездка сия оставила в вас спасительные воспоминания и уроки. Буди все во спасение вам!

Заметили ли вы, что оба Владыки сквозь зубы изъявили свое согласие на ваше посхимление? – Мне это очень бросилось в глаза. Приняв схиму, вы представите им опыт, по которому они должны будут эту нерешительность свою не оправдывать. Вы и у меня подметили эту нерешительность. – И вы неправы. Я уже писал, что, обще рассуждая, не нахожу нужною схиму, но это рассуждение основывалось не на чем-либо с вашей стороны, а вообще на действии схимлений, – внешнем. Когда о. Кассиан удостоверил, что время и должно, я со всею охотою согласился с ним, и писал вам об этом, – и теперь то же говорю: благослови Господи ваше схимление, и дай вам силу явить в себе настоящую схимницу – распятую: ибо на Востоке схима ставрофория – крестоношение. Общая моя мысль о схимлении остается та же; в отношении к вам или в приложении к вам, – согласие мое основывается на доверии о. Кассиану, столько духовной вам пользы доставлявшему, и доставляющему. Но при этом и вам доверяю, что вы можете выдержать требуемый схимою тон жизни, сколько это от вас зависит, ибо главное – все от Господа.

Откуда вы взяли, что я насмехаюсь над вашею схимою?! Ворона в павлиньих перьях, – и капрал в генеральском мундире – не насмешка, – а урок вам, или спасительное напоминание не фанфаронить схимою, а напротив себя ею судить и осуждать, что, вот де перья павлиньи, а сама ворона, или мундир генеральский, а сам капрал. Вы хорошо сделаете, если сделаете, как я писал, напишете на бумаге большими буквами, и будете почитывать. Схима – не подтверждение обетов крещения, а на них новых наложение. Схимник – мертвый, не стремящийся к умертвению, а мертвый. Дал бы Бог вам стать в прежнюю колею. Это вас испытывал или еще и испытывает Господь. Когда на душе осенение благодати, тогда труд не в труд. Извольте доказать, что вы трудиться взялись не ради сластей духовных, а ради покорности воле Божией, во свидетельство чего и теперь терпеливо продолжаете труды сии, не смотря на сухость и охлаждение духа. И благодарите Бога за сии лишения, и как испытание, и как наказание, ибо мы все на всякий час достойны наказания. И когда посылаются они, – это милость Божия: ибо чрез это дается возможность избавиться от вечного наказания. Будьте благодушны и ждите. Возвратится Господь. Разве что на совести есть? Совесть исповедью и сокрушением умиряется – в связи с епитимиею. Евангельскую историю получил наконец. Пришлю скоро.

Что еще вам сказать? Когда владыка Иосиф сказал: я бы вас потрепал, чего не спросили вы: за что, владыка, я готова понести всякое трепание – спасительно. А я вас когда трепал? Все по головке гладил. Оттого и вышли вы никуда негожею.

А это кто спрашивал владыку Серафима: какое оставила я впечатление? Барская барыня. Какую трепку задал бы за это владыка Иосиф? На это и я подзадорил бы его с своей стороны.

Вы наверно скажете в себе при этом: как бы не так! Руки недоросли.

Спасайтесь! Желаю вам всего хорошего.

Ваш богомолец Е. Феофан. 4 ген. 86 г.

Письмо 981. О промыслительном отнятии духовных утешений

Милость Божия буди с вами!

После того, как получил ваше последнее письмо, писанное тотчас по возвращении из Воронежа, – в обоих его выпусках, я отвечал вам, не помню – какого числа. С того времени от вас ни слуху, ни духу. Молю Господа, чтоб это не было по какому либо расстройству в духе.

Вы воротились из поездки в северные страны, не те, что поехали, – и очень. Сколько я ни присматривался, не вижу, от чего это. Писал вам присмотреться, – и вы, кажется, ничего не видите. Что же – остается терпеть, что посылает Господь. Господь иногда испытывает искренность служения Ему, отъемля духовные утешения, сопровождающие упражнения духовные. И когда увидит, что душа, лишенная сих утешений, не жалея себя, служит Ему усердно, – возвращает ей утешения те. Старцы говорят, что не надобно пристращаться к сим утешениям, или считать их достоянием своих трудов неотъемлемым, а предать их в волю Божию, – принимать когда подает Господь, и терпеть лишение их, когда отнимает.

Эта одна может быть причина. Не было ли другой? – именно, не было ли соуслаждения чем-либо, и сосложения на какую-либо сласть, неугодную Богу? Не было ли послаблений и льгот в духовном делании, внимании к себе и под.?

Пересмотрите все, и если что окажется, – очистите то исповедью и посильною епитимиею.

После того, что даровал вам Господь вкусить, все такие оплошности очень разрушительны, и враг с малого начинал, до большого доводил. Но восстание всегда возможно и дается. Следует только к Богу обратиться с раскаянием и обетом держать себя добре.

Искренно жалею о случившемся с вами, и молю Господа благоустроить ваше внутреннее.

Посылаю вам книги. Дайте – о. архимандриту, о. Кассиану, о. Митрофану. Прочие, куда хотите. В Воронеж теперь же посылаю. В Елец пошлите, если хотите – одну, я же может быть пошлю после.

Здоровье мое исправно. Кажется, поминал вам, что взялся переводить новую книгу, одного сорта с «Невидимою бранью». Продолжаю. Эта тоньше, и всеобъятней, и вообще относится к жизни по Богу, будто полная аскетика. И это будет печататься в «Душеполезном Чтении», – если согласится редактор.

Спасайтесь! Всеми желаниями желаю вам утешения от Господа!

Ваш богомолец Е. Феофан. 12 генв. 86 г.

Письмо 982. По получении шали. О схиме. Ответ на приглашение в Воронеж. О письменных трудах и о здоровье

Милость Божия буди с вами!

Получил вашу шаль. Благодарствую. Но употреблять ее как? Я ведь все сижу дома. На балкон выхожу, когда нет ветра, и не слишком холодно. В комнате же, когда ею прикрываться? Когда подергивание ног начинается, – я встаю, или хожу, или стою и читаю, пока кончится пароксизм. Хорошо, впрочем. Буду ждать, когда дело какое-либо покажет употребление шали.

Схима-схима! Да, пора нам кончит толки. Со всею охотою и желанием – благословляю вас. И да поможет вам Бог быть настоящею схимницею. От схимницы нет особых требований: они те же, что и от всякого монаха, но только такие, чтоб они были уже укоренены, тогда как монах простой еще ищет их. Цель трудов монаха – стяжание подвижнических добродетелей и внешних и внутренних, и телесных и духовных; цель стремления схимы – достижение или построение того, что на основании подвижнических добродетелей может быть достигнуто духовного, или построено. Сознание схимницы должно вступить в иную область духовную, а монах еще борется и бьется в обычной среде. Вот все такое – и подобное составляет разницу, но не в существе духа, а в степени.

Вот подходит пост. Предписывается вам стать схимницею. Имени, думаю, лучше не переменять.

Благослови, Господи! И палец на уста о сем!

Что за поездка в Воронеж? Что вы так вздумали это, так уж необходимо сломя голову лететь. Вот когда прилечу. Какой-то американец несколько лет сидит, придумывая крылья для летания. Как только он придумает, куплю и прилечу, как снег на голову.

Что вам пр. Серафим говорил об употреблении во благо вашего звания французского языка, то надо исполнить. Но прежде надо вам совсем успокоиться. Письма о смерти можете отложить, а для перевода с французского – взять руководство к христианской жизни Франциска де-Саль. У меня есть она. При ней приложено множество писем, преимущественно в утешение и предостережение мирянам. Эти письма могут составить особый том, а руководство – особый будет. Когда решитесь, но неверхоглядно, пришлю книгу. Я думаю, что лексикон потребуется. Запаситесь.

Перевод «Невидимой брани» кончен. Перевожу с французского подобное Францискову руководству, – которое немножко потоньше его, посозерцательнее. Когда кончится печатание в «Душеп. Чтении» «Невидимой брани», тогда попрошу печатать и то, что теперь перевожу. Ноги мои никакой боли не имеют, ни опухоли, и ничего. Только после полночи, а иногда немного раньше, начинается подергиванье, идет это часа два, а потом все покойно.

Желаю вам и здоровья, и благонастроения внутреннего. Спасайтесь!

Ваш богомолец Еп. Феофан. 3 февр. 86 г.

Письмо 983. Еще о схиме

Милость Божия буди с вами!

Вы были очень больны. Теперь избавились от болезней. Благодарю вместе с вами милостивого Господа. Вы право поступаете, когда видите причины болезни в самом нравственном состоянии. – Но то, что вы прописали, не могло быть тому причиною. Поглубже надо заглядывать.

Виноват, что тогда не написал: благодарю. Теперь примите благодарность. Только не думали бы, что ее не было. Уж это само собою разумелось.

О схиме спрашиваете, что значит: без приятия даров. – Думаю: без подкупа, не за деньги, а по уверенности в достоинстве. Это ныне и не имеется в виду.

Ваша схима будет точно во всей силе, но только нравственно. Другие не могут признавать ее. Что носите рясу, это не может быть вами основываемо на посхимлении, а на том, что она наложена, как следует, а не самовольно. О посхимлении вам и заикнуться нигде и не пред кем не следует. – Все – в духе. Это писано на письмо генварское.

24 февраля 86 г.

Письмо 984. О деньгах отданных взаймы и проч.

Разделяю радость вашу о возвращении благодати Божией. Да пребудет она неотходно с вами отселе.

12 марта избрали для посхимления. Добре! Благослови Господи! Буду и я молиться, чтоб и внутри произошло посхимление.

О деньгах, что отдали в займы. и о затребовании пособия – чрез 10 лет следующее и о прочем вы добре рассуждаете. Главное в денежном деле не опираться на них надеждою, и потом не прилагать к ним сердца и наконец употреблять не на себя только, но разделять и с нуждающимися, – во славу Божию. Так вы поступаете, и не отступайте.

Нам можно не иметь, только в сердце, любостяжания. – О деньгах, данных взаймы. Хоть благодетели ваши и не согласятся обидеть вас; но могут сплестись обстоятельства, что они не смогут исполнить своих обязательств. Потому наперед заготовьтесь не только процентов, но и всего капитала – лишиться, не охая, не морщась, и не скрежеща зубами на занявших и посредника их.

Загадки ваши поселиться там, или там, преждевременны. Схимнице и думать об этом не след. – Если Господу угодно передвинуть из теперешнего места; то это устроится и без ваших о том забот.

Франциска де Саля – можете отложить в сторону. Он не уйдет. Может быть я сам до него доберусь. Теперь перевожу – подобную же книгу. Но она возьмет может быть весь год, если прослужит глаз.

Слух до меня дошел, что Пр. Серафим увольнения просит на покой, в вашу обитель. Для вас это будет очень благотворно. У него много силы духа, и может влиять не говоря, а некако непосредственно. Но обще говоря, я жалею об этом, если правда.

Однако скажите, слышно у вас там что-либо об этом. По нежеланиям, сомневаюсь, что так есть.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан. В февр. письме – от 12 числа.

Письмо 985. Готовящейся к схиме. Латинские взгляды на молитву

Милость Божия буди с вами!

Я вам отписал, с ответом на ваши вопросы. Теперь верно получили. И должны каяться в преждевременном печаловании.

Поздравляю с благополучною поездкою и улаженьем дел.

Верно уж отдохнули, и с духом спокойным готовитесь к делу, столько для вас решительному.

Очень рад, что вы в старой своей колее. Это значит, что вас можно считать готовою.

Ныне четверг. Вы уже два дня как живете у о. Кассиана в скиту. Если здоровы, то это очень добре.

Что вам потребно, о. Кассиан лучше всех скажет. И сами немножко разумеете. Я могу только молиться, чтобы Господь устроил все для вас наиспасительнейшим образом.

Матери Надежде Кронберг ответьте, что для моих глаз нет лекарства. И операция не допускается. А если бы и допускалась, я не соглашусь на нее; ибо очень мучительна, а жить немного.

Благодарю ее за усердие. Но писать к ней не буду. Скажите – по лености.

М. Клеопатра, пиша по случаю письма к Варсонофии, помянула о вашем у ней бытии, и что вместе читали Добротолюбие, которым она услаждается, и услаждает даже маленькую Клеопатру.

Я в самом деле разленился. Писал я вам, что взялся переводить нечто. Дошло до статей о молитве. Темная какая-то путаница! И остановился. Латиняне умную молитву не по-нашему понимают. Она у них – Богомыслие, заключаемое молитвою. А это хотя очень плодотворное упражнение, но не есть молитва. Молитва – особое упражнение от Богомыслия. Также все об этом – и 22 глава. Не знаю, придет ли охота переделывать. В Невидимой брани (которая есть перевод тоже католической книги) я переменил.

Благослови вас Господи всяким благословением. О. Кассиану поклон и о. Митрофану. Прошу молитв.

Ваш богомолец Еп. Феофан. 6 марта 86 г.

Письмо 986. Принявшей схиму – наставление о внимании и молитве. О переводе Франциска де Саля и о Невидимой брани. О своем здоровье и о деньгах

Милость Божия буди с вами!

Кресту Господню поклоняемся! Вам паче это подобает, – ради ставрофория вашего.

Поздравляю. Желаю, чтоб вы воистину были ставрофорица. Есть крест внешний – на плечах лежит. Это – скорби, беды, лишения, болезни, нападки, напраслины. Есть крест внутренний – самоотвержение с самоумерщвлением. Есть крест – духовный, Божий или божественный – распятие по воле Божией. Кресты эти один из другого рождаются. Последний обозначается преданностью в волю Божию, тихою, молчаливою, упокоительною; второй – борьбою с собою, безжалостною к себе; третий – терпением неприятностей. Сколько крестов, столько и крестоношений. Все они неразлучны бывают до гроба; только иной раз один чувствительней, в другой раз – другой или третий. Однако ж вступают они в дело или налагаются постепенно, и быв наложены, остаются. Трисоставный крест.

Дело уже совершилось. Теперь – остается вам тянуть его. Не помню, кто где-то сказал, – что можно всякое даже малейшее движение обращать в предмет самоотвержения, самопринуждения, самоумерщвления, в удар от потрясения креста, сидя в келлии на заперти, только пред лицом Бога и Господа, со строгим к себе вниманием. Это, я думаю, вам очень пригоже теперь делать. И ухитряйтесь. Да, кажется, вы уже мастерица на это. Ну, так и продолжайте это делание.

Кто-то еще говорил: меня старец мой учил сначала приучиться мыслями за келлию не выходить; а в келлии что?! – молитва, чтение, богомыслие, рукоделие. Потом, говорит, не пускай их за пределы тела, занимая себя тем, что внутри происходит. Наконец, укройся, говорит, в сердце, и сиди там один с Господом, отгоняя всякие мысли, как мух и комаров. Вам предлежит последнее сидение. И если его не будет, то это будет значить, что вы вне своего чина состоите.

А это кто сказал: когда котельчик кипит, то ни насекомые, ни гады приблизиться к нему не могут. А когда кипение прекратится и вода охладеет, тогда они свободно лезут к нему, и ползают по нему и в воду набираются. Случается и то, что мышь не малая вцепится ногами в края и опрокидывает котельчик, и если он хрупок, разбивает его. Это сказание идет ли к вам?! Если да, то не давайте котелку перестать кипеть, а для сего почаще подкидывайте шепок, углей и дров. Богомыслие лучше всего; и чтение идет; а молитва паче богомыслия даже. Скажете: это старая практика. Да, – но теперь на новый лад.

Франциска попробуйте перевесть. – Посмотрим. – Отчего я попятился от него? От того, что непременно придется переделывать многое. В «Невидимой брани» многие главы переделаны. Та книга католиком писана, а католики об умной молитве и иных вещах подвижнических иначе от нас судят. Старец Никодим поправил, но не все. Я докончил поправку. Помните я писал: перевожу книгу, похожую на «Невидимую брань». Дошел до молитвы – и стал. Я, говорит, буду говорить только об умной молитве, и пошел точать, о молитве слова два сказал, а далее все – meditation и meditation. 20 с лишним глав. И все как-то мудрено. И поправке трудно поддается. Я и бросил, – пока наберусь мужества. В этом припадке досады на переводимую книгу и на Франциска рыкнул, хоть тот гораздо проще. Ничего – переводите. Выгладим, вычистим, и никто не узнает Франциска.

Бросив перевод, опять к нему еще не воротился, – другого же дела и начинать охоты нет, и почти что скучаю. Дело все же есть, мимоходящее.

Здоровье мое исправно. Глаз – кажется, все в одном положении. О! если бы он так и остался. Довольно бы и этого мне на остаток дней моих. Много ли их еще осталось?! А может быть и не мало.

Вы хорошо расположились относительно денег. И отдайте их в руки Божии, – сложившись внутренне – благодушно, как вещь добрую, перенесть, что ни встретится непривычного. И за тем терпите настоящее свое положение, по внутренним обязательствам, – новым.

Попаситесь – обнаружить пред кем-либо хоть косичку какую из схимнического наряда своего. А чтобы этого избегнуть, – и себе самой не показывайте ничего. Все внутри держите.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан. 16 марта 86 г.

Письмо 987. Наставление схимнице

Благовещением возвещенное спасение да действуется в вас во всей силе, – служа предвозвещением о будущей славе в царствии Божием.

Вы были в райском состоянии. Желаю, чтоб оно не пресекалось, а пребывало и крепло паче и паче. Оно не от одежды, а от внутреннего настроения, суть которого есть предание себя Господу, по вере в любви с надеждою. Все сии духовные элементы, источники и деятели, под сенью благодати, в области нашего произволения суть. Произволением же, если внимаем себе, с Божиею помощью, всегда можно управлять. Зрите убо!

Молчание очень приспособленное к сему дело. Помоги вам Господи! Если нужен запрет, запрещаю вам говорить все ненужное, и из нужного только что к созиданию.

Но есть внутреннее слово. Ему запрет полагает трезвенное внимание себе, а сему опора – непрестанная молитва, или молитвенное настроение, которое состоит в памяти Божией со страхом благоговейным и решимостью, мыслить, чувствовать и желать одного угодного Господу. Да будет у вас Господь пред лицом, позади – смерть, по бокам – Ангел Хранитель и св. Варвара.

Читать надо. Читайте паче св. Исаака, или сборник о молитве. Читайте не много, да много. Обращайте в вопрос читаемое, – и решите его наперед сами. Потом читайте. Читание таким образом растворится с богомыслием.

Думайте, что вы во гробе, похоронены, и воображайте одно загробное, как бы догробнаго совсем уже не было. Коль скоро мысли собьются на это, налагайте на себя епитимию, соразмерную уклонению.

Поддерживайте огонек на очаге сердца, подлагая дровец, а что это за дрова, сами по себе узнайте: ибо не все всех разогревает.

Где чувство, там и внимание. Если будет горение в сердце, так внимание будет и прочее.

Вы теперь верно уже возвратились в свою келлию. Вам надо при уединении больше держаться. Келлия – могила. Из сей могилы мысленно постройте лестницу на небо, и ходите по ней, восхождение в сердце своем полагая; а около обведите ограду толстую-толстую, и столь высокую, чтоб она заходила за область воздушную и не давала духовом злобы перелетать чрез нее к вам.

В газетах напечатано, что преосвященный Серафим просит увольнения, а слух, о коем я писал, помещает его в Задонск. На его место ярославский преосвященный Ионафан, – тоже орловец. Это слухи – печатные, но все же слухи.

Мое здоровье в совершенном порядке. И глаза как будто не подвигаются вперед ухудшительный.

Делать ничего не хочется. Так, кое-что.

Благослови вас, Господи!

Ваш богомолец Е. Феофан. 25 марта 86 г. За водою идет 3 апреля.

Письмо 988. Уклонение от посетителей на Выше. Книга Аввы Дорофея. Наставление о течении духовной жизни. О пр. Серафиме

Милость Божия буди с вами!

Письма три ваших лежат у меня в числе неотвеченных. Берусь ответить, хоть на что-нибудь.

Последнее письмо извещает о путешествии о. Александра, таковом торжественном, что пред ним должны отворяться все ворота, и тем паче двери, не исключая даже и Вышинской. Желаю ему благополучного шествия на родину и обратно. – И желал бы предупредить его, чтоб он не рассчитывал на подвижность Вышинских дверей. Если это мое письмо дойдет до вас прежде о. Александра, потрудитесь сказать ему, чтоб он держал подале от Выши: ибо она никаким торжественным шествиям не сочувствует.

Что до книги Аввы Дорофея, то она у меня есть. Потому пусть не трудятся доставлять ее мне. Если же о. Александр везет ее, то возьмите ее себе.

Книга назидательна. Перевесть ее на русский язык – говоримый, – было бы полезно. Преосвященный Игнатий тоже думал, и брался переводить, но бросил. – И я брался и бросил. Давал одному игумену: и тот взялся и бросил. – Не судьба книге. – Безуспешности эти впрочем легко объясняются леностью, как я сужу по себе.

Остается пожелать, чтоб взялся наконец кто-нибудь из не ленивых. Если вы принадлежите к сему разряду, – беритесь перелагать, и притом так, чтоб не бросать. Бог благословит! – Меня же имейте отреченна.

Вы теперь в Задонске, на старом гнезде, и, судя по словам вашим, в старом порядке, и не порядке только, но и духе. Добре! Благослови Господи и пробыть вам навсегда в таком устроении!

Вы, кажется, ожидаете все нового и нового. Ничего нового не будет; все то же, только получше и покрепче. Главное – установиться в сердце пред лицом Бога, и стоять так неотступно. – Когда это есть, тогда все прочее придет само собою. – В череде изменений духовных в сердце – самое лучшее есть тяготение внутрь, для сопребывания с Господом. Тогда все внешнее отходит: остается Бог в душе и душа в Боге. И се – настоящий монах и схимник.

Вы пишете: и то есть, и другое есть, и третье есть. – Но не забудьте, что так говорят иногда по памяти: было. Но что было, к тому иной раз законно прибавляют: сплыло. Было, да сплыло. Избави вас Господи от сего. – Напоминаю о сем, чтоб вы поимели то во внимании.

Об оставлении кафедры преосвященным Серафимом, я не верил, не только когда речь о том услышал, но и когда прочитал в печати. Болел! Мне верится, что болезнь сия не к смерти. Таково мое усердное желание. Но воля Божия да будет.

Здоровье мое исправно. Глаз еще смотрит.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан. 28 апреля 86 г.

Письмо 989. Разъяснение о духовном прогрессе. О пище. Об Афонских старцах. Наставление о переводе книги Фр. де Саль и о Невидимой брани

Милость Божия буди с вами!

Отошел владыка ваш! Бог пошлет другого – подобного. В Воронеже подряд все какие хорошие были владыки. Кто? Нечего гадать, кто. Кто приедет, тот и ваш. Спрашиваете, что значит – на тот же лад. Не помню, к чему говорил, и не могу припомнить, какая была мысль. Если это о прогрессе в духовной жизни, то значит, что жизнь все та же будет, только в лучшем виде, если будете держать себя, как следует: подобно тому, как тело наше и у младенца то же по строю, как у мужа совершенного.

Что после сего вы приписали, – то добре: память смертная, и страх Божий, два светила духовной жизни. О пище. Все предлагаемое вам принимайте, ничтоже сумнящеся. Если же иной раз воздержитесь от чего, не будет худо. Кушайте, что дают, – и благодарите Бога. И варенье кушайте, не брезгуя. И облатки, но мне они не нужны.

Письмо с Афона – предоброе. Там не пресекается мудрость духовная. О. арх. Макарий – сын богача – купца московского или с.-петербургского. Поехал Богу помолиться, был в Иерусалиме, когда и я там жил, был на Синае, заехал на Афон, и заболел очень тяжко. Ему захотелось умереть постриженным. Постригли, и он оздоровел. Он очень мудрый. Был там и духовник о. Иероним. Недавно умер. Старец глубокий. Тот еще премудрее, Андрей, подписавшийся в вашем письме, верно новый духовник. Там настоятель с духовником все дело монастырское и монашеское ведут. Помоги им, Господи, тещи в духе древних отцов.

Наконец, Франциск де-Саль. Как начать? Сделайте извлечение из его жизнеописания самое краткое, – в 10 строк. Ну страничку одну – печатную, сказав самое нужное. Затем – развязка, и так далее. Никакой нет нужды – строго держаться буквы. Так переведите, как бы речь шла от вас, из вашего сердца, гладко, ясно, плавно, тепло. Инде – можно прибавить что, инде сократить, инде изменить. В виду иметь назидание и удобоприменимость к жизни. «Невидимая брань» – вся почти переложена не слово в слово. Есть главы – переделанные. О молитве все заново. Так и вам разрешается, и надпишем: свободное переложение – такой-то.

Затем благослови вас Господь! Спасайтесь!

Ваш богомолец Еп. Феофан.

«Невидимая брань» кончится печатанием в сем месяце, в июньской книжке. А книга, что я обещал, остановилась на трактате о молитве. Надо переделать, – а леность.

Письмо 990. Наставление ожидающей смерти. Целительные грязи. Новый архиерей

Милость Божия буди с вами!

Я все полагал, что болезнь ваша не так велика, а теперь вижу, что вы болите не на шутку.

Даруй вам Господи терпения, и помоги восстать с одра сего!

Вы собираетесь на тот свет. Добре! Благослови, Господи!

Желаете слышать что-либо в напутствие. И рад бы наговорить вам столько, чтоб вы уморились читая. Но что сказать, когда дорога та сокровенна. Общее же ведение о ней конечно вам известно. Путь сей однажды только всяким испытываемый, потому до времени сего испытания неведомый никем в подробностях, освещен однако ж для нас верою нашею святою. Воспроизводите все чаемое в сознании, – и стойте в том, взирая на Господа, прошедшего впереди нас сим путем, и всех после того сретающего вступающих на него. Омойтесь слезами покаяния, облекитесь в благопомышления и расположения Господу приятные и стойте так, пред дверьми входа сего, пока услышите: Варвара – гряди!

Читайте Евангелие, и из отеческих книг, что припомните наилучшего, св. Ефрема. Он часто молитвенно обращался к часу смертному.

Я не понимаю, от чего смущаетесь вы говорением. Если говорите вы хорошее, то это, – как сказал кто-то, не помню, – то же, что молчание. О Боге и делах Божиих следует говорить немолчно, – все же прочее пропускать без внимания. Молчание только о последнем обязательно.

Евангельскую историю пришлю, вместе с «Невидимою бранью», которая кончена печатанием, – пересмотрена окончательно с указанием опечаток, и ждется.

Когда перечитывал – брань, – пришла охота взяться опять за прекращенный перевод подобной же книги, как я писал. Мне очень желательно ее довести до конца; но леность, лен… лен…

Соседка! Припоминайте целительные грязи, когда услышите о подобных речах, и об обвеселении духовном от излияния в душу вина благодати Святого Духа! – И благодарите ее!

На Воронежскую кафедру – некто Вениамин. Не знаю его; но говорят, что он очень хороший Владыка. Да будет дух его мирен к вам!

Благослови вас, Господи! Да даст вам крепость Господь, и да благословить вас миром! Спасайтесь!

Ваш богомолец Еп. Феофан. 5 июня 86 г.

Письмо 991. Благожелания и утешение болящей

Милость Божия буди с вами!

Хоть не имею, что писать, но полагая, что вы все еще очень больны и имеете нужду в каком-нибудь утешении, беру перо и пишу.

Главное желаю, чтоб здоровье ваше восстановилось вполне, и затем не переставало быть неправным. Затем желаю, чтоб внутреннее ваше продолжало быть в таком же добром порядке, в каком вы его представляли в письмах. И еще прибавлю, – чтоб новый владыка, который не замедлить посетить обитель вашу, был к вам многомилостив. Все сие получить вам, думаю, не будет не утешительно.

А если все еще болеете; терпите. У одра болезни – молотьба. Чем больше ударов, тем больше зерен выбьется, и тем богаче умолот. Потом – надо зерно под жернова, затем муку в смешение теста и вскисание его, потом – в виде хлебов в печь, и наконец на трапезу Божию.

Да, вкусив, речет Господь: как вкусно. – Буди! буди!

Если смерть, – верую, что для вас не будет ужаса и мрака исполнена сень смертная. Освещена она верою вашею и великим упованием на милостивого Господа. Буди сие с вами!

Но мне верится, что вы возмогаете от немощи. – Святитель Тихон да поможет вам!

У меня – и здоровье и все прочее исправно.

Благослови вас Господи всяким благословением. Спасайтесь!

Ваш богомолец Еп. Феофан. 12 июня 86 г.

Письмо 992. Тоже

Милость Божия буди с вами!

Вчера получил ваше письмо. Ныне пишу, чая проводить письмо окольною дорогою.

Мне все думалось, что вы оправляетесь; а вы вон до чего дошли, что чуть перо держите. Даруй вам Господи терпение.

Вижу, что вы благодушествуете, – и рад тому.

Вижу, что вы преисполнены упованием на милость Божию, и утешаюсь тем.

Когда-нибудь надобно же отходить отсюда? Часом раньше или позже разница не велика. Если теперь судит Господь позвать вас; покорно примите звание, и грядите с миром.

Можно бы желать продления дней, в видах преуспеяния. Но основы милости прочные: там дозреете, если недостаточно созрели. Ибо смерть не пресекает хода духовной жизни.

Переселитесь отсюда и мыслью и сердцем, – и будьте там неотходно, забывая все текущее.

Матерь Божия покровом Своим, а Ангел Хранитель крылами своими да осеняют вас.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш богомолец Еп. Феофан. 14 июня 86 г.

Письмо 993. Посмертные встречи. Ободрение и денежная помощь

Милость Божия буди с вами!

Что у вас? и каково вам! Приблизились более, или отдалились вы от врат смертных?! Что бы ни было, да будет благословенно имя Господа Бога нашего, глубиною мудрости все устрояющего относительно нас.

Стоя пред вратами смерти, конечно вы помышляете и о том, что тотчас за ними сретает душа ваша.

Припоминаю, что кто-то рассказывал, что там душу встречают все, о которых и которым она молилась в продолжение жизни. Как это утешительно! Как милостив Господь к нашим душам, что повелевает ведомым им душам и духам сретать их, тотчас при вступлении в неведомую еще им страну!!

Но дошли до нашего сведения и другие встречи. Враги себе сюда же подстревают, – и будто не отстают от души, всячески смущая ее, изблизи или издали, пока не вступит она во врата Божии. Да укрепится душа верою мужественно и не боязненно воззреть на них – немощных. Как прах развевает их душа, верою и упованием вооруженная. Воззвания к Господу, как стрелы молнийные поражают. И исчезают.

К душе сильной не могут они подступить, и издали строят страшилища, и шумные воздвигают гласы, чтоб поколебать веру и затмить упование нечаянием.

Но власти никакой не имеют. Тут же Ангелы Божии блюдут душу. Все решает суд Божий милостивый.

Возгревайте сильнее веру в Господа Спасителя нашего и уповайте на Него. В сии орудия облекшись, не доступны будете врагам. Духовные расположения, вкорененные в сердце вашем, тоже что газы в аэростатах. Тотчас увлекут душу вашу горе, и врагам не поспеть за нею.

Господь да благословит путь вам!

Это пишу про случай. На деле же у меня есть уверенность, что вы еще поживете.

И благослови Господь пожить вам!

Я здоров – совершенно. Теперь у вас нужд куча. Посылаю вам немного денег. – Они идут в другом пакете.

Ваш богомолец Еп. Феофан. 17 июня 86 г.

Письмо 994. Продолжающей болеть – об артосе и проч.

Милость Божия буди с вами!

У вас настроение духа доброе. Все, как следует при настоящем вашем положении. Утешаюсь тем и молю Господа сохранить в вас сие до конца.

На все воля Божия да будет. Даст ли выздороветь Господь, буди воля Его. Оставит ли в болезни, с сохранением жизни, буди воля Его. Возьмет ли к Себе теперь же, буди воля Его. Все будет во благо, ради предания себя в руки Божии.

Вы добре сделали, сообщив, что подумал о вас пр. Иосиф. Это очень утешительно. Теперь поусерднее помолится, узнав о вашей болезни.

Про целебность артоса с богоявленскою водою, – и я слыхал. Однако ж – буди воля Божия. А лекарств разве вы не употребляете?! И то и другое можно употреблять – и Божеское и человеческое. И в человеческих средствах действие целебное от Бога. По сей вере и человеческое переходит в Божеское, или Божеское приходит чрез человеческое.

Для сестры вашей устрой Господи, что ей наипаче благопотребно. Спаси ее Господи имиже весть судьбами!

И я скажу: нечто дивное совершилось с племянником и келейником пр. Серафима. Это он к себе их берет!

«Что мне прислать?» Иконку какую-нибудь, какая получше нарисована. Только не теперь, а о. архимандриту – поручите переслать. Да и там вы напрасно раздаете. Напишите на листе, и передайте о. архимандриту. Он после раздаст.

«Невидимую брань» жду. Теперь, думается, скоро придет.

Книгу, которую взялся было переводить, – бросил. Много изменять надо. Взялся переводить статьи для 3-го тома «Добротолюбия». Первая – блаж. Диадоха, высокого достоинства, – но претемная в славянском.

Здоровье мое исправно. О глазе ничего определенного сказать не могу. Служит пока.

Поклон всем знакомым, начиная с о. архимандрита.

Да, о девочке. Ходит, и пусть ходит. Что далее – увидится.

Благослови вас, Господи!

Ваш богомолец Е. Феофан. 24 июня 86 г.

Письмо 995. Тоже. Прозорливое чаяние выздоровления и беспокойство святителя о своей умирающей племяннице

Милость Божия буди с вами!

Не имею, что сказать вам, но пишу, чтоб только сказать, что ваша участь не мало занимает и меня. Приходит на мысль, что вам лучше бы еще пожить. Но буди воля Божия во всем, – наипаче в сем деле. Кто весть, что породит находящий день? Если отойти предлежит вам, идите с миром. Если остаться, да даст вам Господь побыть здесь в вящшее убеление ризы души вашей к благонадежному вступлению потом в чертог Жениха небесного.

Вы добре делаете, что все попечения земные отлагаете в сторону. И вообще так лучше, тем паче в настоящем вашем положении.

Но мне все верится, что вам еще придется помаяться на земле. И на это благослови Господи!

Вашему соболезнующему о. Митрофану да подаст Господь терпение благодушное и всякое утешение в духе.

Я здрав. И все у меня в порядке.

В Ельце умирает племянница – диаконица, остаются две девочки. Одна отучилась и уроки дает, другая учится еще. Однако ж, немножко беспокоюсь.

Благослови вас, Господи!

Ваш богомолец Еп. Феофан.

Я посылал вам немного денег, получили ли?

Письмо 996. Новое утешение болящей, подпавшей напраслине. Об иконе св. Феофана Сигрианского

Милость Божия буди с вами!

Много вам достается. И жалею и радуюсь. Жалею, что отягощают и без того тяжкое состояние ваше; радуюсь, что благодушно все переносите. Благодушие всякую напраслину превращает в задаток ублажения в будущем. – И держитесь в этом тоне до конца. Тут убыток только кажущийся, на деле же – все прибыток, и самый верный, и богатый, богаче, чем ожидать можно. В терпении вашем стяжевайте душу вашу – многострадальную.

Посланное вами еще не получил. Письмо упреждает обычно посылку. Завтра придет объявление, а чрез неделю – полученье. Благодарствую.

И мне приходилось на ум, что было бы хорошо, если б вы прислали иконку моего, Феофана Сигрианского. У меня была иконка – тройственна – Феофана, Георгия и Ангела Хранителя, в облаках маленький Спаситель благословляющий. Отдал кому, при перемене места. С тех пор все собирался нарисовать, – и не собрался.

Очень утешительно, что сестра ваша оправилась, и при том – таким образом.

Фелицата сама виновата, что не пишу. Она перестала обращаться ко мне, как только попала в чины. Тоже самое сделала и Георгия. Но мне это лучше. Они обе довольны, – и не требуют сторонней помощи.

Вашею немощью Господь прикрыл вас от чего-нибудь, что было бы гораздо тяжелее. Так мне подумалось.

Благодушествуйте, пока Господу угодно продержать вас в сей пещи.

Благослови вас, Господи!

Ваш богомолец Еп. Феофан. 9 июля 86 г.

Письмо 997. Наставление выздоровевшей. Об умершей племяннице и проч.

Милость Божия буди с вами!

Оправились?! Славу Богу! Но того расположения и чаяния, что вот-вот смерть, не отлагайте, и вследствие того пребывайте в состоянии готовящейся поминутно отойти. Дай вам Господи еще потрудиться во славу Его.

Сестра отошла, а писали, что оправилась. Ну – благослови Господь отходный путь ее. Поминаю и буду поминать.

Племянница больная, что в Ельце, умерла. Две девочки остались. Старшая отучилась и дает уроки – но ей нет, кажется, еще 20 лет. Младшая учится, великолепно. Найдут ли какую старицу для житья с ними?!

Посылка ваша еще не пришла. Есть только объявление. Сделаю, как вы пишите.

Что вы душою расстались уже со всеми вещами, добре. И не ворочайте их в душу, пусть вне, будто чужие.

Видели архиерея в зад. Теперь, может быть, и в лице уже видели. Если он истинно строг по Богу, то не может не быть вместе с тем и благим.

Если о. Кассиан так нужен душе вашей, попросили бы его, чтоб забегал к вам, хоть на минутку, когда бывает в обители. А то и наказывайте, чтоб приехал, Там, чай, не далеко.

Дунюшку вашу благослови Господи! Учись Дуня, уму-разуму, – особенно рукодельям, чтоб все уметь делать.

Благослови вас. Господи. Спасайтесь!

Ваш богомолец Еп. Феофан. 15 июля 86 г.

Письмо 998. Ей же о текущих делах, племяннице и проч. предметах

Милость Божия буди с вами!

Два письма ваши сошлись в один день получки (от 2 и 16 июля). В последнем говорите, что первое было ропотливо. Есть немножко. Но когда больно, то покричавши почуешь облегчение. И с вами то же было, потому что к концу вы написали: высказав все, чувствую, что будто гора с плеч свалилась.

Но у вас то было (как сам заметил) отчасти от нездоровья, – отчасти от врага: уж он всюду подстрянет, – не пропустит случая подпакостить. Ублагодушьтесь! Помоги вам, Господи!

Владыка был, и вы оставлены в покое. Очень рад. Не меньше рад, что и соседка отбыла. Льготу вам Господь послал.

Посылку первую получил. Благодарствую. И Евлампий – спасибо скажет. Лик св. великом. Варвары – какой прелестный!! И прочее все хорошо. Спаси Господи!

О второй посылке еще и объявления нет. Завтра привезут; а чрез неделю получка.

Вот вы оголили свои стены, а после скучать будете. Тогда придется обходиться с одним воображением того, что где висело, как бы оно все еще висит.

Книги поберегите. Да и все не мешает поприберечь. Это ведь и без пристрастия можно. Можно имея быть как неимеющий.

Схимница похоронена, а загадывает о разъездах. Как ей выбраться из могилы?! По моему ничего, – можно воздуха переменить после болезни; но как бы о. Кассиан не наложил за это епитимии с гору, и с плеч не свалится?!

О племяннице помолитесь; а девочки ее устроятся как-нибудь. У них недалеко дяди и тетки. Приищут кого-либо постарше, и дело пойдет. Матушке игумении благодарен, что осведомлялась. Переслать вам к ним деньги – излишне. Им посылается, когда нужда. Не в деньгах, а в присмотре недостаток. А они очень молоды.

Матушка игумения не подает на покой. И не следует. Пусть скрипит, пока скрипится. Благослови ее Господи!

Ваше внутреннее в добром порядке. И добре! Читаете только Евангелие. Да, какая и книга лучше Евангелия. Чтение его воздухом Божиим окружает душу.

Вы сказали: «напряжения долго не выдержишь». Это умовое; а то, что в сердце, без напряжения бывает, и может быть вечные веки, не утомляясь.

При слове – «идеалистка», вы справедливо заметили, что это не укор, а похвала во христианском порядке жизни.

Жизнь христианская идеальна по началу, продолжению и концу.

Шаровный – значит красками написанный образ.

Дурнушку свою обучая рукодельям – добре творите. Помоги ей Господи! Книжку для нее пришлю. Но не мудрена ли она для нее?

Я начал третий том «Добротолюбия». Сейчас кончил Диадоха. Какой ясновидящий!! а между тем в славянском переводе он очень темен. Теперь начинаю Иоанна Карпафского. Кажется, они современники – 2 пол. 4 века.

«Невидимой брани» еще не прислали.

Благослови вас, Господи!

О. архимандриту поклон. Ольга Ст. Бурачек больна очень, уже более месяца.

Ваш богомолец Е. Феофан. 23 июля 86 г.

Письмо 999. О своих делах и о разных предметах. Рецепт от нетерпения

Милость Божия буди с вами!

Прежде слово оправдания. Одну почту пропустил, ожидая посылку, другую – по получении посылки, потому что нечаянно собрались в город. Конечно, тут и леность имела свою часть. Но и то не без влияния было, что ваших писем неотвеченных нет. Видите, какой ряд аргументов. Потому не извольте укорять меня за неписание.

А вы же что молчите?! Уж не занемогли ли вы опять, и посильнее прежнего? Боже вас упаси!

Иконку получил. Благодарствую. Обе ваши иконки – умиленны. Очень утешают!

Беру ваше молчание, как основание уверенности, что у вас все добре, и снаружи и свнутри, и говорю с вами: слава Богу!

И у меня все добре обстоит. И здоровье исправно, и леность моя удовлетворяется, – и молчит. Потому что дело, которое на руках, делаю очень не быстро. Диадоха, однако ж, кончил. Кончаю главы Иоанна Карпафского. Пойдет и далее.

Вот и нечего более написать! А кто виновата?! – Не Выша, не Выша!

Что матушка говорила о сиротах елецких, то и мне показалось. Но это, кажется, уже прошло.

Теперь, кажется, они ощутили потерю и сердцем. Да хранит их Господь! Они не будут иметь недостатка.

Не знаю только, как там устроилась охрана?

Будьте здоровы, – покойны, и се, вам!

«Грех – гнев Божий. Избегает же сего гнева человек, непрестанно внимая сердцу в молитве, и усердно борясь быть внутрь, – во внутреннейшей своей, неприступной храмине. Ибо привлеки, говорит некто, премудрость во внутреннейщая твоя (сличи Прит.8:12 ; Сир.45:31, 51:18 ); потому что вся слава дщере царевы внутрь ( Пс.44:14 ), говорит другой, – прилагая: сие труд есть предо мною, дoндеже вниду во святило Божие ( Пс.72:17 ), – в гору достояния, в готовое жилище, которое соделал Господь, – во святыню, которую уготовали руки Его». – Это из Иоанна Карпафского – гл.91, только что сейчас переведенная.

Извольте иссосать сию конфетку, на здоровье. Затем, спасайтесь!

Благослови вас, Господи!

Ваш богомолец Е. Феофан.

Что такое сделалось с афонцами, что не шлют «Невидимую брань». Верно нечего делать, как прописать себе: «Терпения – сколько то, смирения – столько, уважения к делам других – столько-то. Столочь все – в ступе благоразумия, – всыпать в стакан слез, и принимать по чайной ложке, как только покажется ропотливость нетерпения. Вот и рецепт.

Письмо 1000. Наставление о взятой на воспитание девочке Дуне. О посылаемых книгах, трудах своих и здоровье. Недозревшие монахини

Милость Божия буди с вами!

Вы очень долго не писали. И я уже начинал думать, не разболелись ли опять до немогуты владеть пером. Оказывается, что вы живы, и помирились с необходимостью еще жить на земле, по земному – для небесного. Благослови Господи!

Кроме обычных духовных дел и занятий, у вас теперь – Дуня. Это вам Бог послал в утешение. Берете ее совсем. Благослови Господи! Это – добре и предобре. Вы хорошо ее ведете. Она решается. Но есть враг, который всюду успевает сеять свое. Да избавит ее Господь.

Посылаю «Невидимую брань». Раздайте, пожалуйста, кому обычно посылал я, о. архимандриту, о. Кассиану, Митрофану и еще кому-то.

Если вы пишете иногда к преосвященному Иосифу, – пошлите ему книжку, и напишите, что от себя шлете, и той красавице можно, если захотите, что читает владыке. Фелицате сам пошлю, и в Елец Мат. Кн. сам пошлю.

Вы просили еще какую-то книгу, какую? Я забыл, в письмах порылся, не нашел. Приложил – 118 псалом. Если не та, скажите, – и пришлю.

Мое здоровье исправно. Глаз служит еще. Долго ли, Бог один ведает. Перевожу теперь, что следует для 3 тома «Добротолюбия». Собеседования Аввы Зосимы, – того, что похоронил и напутствовал Марию Египетскую.

От чего монахини те, не духовны, – а исправны.

Установились в порядках жизни, – и застряли в них. Не внушено им с начала, что все это хорошо, – но по существу есть только стены и крыша, а жильца внутри нет. Так они и остаются. Бывает, что иные из толковых прозревают в конце, и перестраиваются. Для них это легко бывает. С иными это в час смерти бывает.

Благослови вас, Господи! Спасайтесь!

Ваш богомолец Е Феофан. 25 августа 86 г.

Bodrum Holiday Resort & Spa 5*

Бодрум-центр, Бодрум, Эгейский регион, Турция

ОТЛИЧНЫЙ ОТЕЛЬ!

Друзья, Бодрум шикарен своей природой! Была в нескольких странах, и как по мне, то это потрясающе красивое место! Даже Греция проигрывает Бодруму) ну это лично мое мнение!)
Прибыли в отель в 8 утра, но заселили в 14.00, как и положено в европейских странах. Но Турция же не Европа;)) Но! Сервис, отношение, минимальных процент русских и европейский стиль помог мне забыть, что я в Турции!) Жили мы в главном здании, номер хороший, убирали каждый день, полотенца меняли каждый день, и что мне показалось странным — оставив чаевые на кровати, как в принципе и везде считается это принятым, уборщик положил их обратно на комод(может постеснялся взять?)) Отдельное спасибо Дмитрию,представителю coral travel, который предоставил нам карточки для полотенец, чтобы мы могли с комфортом провести время на бассейне, пока нам не дали номера.
Позавтракав, мы сразу же пошли купаться. Море в конце мая конечно ледяное, но в бассейне вода уже успела прогреться. Территория отеля ооочень ухожена, газоны, цветы, деревья, дорожки, все чисто! Виды настолько шикарны, куда не посмотри, что не устаешь любоваться изо дня в день! Про количество ступеней, про которые пишут в каждом отзыве, это реально правда, но начинаешь привыкать через дня 3-4 )))) Но я конечно же не посоветовала из за этого неудобства ехать пожилым людям, так как молодым иногда хочется повесить язык через плечо, когда поднимаешься , например, до анимации. Ну а вообще, после такой разнообразной еды, где хочется все попробовать, а особенно огромный стол сладостей, пирожных и тортиков, которые манят к себе своим изобилием, эти ступенечки помогают сбросить немного калорий ;)) Ну раз уж заговорили о еде, то скажу так — те, кто пишут, что в отеле нечего есть,- реально продирает смех!-и не стыдно так писать! Ну если только там нет экзотических фруктов, устриц с крабами и мяса акулы!-тогда дааааа, не повезло вам,ребят!))))) Очень советую посетить рестораны по записи! Не ленитесь встать пораньше, так как записывают с 8.00 до 10.00 (насколько я помню). Нам всем (компания из 6 человек) там очень понравилось! Рыбный, итальянский, кебаб. Сходите во все. Ну оооочень вкусно! И не верьте тем, кто пишут, что дают тоже самое , что и в главном ресторане,- бред! Мне запомнилась нежнейшая телятина в итальянском и безумно потрясающий кебаб, к рыбе я равнодушна, поэтому твердая 4 )) В течении дня дают мороженое, бери его сколько хочешь! И не по одному в руки, а именно сколько хочешь, а можно вообще ходить за ним раз 10! В общем не стесняйтесь, господа!;)
Пляж. Нууууу, платформа, пирс. Поплавали раза два,три. Но если пройти правее, прям до конца, там будет песочный заход в море, и такая красота! Вода бирюзовая! И чистая! К стати этот отель имеет голубой флаг — самое чистое побережье,вот!)
Ах да, забыла сказать про бар на пляже! Оч вкусная курица гриль!-если еще посолить побольше и с пивком,-ммммм)))))) Лепешки с сыром и картофелем. Ну и салатики и фрукты имеются тоже! А в баре где аквапарк делают оч вкусную пиццу — обязательно попробуйте!) На счет горок — много писали про стыки — да, не очень приятно кататься, но детям нравится, за уши не оттащишь!))
Везде работает wi-fi. Ресепшн,у бассейна, Турк-кафе, аквапарк, даже в некоторых номерах ловит, — удобно! К стати, в Турк-кафе варят бодрящий кофе, очень вкусный, — попросите у бармена и он вам его сварит в турке. Я кофеман, и людям, кто не может без этого жить, очень советую!;) Про алкогольные напитки ничего особенного сказать не могу, всё как и везде, это вам не ultra all inc. и чего то сверх естественного от вина или виски не ожидайте) , пиво не плохое, Efes. Есть апельсиновый фреш в главном ресторане на завтраки по 2 евро.
Анимационная команда этого отеля очень клевые ребята! С самого утра и до вечера они заряжают положительным зарядом энергии, устраивают конкурсы, как для взрослых, так и для детей. Очень веселые, сплоченные, знают свое дело и никогда не сидят на месте, молодцы! Детский мини клуб — устраивали для детей экскурсии по отелю, — ходили в Спа-салон (рассказывали про баню, делали массаж..), на кухню, где готовят повора (как ревизорро проверяли холодильники, продукты..), водили в аквапарк, пока родители отдыхают на бассейне, а также рисовали картины, играли в разнообразные игры.. Моя дочь была в восторге!
Ездили на экскурсию на реку Дальян, где проходит песчаная коса, которая разделяет реку и Средиземное море. Интересно искупаться за одну поездку на отдых в двух морях)) Средиземное конечно куда теплее, чем Эгейское! Проплывали по этой реке наскальные гробницы, обедали в ресторане на реке, кушали голубых крабов (кому интересно, пишите,-расскажу по подробнее). Так как нас было много, когда брали билеты на экскурсию, нам сделали подарок — бесплатный конечно же, — турецкая баня, которая находится в поселке Гюмбет, откуда открывается потрясающий вид на греческий остров Кос, -красивое место!) — Но то, что покупать экскурсии в городе дешевле намного — факт. Брали у Ольги в Директор Туре (про нее тоже здесь много написано!) Прогулялись по набережной, очень необычно и красиво. На Грецию конечно очень похоже. В магазинчиках все дорого, намного дороже чем в Анталии.
Забыла сказать про сервис в отеле — нас всегда все устраивало! На ресепшн работает Наталья, русскоговорящая девушка, которая разъяснит все ваши вопросы. Лично мне отдыхалось комфортно, так как я знаю английский язык. И любой человек на ресепшне поможет вам, если вам что то нужно. Для мамочек — в миниклубе также русскоговорящие девушки аниматоры. В главном ресторане все быстро убирали, в барах всегда наливали, всегда все улыбались и помогали, если это было необходимо. От улыбки станет всем светлей, как говорится. Как вы относитесь к людям, так и они к вам! А те, кто недоволен работой обслуживающего персонала, то видимо не очень добрые люди,простите) Не понимаю также тех, кто пишет что отель хуже 4ки, — видимо вы в четверках не были)))) Езжайте тогда, ребята, в Риксос Сангейт или Премиум Белек, — вас там все устроит, только цена будет иная ;))
Отличный отель! Доброжелательная атмосфера, улыбающийся персонал, который всегда желает вам и доброго утра, и приятного аппетита, всегда здороваются, уделяют внимание вашим детям! Отличный отдых! Спасибо всем, кто делает нам его в этом месте! С удовольствием вернусь в Bodrum Holiday! И с удовольствием советую выбрать именно этот отель!
Если есть вопросы, пишите, по возможности отвечу! Приятного отдыха!

Лучшие платформы для бинарных опционов, дающие бонусы за регистрацию счета:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    Лидер среди всех брокеров бинарных опционов! Бесплатное обучение и демо-счет! Идеально для начинающих и средне-опытных трейдеров.
    Получите свой бонус за регистрацию:

Добавить комментарий